Бриллиантовая свадьба

«Когда женились, Возникло чувство, что это навсегда… Нельзя расстаться!».
14 февраля Абрам Исаакович и Нинель Михайловна Рохлины отмечают 60-летие семейной жизни.

60 лет семейной жизни… Редко кому из супругов выпадает возможность отметить такую дату. Этот юбилей в народе называют бриллиантовой свадьбой. А еще говорят, что самые счастливые браки заключаются в День влюбленных…

О том, что они связали себя узами брака именно в День Святого Валентина, проживающие в нашем городе вот уже более полувека супруги Рохлины узнали, когда праздновали золотую свадьбу. На вопрос, изменилось ли что-нибудь после этого в их отношениях, глава семьи ответил: "А ничего не изменилось. Как любил свою Нинель, так и продолжаю любить, даже еще крепче!"

— Так получилось, что сейчас в день нашей свадьбы весь мир отмечает праздник влюбленных, — рассказывает Абрам Исаакович. — А когда в 1946 году мы пришли в Ленинградский загс на ул. Чайковского в Дзержинском районе, о Дне влюбленных никто и не слышал. Я был слушателем третьего курса военно-морского училища, моя невеста — студенткой Казанского мединститута. Мы пришли и заявили, что хотим расписаться, нас и зарегистрировали. В то время не нужно было месяц ждать до регистрации, и свидетели тоже были не нужны. Мы были очень счастливы. Шли пешком домой, встретили школьного друга, который первым узнал о рождении нашей семьи. Купили четвертушку водки, снедь, пригласили хозяйку квартиры и вчетвером устроили маленькое застолье. А вечером я повез жену в Кировский дворец на танцы… Потом она уехала в Казань, а я остался в Ленинграде…

До войны Абрам Рохлин и Нинель Браусова жили в Казани и учились в одной школе. Оба отличники, комсомольцы, активисты. Общие интересы стали залогом дружбы между десятиклассником и восьмиклассницей. После окончания школы в 1940 году успешному выпускнику не составило особого труда поступить в Ленинградское высшее инженерно-техническое училище ВМФ. Через год грянула Великая Отечественная война, и Абрам Рохлин ушел на фронт защищать Родину. Тем временем его подруга работала на лесозаготовках, являясь студенткой мединститута, дежурила в госпиталях, на "Скорой помощи"… Уже после окончания войны, на последнем курсе института, судьба свела Нинель Михайловну с будущей свекровью.

— Это особая история, — вспоминает Нинель Михайловна. — Когда сдавала экзамены по акушерству, мне надо было роды принимать. Там и познакомилась с мамой будущего мужа. Узнав, что на каникулах я еду с подругой в Ленинград, где учился ее сын, она еще пригрозила мне: "Смотри, голову ему там не вскружи!" В Ленинграде мы с ним встретились, ходили в кино, театры, гуляли по городу. А когда настало время мне уезжать, возникла растерянность: "Как так? Расстаемся? А вдруг он меня потеряет? А вдруг я его потеряю?" В общем, мы решили скрепить наши чувства. Пошли в загс, без фаты, свадебного платья. Когда женились — возникло чувство, что это навсегда… Нельзя расстаться! В Казань приехала сияющая, и свекровь сразу все поняла. Позже муж сообщил ей о нашей свадьбе в письме, после чего родители вместе со мной были приглашены в гости. Так и состоялось официальное знакомство наших семей.

В 1949 году семья Рохлиных приехала в Севастополь. Военный строитель Абрам Исаакович занимался восстановлением главной базы Черноморского флота, а Нинель Михайловна пришла на работу в санчасть тыла флота. Оба талантливые специалисты, сделали успешную карьеру: он закончил службу в звании полковника и в должности заместителя начальника строительного управления ЧФ по экономической работе, она более 28 лет проработала в больнице N3, пройдя путь от участкового врача до заведующей поликлиникой. Супруги вырастили двоих дочерей. Имеют троих внуков, двух правнуков. Прожив вместе шесть десятилетий, они по-прежнему любят и дорожат друг другом.

— Свою Нинель по-прежнему люблю, — признается Абрам Исаакович. — Она у меня умница, отличник здравоохранения. Я ценю ее профессионализм, мастерство, эрудицию. Нинель до сих пор много читает, книги — ее лучшие друзья.

— Когда мы расписались, мне был 21 год, — говорит Нинель Михайловна. — Женились по любви. И только потом я поняла, какой у меня муж ласковый, отзывчивый, любящий. Были бедные, зато с искренними чувствами, которые связали нас на всю жизнь. Я за ним всегда была как за каменной стеной.

— И никогда не ссорились? — интересуюсь у Нинель Михайловны.

— За шестьдесят лет чего только не было! Но серьезных ссор — никогда. Так, по мелочам ругались, но никогда друг друга не оскорбляли. И долго "играть в молчанку" не могли. Часа два от силы не разговаривали. Всегда кто-то из нас делал первый шаг к примирению. В семейной жизни важно уметь понять другого, поставить себя на его место, и если видишь, что не прав — уступить. Сейчас молодые часто ищут выгоду, мужа богатого. Женятся с мыслью, что всегда могут развестись, о чем мы раньше вообще не думали. Венчаются единицы, зато многие предпочитают жить в так называемом пробном браке. В наше время если женились, то с уверенностью, что это навсегда. Наверное, потому и семьи были крепкие, не то что сейчас.

— Шестьдесят лет семейной жизни — серьезная дата. Как будете отмечать это событие?

— К сожалению, те, с кем прошла молодость, уже ушли из жизни. Придут дети, близкие, знакомые. Пожелают здоровья, которого мало осталось. А большего нам и не надо, остальное все есть.

Елена ИВАНОВА.

Фото из семейного архива.

В тему

ГОДОВЩИНЫ СУПРУЖЕСКОЙ ЖИЗНИ

Первая — хлопчатобумажная.

Вторая — бумажная.

Третья — кожаная.

Четвертая — цветочная.

Пятая — деревянная.

Шестая — сахарная.

Седьмая — медная.

Восьмая — бронзовая.

Девятая — генеральская.

Десятая — оловянная.

Одиннадцатая — стальная.

Двенадцатая — полотняная.

Тринадцатая — кружевная.

Четырнадцатая — слоновой кости.

Пятнадцатая — хрустальная.

Двадцатая — фарфоровая.

Двадцать пятая — серебряная.

Тридцатая — жемчужная.

Тридцать пятая — коралловая.

Сороковая — рубиновая.

Сорок пятая — сапфировая.

Пятидесятая — золотая.

Пятьдесят пятая — алмазная.

Шестидесятая — бриллиантовая.

Другие статьи этого номера