Заплатила за собственную смерть

Страшное горе постигло нашу семью. Умерла моя единственная доченька, которая перед этим за большие деньги прошла курс лечения в частной клинике.
Со смертью моей доченьки осиротели все, кто был рядом: муж — прекрасный семьянин, три дочери, трое внуков. Как нам всем не хватает ее!

Горе невозможно передать словами. До каких же пор будут плодиться в нашем городе клиники, где за деньги берутся лечить все, даже с риском для жизни пациента? Как можно допускать в наш славный родной Севастополь людей, которые, по сути, истребляют наш народ? Где наша власть, где контролирующие органы?

Люди умирают, а рекламирующие деятельность сомнительных эскулапов плакаты висят по всему городу, помогая горе-лекарям без зазрения совести наживать капитал на чужом горе.

После смерти дочери я пришла к лечившему ее врачу, который спокойно сидел в кресле в ожидании следующей жертвы. Увидев меня, он любезно пригласил: "Заходите, раздевайтесь!" А когда я, в черном платке, со слезами на глазах сказала, что пришла не лечиться, а совсем по другому поводу, он засуетился, начал предлагать: "Давайте давление померяю, а хотите, диагностику бесплатно сделаю". Я ответила, что мне ничего от него не надо, пусть только вернет мою дочь, чтобы она могла сидеть здесь рядом со мной. А он мне ответил, что она сама "немного перетрудилась".

Накануне несчастья дочь говорила мне, что заканчивает проходить курс из десяти назначенных ей процедур, после чего у нее будет десять дней перерыва. Она хотела прервать лечение, но врач прописал ей еще три дополнительные процедуры. Оплачивая их, дочь была уверена, что станет здоровой, как ее заверял в этом доктор. А оказалось, что заплатила она за собственную смерть.

Я не врач, всех тонкостей не знаю. Поняла только, что деньги у этого частника на первом плане и что никто моему горю не поможет.

Нелегкая жизнь выпала на нашу долю! В 1969 году похоронила мужа — трагически погиб, находясь в командировке, выполняя задание руководства. Доченьке тогда было 13 лет. Так и выросла она без отца. Жили мы с ней вдвоем, я всеми силами старалась дать ей достойное образование. Все получилось. Она росла прекрасной девочкой, слушалась меня, понимала. А я радовалась ее успехам.

Олечка была прекрасным человеком, любимой женой, хорошей матерью, незаменимой дочерью. И вот все оборвала нелепая смерть. Родные убиты горем, а я… Я всегда была рядом с ними, старалась помочь. Я и сейчас с ними всей душой.

Извините меня, не могу больше писать. Прошу лишь об одном — уберите из нашего города этого горе-доктора!

Другие статьи этого номера