Пока белоклювый дятел не тюкнет…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.
Говорят, врачи уже на полном серьезе диагностируют компьютерную зависимость. Проявляется сия хвороба в том, что человек напрочь отказывается от услуг всех СМИ, в том числе и электронных, теряет количественный контроль — не менее шести-восьми часов в сутки проводит за "кампутером", чаще обращается к окулистам, становится замкнутым и вздрагивает при громком озвучивании его имени.

Похоже, что мой дружок Герка, как говорится, поймал этот "кайф". Вначале у него появилась "маничка" на интернетские беспорядочные связи. Ему прислали SMS даже из далекого Кейптауна. Но дальше сугубо платонического свидания на станции Чоп с одной венгеркой дело не двинулось: человек вконец обленился.

Потом он увлекся сложными играми в компьютерные шарики и пирамидки.

Как-то на днях Герман Петрович позвонил мне и попросил прийти в гости. "Я тебе продемонстрирую одну невероятную штуку", — загадочно предупредил он.

И вот я в его холостяцкой конуре. Продравшись сквозь череду беспорядочно приткнутых на столиках и стульях телевизоров, магнитофонов, каких-то электронных запчастей и пирамидок кассет, мы присели с Герой у стола, где стоял более или менее приличный компьютер с плоским экраном.

— А теперь смотри и слушай, — сказал Герман.

Он вынул из ящика небольшую магнитную пленку, перевел запись на компьютер и стал методично "шлифовать" звуковую тропу, вымывая звуки низкочастотного ряда. Все трески и шумы ушли, а моделированные сигналы остались. Некоторые из них, похоже, были отрывками человеческих фраз на русском языке. Я явственно различил такие слова и словосочетания: "северный модуль", "сырный дактиль", "ковер", "секунда", "краевой корт"… Кое-что, согласитесь, сущая бессмыслица.

— И что все это значит? — спросил я.

— А вот что, — торжествующе улыбаясь, ответил Герман. — Я включаю вот этот радиоприемничек и на отметке "ничьей" частоты включаю звукозапись. Потом ищу и в итоге — слова. Думаю, что это голоса давно ушедших от нас людей.

— Но ведь они балаболят неведомо что, — возразил я.

— Не скажи. Иногда я с ними вступаю в контакт и получаю вполне реальные ответы.

Вместо иллюстрации он включил звукозапись и задал вопрос: "Где сейчас корабль моего отца?" (Дело в том, что папаша Германа ходил в это время на сухогрузе вторым механиком под греческим флагом, и когда полчаса назад Герман с ним связался по мобильнику, отец находился на подходе к порту Глазго).

…Эфир шипел и слегка трещал целых десять минут. Затем раздался невнятный голос, произнесший, наконец, цельную фразу. Герман "очистил" ее, и звуковая дорожка компьютера вдруг выдала нагора следующее: "В объятиях Туманного Нибальо".

Мы недоуменно еще раз прослушали запись, и вдруг я хлопаю себя по лбу: "Два идиота! Нибальо — это Альбион! Все сходится…"

Чаще всего однако в ответ мы получали сущую ерунду. Например, Герка спросил: "Я завтра выиграю в лотерею?" В ответ получил "фашистскую гранату": "Зароешь талер, зароешь талер, зароешь талер…"

…Увлечение Германа, кажется, перешло все разумные границы. Он общается таким вот образом с "эфиром" вот уже скоро полгода. Завел большую амбарную книгу, куда вносит все вопросы и ответы.

Один, самый фантастический, есть резон привести. Герман в ноябре 2005 г. спросил: "Когда я умру?" Ответ пришел с четвертой попытки. "Арканзас. Дятел-гигант в клетке".

На первый взгляд, форменная чушь. Но Герман влез в Интернет и после недели блужданий узнал, наконец, что в США в штате Арканзас охотники видели белоклювого гигантского дятла, который в качестве вида якобы вымер аж 50 лет назад. Выходит, надо Герману лишь молиться, чтобы "дятел не клюнул" кого-нибудь вживую…

Другие статьи этого номера