Гремучая смесь

Писатели Ильф и Петров уверяли, что статистика знает все. Например, она располагает сведениями о количестве сделок по купле-продаже и обмену жилья через агентства недвижимости. Но она ничего не может сказать о том, какой процент таких сделок носит криминальный характер, а порой заканчивается трагически. Полной информации об этом нет даже в органах внутренних дел, поскольку они просто не в состоянии раскрыть чертову дюжину мошеннических деяний, совершаемых c участием риэлтеров, нотариусов и паспортистов. Порой под шелест купюр.
Больше года назад были раскрыты обстоятельства убийства пенсионера Локтева с целью завладения преступниками по подложным документам его квартирой. Сейчас в суде рассматривается уголовное дело по факту убийства престарелой женщины молодым гражданином — одним из лидеров преступной группировки. Оба эти дела найдут отражение в отчетах правоохранительных органов о своей деятельности. А вот восторжествует ли справедливость и будет ли дана правовая оценка действиям коммерческого директора агентства недвижимости Виктора Егоршина, обманным путем продавшего квартиру гражданки Ларисы Медведевой и присвоившего деньги за нее, пока сказать нельзя. И тем не менее возьмем на себя смелость представить читателям свою версию событий, которые едва не закончились для женщины трагически.

Жила себе Лариса Медведева в своей однокомнатной на проспекте Генерала Острякова тихо и неприкаянно. Личная жизнь не сложилась. Была замужем, но быстро развелась и осталась в "хрущевке" одна-одинешенька. Было ей за пятьдесят, на второй брак не решилась. Понимала, что у нее уже сложились свои привычки, а семейная жизнь заставила бы перестроить весь жизненный уклад и отказаться от спиртного. Лишиться же этого удовольствия она никак не хотела. И когда однажды к Ларисе с бутылкой портвейна явился Виктор Егоршин, муж ее знакомой, которая была директором агентства недвижимости, она несказанно обрадовалась гостю.

Виктор стал частенько наведываться к одинокой женщине. И всегда с угощениями. Сам не выпивал, но собеседником оказался отменным. И нежадным. Оставлял Ларисе бутылочку "на потом" и тем очаровывал ее. В один из визитов, когда Лариса посетовала на безденежье, гость повел речь о том, что эту проблему можно решить, если она продаст квартиру и купит себе что-нибудь подешевле, а финансовую разницу в выигрыше от этих сделок пустит на житье-бытье. Лариса отнекивалась, хотя к тому времени после смерти матери уже оформила наследство на ее двухкомнатную квартиру и пустила в нее квартирантов.

В мае прошлого года Медведевой исполнилось 55 лет. Переход в пенсионный возраст она отметила затяжным пьянством, которое сердобольный Егоршин поддерживал подношениями алкоголя. В один из дней он пришел без бутылки, но оставил ей деньги, чтобы она сама купила себе спиртного, и, сославшись на занятость, удалился. Лариса, недолго думая, отправилась в магазин. Возвращаясь домой, она вошла в темный подъезд, в котором почему-то перестала светить лампочка. Какой-то мужчина, сдавив сзади за шею, нанес ей тупым предметом несколько ударов в висок и шмыгнул на улицу.

Утром следующего дня явился не запылился Егоршин. Он удивляется синякам на лице подопечной дамы, называет происшествие в подъезде покушением на убийство и во избежание новых бед настаивает на том, чтобы Медведева укрылась от негодяев в лечебном учреждении. Он обещает поместить ее в частную клинику с идеальными условиями содержания. К счастью, работник агентства недвижимости оказывается на автомобиле. Женщина, как была в халате, села в машину. Как же удивилась она, когда повернули на хутор Пятницкого и остановились у психиатрической больницы. Представившись племянником, Егоршин сумел быстро оформить "тетю" на лечение. Ее зарегистрировали, как Тигрову.

Не теряя времени даром, спаситель быстренько продает квартиру болящей, а ее вещи выносит в коридор. Как в таких случаях водится, квартира тут же перепродается. Обеспокоенные исчезновением женщины, соседи пишут письма в милицию с просьбой разыскать без вести пропавшую. В свою очередь коммерческий директор агентства недвижимости, обеспокоенный проколом с выносом вещей и заявлением всполошившихся соседей, забирает Ларису из психиатрички, везет ее сначала на алкогольную подпитку в бар, а затем на показ в милицию: вот, мол, она целехонька и живет у меня. Два милиционера составляют бумагу об обнаружении без вести пропавшей и по странной причине вписывают в эту бумагу фразу о том, что Медведева деньги за квартиру от Егоршина получила сполна. После этого Егоршин вновь водворяет "тетю" в психиатричку, где она пребывает до тех пор, пока однажды случайно не встречается со знакомой медсестрой. Эта встреча положила предел содержанию Медведевой в психиатричке, где она провела взаперти четыре месяца и без лишних проволочек была передана заведующим отделением из рук в руки гению сделок по купле-продаже недвижимости и оказанию медицинской помощи.

На сегодняшний день бумага, составленная в милиции, является единственным свидетельством того, что агентство недвижимости бывшей хозяйке "хрущевки" не должно ни копейки. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы к Ларисе Медведевой не приехала сестра из Питера. Ей удалось восстановить паспорт, свидетельство о рождении, трудовую книжку и другие документы родственницы, которые во время ее нахождения в психиатричке загадочным образом исчезли, принять иные меры.

Отдадим должное риэлтерскому гению Егоршина. Начав трудовую деятельность паркетчиком, он сохранил навык так подгонять одно дело к другому, что комар носа не подточит. Это и пригодилось ему на ниве жонглирования операциями с недвижимостью. Однако не будем преувеличивать достоинств Виктора Егоршина. Его талант не стоил бы и ломаного гроша без союзников, можно сказать, подельщиков. Генеральную доверенность на право Егоршина распоряжаться не только квартирой, но и всей ее собственностью Лариса в состоянии сильного подпития подписывает дома, с трудом держась на ногах. Я видел эту подпись. Нацарапана как курица лапой. Тем не менее у частного нотариуса, которая и в глаза не видела Медведеву, эта подпись не вызывает никакого сомнения и она воспринимает доверенность как правомерный документ. Составление бумаги, в которую вносятся данные о финансовых расчетах агентства недвижимости и его клиента, также наводит на мысль о крышевании со стороны лихого коммерческого директора. Кстати сказать, один из составителей этой бумаги уволен за различные прегрешения на поприще охраны прав граждан. Вызывает удивление и процедура помещения и содержание в психиатрической больнице Медведевой.

Сообщества, сформировавшиеся вокруг Виктора Егоршина и некоторых других риэлтеров, занимающихся куплей-продажей недвижимости, подобны гремучей смеси, которая способна разнести в клочья и нашу нормативную базу, и наши представления о морали и нравственности.

Мы не стали называть истинных имен и фамилий фигурантов этой криминальной истории. Сделаем это в публикации после рассмотрения дела в суде.

Другие статьи этого номера