Путешествие на «Атомный остров» — путешествие в «Активную зону»

Выпускники севастопольской школы N 3 начала пятидесятых годов, собравшись на 130-летний юбилей, вспоминали многих одноклассников. Звучало и имя Бориса Фаина.
Рассказывает доктор биологических наук Олег МИРОНОВ:

"В нашем классе даже среди самых активных учеников выделялся Боря Фаин. Он с успехом исполнял героические роли в спектаклях драмкружка, декламировал стихи на торжественных мероприятиях, ораторствовал на собраниях. И носил профессорские очки — верный признак учености, как тогда считалось. Его избрали председателем учкома, и он рьяно выполнял свои обязанности: требовал от одноклассников дисциплины и участия в воскресниках.

А школьной знаменитостью Борис стал в один день, когда учился в девятом классе. В какое-то весеннее утро в школу кто-то принес газету "Слава Севастополя". Быть может, сам Борис. И там почти всю страницу занимал рассказ с подписью: "Б. Фаин, ученик 9 класса школы N 3". Нынешним гимназистам трудно понять, что в то время значило имя на газетной полосе. Но не удивило содержание рассказа, посвященного восстановлению города. Школьники знали, что отец Бориса работает в тресте "Севастопольстрой": о профессиях родителей они говорили между собой. А в кругу строителей имя Александра Тимофеевича называли с уважением.

Кто-то с восхищением, в основном девчонки, а кто-то с подтруниванием, в основном мальчишки, стали с того дня называть Бориса Фаина — "наш писатель". Так оно и случилось, но лет через двадцать.

…Тернистым оказался творческий путь севастопольского школьника. Получив серебряную медаль, Борис Фаин в 1951 году смело направился в Московский университет с надеждой там найти применение своим литературным способностям. Но произошла осечка: время было такое. И тогда Борис Фаин был принят в Симферополе. Через четыре года с дипломом учителя русского языка и литературы Крымского педагогического института (ныне — Таврический национальный университет) он начинал трудовой путь завучем школы в поселке Айвазовском Старокрымского района. Но с мечтой о писательской стезе Борис Фаин не расстался. Со временем ему удалось получить место литературного сотрудника в одной из многотиражек Московской области. Очерки и рассказы Б. Фаина стали публиковаться в столичных изданиях. Его заметили и предложили работу в популярном журнале ЦК ВЛКСМ "Смена". Здесь он трудился первым заместителем редактора более двадцати лет, объездил в командировках почти всю страну, побывал на многих всесоюзных стройках, выпустил первые книжки. Удостоился звания лауреата Союза журналистов СССР".

По инициативе Бориса Фаина в журнале "Смена" появились материалы о Севастополе. Статья доктора биологических наук Олега Миронова привлекла внимание всесоюзной научной общественности к деятельности Института биологии южных морей по охране экологии Черного моря. Там же, более тридцати лет назад, был опубликован фотоочерк о творчестве скульптора Станислава Чижа, ставший своеобразной визитной карточкой севастопольского художника.

"В семидесятых годах прошлого века Борис Фаин в числе первых обратился к проблемам атомной энергетики. Чтобы иметь право писать об этой отрасли промышленности профессионально, он, как настырный студент, изучал научную литературу, вникал в подробности, вырабатывал свои подходы и взгляды на эту тему. Он подружился со многими строителями и учеными. Со временем Бориса Фаина стали принимать как своего и на стройках АЭС, и в научных институтах, и в министерствах.

После Чернобыля в стране возникло общее неприятие атомной энергетики — чернобыльский синдром. В одной из своих книг Борис Фаин привел такой стих, выразив свое настроение:

Кричат страницы и экран.

Словоохотливых — засилье.

Горланят Крым и Ереван.

А ты безмолвствуешь, Россия.

Трещит в Чернобыле листва.

Заразу льют дожди косые.

Бурлят Эстония, Литва.

А ты бездействуешь, Россия".

Борис Фаин написал документальную трилогию об атомной энергетике: повесть об атомном институте "Активная зона", повесть об атомном заводе "Себе подобный", повесть о Калининской АЭС "Атом Удомли". Эти книги по достоинству оценивают те люди, которым они посвящены. Повести открывают и для всех читателей неведомый нам мир науки, техники и их творцов. Севастопольский школьник Борис Фаин сумел овладеть уровнем знаний специалиста и профессиональным мастерством писателя, которые позволили ему сказать и свое слово об одной из сложнейших проблем нашего времени.

Ровно год назад Бориса Фаина не стало. В память о нем живущий ныне в Севастополе его брат Владимир Фаин преподнес в дар библиотеке школы N 3 собрание книг московского писателя.

Другие статьи этого номера