Богатства и тайны Загайтанской скалы

Полтора столетия назад К.Г.Гайтани — высокий морской чин — владел в ближайших окрестностях Инкермана тихим, удаленным от моря хутором. Местные жители называли его по имени хозяина — Гайтаний хутор. А возвышавшуюся рядом скалу — Загайтанской (Монастырской).
В ее массиве выдолблены пещерные храмы, кельи иноков Свято-Климентовской обители. А на плато сохранились стены и башни древней Каламиты. И монастырь, и крепость указывают на то, что Гайтаний хутор — отнюдь не начало богатой истории этой местности. Каламита стояла на страже порта средневекового княжества Феодоро. По обороту торговли порт составил серьезную конкуренцию генуэзскому Чембало (ныне Балаклава). Нет-нет да и вспыхивали военные конфликты из-за влияния в этом районе Черного моря.

В первой половине ХV века самый удачливый князь Феодоро Алексей поддержал им же спровоцированное восстание населения Чембало и овладел этой крепостью и портом. Богатые генуэзские купцы наняли талантливого полководца Карло Ломеллино. Тот со своим воинством отбил у феодоритов Чембало, заодно осадил Каламиту. Ее защитники во главе с княжичем пообещали сдать крепость утром следующего дня, а сами тихонечко оставили крепость задолго до рассвета. Генуэзцы вернули феодоритам Каламиту. Вопрос о союзниках перед более серьезной угрозой со стороны кочевников стоял остро. Тем более что сам Карло Ломеллино не устоял перед крымским ханом в сражении у стен Солхата — нынешнего Старого Крыма.

Во время исторической поездки Екатерины Великой в Крым после его вхождения в состав Российской империи именно между башнями Каламиты было натянуто огромное полотнище парусины. Настал момент — и по сигналу светлейшего князя Потемкина драпировку убрали. Перед глазами императрицы предстала бухта с подошедшими сюда кораблями молодого Черноморского флота. Произведенный на Екатерину Великую и ее сановных спутников эффект невозможно передать словами.

Наверное, достаточно примеров, чтобы проникнуться глубоким уважением к памятникам, сохранившимся на плато Загайтанской скалы и у ее подножия. Среди севастопольцев у Каламиты есть много истинных патриотов, хоть фан-клуб учреждай.

В.А.Рубцов, например, живет на улице Горпищенко, а свободное время вместе с женой Светланой Теодоровной предпочитает проводить на Каламите. Супружескую чету огорчают встречающиеся факты непочтительного отношения отдельных граждан к памятникам старины. Одни кресты, элементы убранства пещерных церквей металлическими предметами царапают, другие мусор от своих пикников на плато оставляют. Владимир Андреевич терпеливо рассказывает людям, особенно молодежи, о расположенных на скале памятниках, их большом значении для науки, их значении как туристических объектов. Часто Рубцовы обращаются за помощью волонтерам, чтобы убрать накопившийся мусор от посещения скалы неряхами. Бывает, и сами засучив рукава берутся за дело.

Старания Владимира Андреевича замечены и оценены администрацией Национального заповедника "Херсонес Таврический". Энтузиасту и любителю истории выдано на руки удостоверение внештатного смотрителя филиала заповедника "Крепость Каламита".

Он радуется большой удаче симферопольского ученого Тимура Бобровского. В одной из труднодоступных пещер им открыт хорошо сохранившийся древний храм. Его глубокое изучение сулит не одну научную сенсацию.

Кто же по профессии сам В.А.Рубцов? Будучи студентом во Львове, он по воле случая стал демонстратором одежды, как в советское время называли манекенщиков. Таким образом Владимир Андреевич подрабатывал, чтобы получить профессию радиоинженера. Он окончил еще один вуз, получив диплом математика. Нынче его увлекла история.

— Наверное, придется поступать на исторический факультет университета, — говорит В.А.Рубцов.

В пользу его по-хорошему амбициозных намерений сделана серьезная заявка. На проходившей в прошлом году конференции историков-религиоведов Владимир Андреевич выступил с сообщением о результатах изучения им в одной из пещер Загайтанской скалы храма Атка (Афка). Мой новый знакомый представил убедительные доказательства в пользу изменения датировки возникновения Атки. До сих пор считалось, что храм появился в ХIV-ХV веках, а Владимир Андреевич относит его основание к ХII веку. На это указывает устройство некоторых важных частей храма.

Интересы В.А.Рубцова не ограничиваются Каламитой. Он участвует в археологических экспедициях, руководимых известным ученым Херсонеса Таврического Т.Ю.Яшаевой. В прошлом году она со своими помощниками вела раскопки древнего городища в районе Казачьей бухты. Делает также энтузиаст археологические разведки во всех концах региона.

Но сердцем Владимир Андреевич все-таки остается в Каламите. Еще предстоит, считает он, ее углубленное изучение. Седые башни крепости нуждаются в срочной консервации. Но на данный момент важно сохранить открытые и неоткрытые богатства Загайтанской скалы.

Другие статьи этого номера