Рента: как это делается в мире и как это будет в Севастополе

В общем случае рента — это часть дохода от использования любого фактора производства. Соответственно природная рента — часть дохода от использования природных ресурсов.

За редкими архаичными исключениями во всех странах мира разработаны и с успехом применяются способы сбора и распределения природной ренты. В какой-то мере они всегда учитывают интересы общества и одновременно создают гарантии прибыльности бизнеса по извлечению ценных полезных ископаемых, по использованию природных богатств (ресурсов).

Например, в странах Ближнего Востока, где земля богата нефтью и где нефтедобыча была национализирована еще в 50-70-х годах прошлого века, государство собирает природную ренту у нефтедобывающих предприятий в виде налогов. За счет этой ренты власти поддерживают весьма высокий уровень жизни своих граждан, обеспечивают бесплатное образование (в том числе и за рубежом), гарантированное и бесплатное медицинское обслуживание. В Саудовской Аравии школьники также бесплатно получают все необходимые аксессуары (учебники, тетради, школьную форму), школьные завтраки. Любой гражданин без исключения получает там пособия по случаю рождения ребенка, свадьбы, похорон. А Кувейт при рождении своего гражданина открывает для него персональный счет и переводит туда из казны 3000 долларов. В Кувейте за счет доходов от нефти сформирован Общий резервный фонд, который осуществляет практически все государственные инвестиции. Еще там за счет ренты создан Фонд будущих поколений (!), который размещает денежные средства в иных странах, а доходы от этих финансовых операций вновь возвращаются в госбюджет. В итоге целую треть бюджета Кувейт формирует за счет инвестиций за рубежом. Еще раньше Бахрейн начал вкладывать доходы от нефти в развитие современной и надежной банковской системы. Теперь это государство — финансовый центр Персидского залива, что позволит этой стране сохранить достаточно высокий уровень жизни населения довольно продолжительное время после того, как окончательно исчерпается нефть.

Или возьмем как более близкий нам по ситуации другой пример — Аляску. Там в 1976 году конституцией штата был учрежден Перманентный фонд штата Аляска. Фонд создавался как источник инвестиций на отдаленное будущее, когда доходы от нефти неизбежно сократятся. Фонд, неподконтрольный исполнительной власти, аккумулирует до 50% рентных доходов штата. Основной его капитал не может расходоваться без согласия избирателей. Доходы от капитала направляются, во-первых, на защиту капитала фонда от инфляции, во-вторых, перечисляются в виде ежегодных дивидендов жителям Аляски: от 800 дол. на 1 человека в 1980 году до 2000 дол. в 2000 году. Кто из крымчан откажется получать ежегодную ренту в размере $2000?! Не думаю, что найдутся люди, которым эти деньги покажутся лишними…

На сегодняшний день фонд составляет $26 млрд, из которых $20 млрд — его уставный капитал. 37% активов фонда размещены в акциях американских предприятий, 16% — в акциях иностранных предприятий, 35% и 2% соответственно — в американских и зарубежных облигациях, 10% — в недвижимости. Фонд входит в сотню крупнейших инвестиционных фондов мира.

В 1990 году был учрежден Конституционный бюджетный резервный фонд штата Аляска. В нем аккумулируются суммы пени и штрафов от разрешения споров по нефтяным налогам и роялти. Ежегодно решением парламента штата его средства направляются в операционный бюджет штата. Баланс фонда составляет $3 млрд.

Наконец природная рента активно используется международными финансовыми институтами как средство борьбы с бедностью в "депрессивных" странах Азии и Африки. Так, в Нигерии, по расчетам МВФ, при равномерном распределении природной ренты от добычи нефти каждая семья сможет получать по 750 долларов в год. Эта цифра возрастет до 1300 долларов, если к нефтяной ренте прибавится и газовая.

Таким образом, существует два основных вида использования ренты.

Первый предполагает создание специальных фондов, находящихся под контролем государства. Они предназначены для стабилизации расходов государства: это своеобразные компенсаторы, дающие возможность проводить стабильную социальную политику, "гасить" последствия экономических кризисов. Как показывает опыт, такие фонды успешно работают там, где есть крепкое государство — как, например, в Кувейте, или крепкое государство плюс развитое гражданское общество — как в Норвегии. В большинстве других случаев фонды прибирают к рукам особо важные персоны — либо явно, как это произошло в Колумбии и Чаде, либо путем постоянной правки соответствующих законов — здесь особо отличились Венесуэла и Азербайджан.

Второй вид использования ренты — прямое распределение доходов среди населения. Деньги передаются каждому из граждан — перечисляются на их личные счета. Эта схема наиболее удачно реализована на Аляске и в канадской провинции Альберта. Среди наиболее значимых преимуществ этой схемы — практически нулевая "взяткоемкость". Государство не имеет права даже прикасаться к деньгам фонда. На Аляске, где, напомню, каждый житель ежегодно получает от нефтяных компаний до двух тысяч долларов, местным властям было категорически отказано в использовании "нефтяных" денег для латания дыр в бюджете, отказано на референдуме подавляющим большинством голосов. К недостаткам такого непосредственного распределения ренты в первую очередь можно отнести то, что, хотя эта схема сравнительно проста в реализации, ее создание требует особого взаимопонимания и сотрудничества между государством и обществом. В идеале и государство, и нефтяные магнаты должны добровольно и осознанно отказаться от части прибыли в пользу местного населения — а так происходит далеко не везде и далеко не всегда.

Рента, как показывает мировой опыт, — самый справедливый и эффективный из существующих способов распределения национальных богатств. И никакие "частные случаи" и "отдельные недостатки" не могут опровергнуть эту аксиому.

Какой из типов распределения ренты следует предпочесть севастопольцам — пока вопрос не первой важности. По крайней мере, на сегодняшний день. Пока делить вообще нечего. Нужно сначала добиться введения ренты. Заставить "их" отчислять "нам" ренту — вот что сегодня имеет принципиальное значение.

Жизнь сложна и, увы, далека от идеала. Но если люди отказываются от стремления к идеалу, оправдываясь тем, что достичь его трудно, а на каждом шагу нас подстерегают опасные неожиданности, то останавливается сама жизнь. В любом случае, как говаривал Наполеон, "главное — ввязаться в сражение, а там посмотрим". А нам кровно необходимо "ввязаться": прежде всего потому, что это будет сражение даже не за ренту, а за сам Севастополь, за его землю, народ и будущее.

Другие статьи этого номера