Купейный ухажер

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Анатолий появился в нашем купе на маленькой станции Раки (одесское направление). Широкоплечий, веселый, с румянцем в обе щеки. А какой шутник! Уже через минуту нам всем показалось, что он едет с нами в Одессу-маму целую вечность. Люба, моя сестра, как говорится, сразу положила на него глаз. Запала! Уж я-то знаю ее повадки, если мужик пришелся ей по нраву! Тембр голоса меняется, появляется глуповатая улыбка, а вопросы задает ну порой совершенно неприличные…

Толя, кажется, "клюнул", так сказать, на основе взаимности. Вскоре они ушли в тамбур курить, а уж после 11 ночи, кажется, до утра прошушукались на нижнем сиденье.

Надо сказать, что Любаше на мужиков хронически по жизни не везло. Первый ее супруг погиб на лесопилке в Хабаровском крае, второй — просто ушел от нее к другой уже здесь, в Севастополе. Что интересно, в Одессу-то мы ехали с ней также по "семейному" делу — она познакомилась с неким одесситом — Григорием Петровичем — по Интернету. Ну а я вызвалась поехать с ней, чтобы кое-что прикупить из тряпок, составить компанию.

…Утром Люба мне объявила, что ни с каким Григорием Петровичем видеться не желает. Толя, мол, так запал в душу, что она проведет с ним целый день, а потом, если все сложится нормально, приедет к нему в г.Николаев, чтобы познакомиться с родственниками.

Я уехала на Привоз после того, как мы купили билеты на обратный путь, а Люба села с Анатолием в такси — он вызвался ей показать Одессу, где когда-то служил, а теперь вот, мол, после короткого визита на фирму, куда он привез какие-то чертежи, будет свободным, как ветер…

Вечером мы уезжали. Толя нас провожал. Люба показалась мне какой-то заторможенной, но при расставании с Анатолием пообещала ему, что в первых числах ноября (это было в прошлом году) она даст ему телеграмму о своем выезде в Николаев.

…В вагоне она долго молчала, а потом рассказала странную историю. Покатавшись с часок по городу, они, как она выразилась, "завалились" в небольшую гостиничку, решив, так сказать, узнать друг друга поближе в интимной обстановке. Но вот беда — Анатолий показался ей весьма странным. Целует, а губы, как резиновые, — холодные, с каким-то странным привкусом. Короче говоря, ничего путного меж ними не вышло, а Толя сослался на внезапное недомогание. Решили капитально встретиться и проверить свои чувства уже в Николаеве.

Да, еще один пунктик припомнила Люба. Когда в номере она решилась снять кофточку, Анатолий, увидев золотой крестик с цепочкой на ее груди, настоятельно попросил его снять и положить подальше, в сумочку, мол, у него аллергия на золото…

Прошло несколько месяцев. Люба тесно общалась с Анатолием по мобильнику. Он был нежен и настроен на серьезную встречу. И вот в январе нынешнего года она, обговорив с Толей все детали своего приезда к его родителям в г.Николаев, поехала, наконец, в Симферополь, чтобы оттуда двинуться дальше…

Вернулась она уже через три дня. Нахохленная, встревоженная, даже чем-то напуганная. Сутки сидела дома, а потом позвонила мне и назначила встречу.

Мы увиделись, и ее рассказ меня просто ввергнул в шок. Оказывается, свидания с Толей не произошло. Никто ее в Николаеве не встретил, хотя вроде бы и четко договаривались. Она взяла такси и поехала на ул. Генерала Доватора. Там действительно проживала семья Крутовых. Мать Анатолия внимательно выслушала Любу и, горестно подперев рукой щеку, произнесла загадочную фразу: "Опять объявился…" Между прочим, в гостиной у Крутовых висел большой портрет Толи. Только он был изображен в возрасте 20-25 лет.

Рассказ матери ее нового знакомого Любу просто потряс. Оказывается, Толя, сын Светланы Николаевны, исчез аж…15 лет назад, на Алтае, куда поехал в составе группы горновосходителей. Произошел сход лавины, и товарищи его недосчитались…

Что интересно, три года назад вот так же, как и моя сестра, к Светлане Николаевне приезжала девушка из Магнитогорска. С ней в поезде якобы познакомился Анатолий, вспыхнуло взаимное чувство…

Неужели его дух так и не нашел покоя?

Другие статьи этого номера