Вячеслав ВЕРХОДАНОВ: «Даже в самые трудные годы места прописки никто не поменял — ни корабли, ни люди»

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА: Верходанов Вячеслав Геннадьевич, член Наблюдательного совета ОАО «Интеррыбфлот». Академик Украинской технологической академии, академик Международной академии организационных и управленческих наук, член редакционной коллегии журнала «Организация и управление», автор более 35 печатных трудов, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник.

— Вячеслав Геннадьевич, вас давно знают и уважают в городе. По работе на ответственных должностях в рыбацкой отрасли, в руководстве исполкома горсовета. И, безусловно, в качестве успешного бизнесмена в ОАО «Интеррыбфлот», где более десяти лет вы были президентом-председателем Наблюдательного совета. Вы бизнесмен высокого уровня. Предприниматель, руководитель новой формации, хозяин. Какую из этих ипостасей считаете наиболее значимой?

— Мне всегда сложно отвечать на подобные вопросы, поскольку я не люблю себя рекламировать, не часто появляюсь в печати и на телевидении, хотя предложений много, в том числе от различных киевских изданий. Жизнь моя, работа, которой я себя посвятил, всегда на виду. Проводятся различные рейтинги, но я стараюсь уйти от этого, мне неважно, что говорят обо мне, — то ли это моя натура, то ли я так приучил себя. Несмотря на то, что я много прожил в городе и занимал всегда приличные должности, у меня нет особых наград, я к этому не стремился. А вот "Общественное признание" дорого мне, это одно из самых важных признаний заслуг человека.

— Вы и Севастополь. Как складывалась ваша жизнь в нашем городе?

— Я окончил Астраханский институт рыбной промышленности в 1964 году, приехал сюда по распределению. Рыбная отрасль в городе только зарождалась. Начинал в управлении океанического рыболовства, семь лет проработал в океане. Потом два года — зарубежная командировка, обучал арабских специалистов. Работал в управлении материально-технического снабжения главка "Азчеррыбы", пошел в науку, в Центр научной организации труда и управления, который был реорганизован во Всесоюзный научно-исследовательский институт экономики рыбного хозяйства. Здесь находился южный филиал и я был его начальником. Затем меня избрали в горсовет, работал в должности первого заместителя председателя исполкома горсовета. И снова — рыбная отрасль, Госкомитет рыбного хозяйства Украины. Два года был заместителем начальника комитета — Аркадия Николаевича Шестакова. Когда же реорганизовали министерство, нас просто распустили. Помните то печальное время: Киев нас не захотел брать, пришла другая идеология. Вот тогда я со своими сподвижниками решил заниматься тем, чем мы занимаемся и сейчас: рыбной промышленностью.

— Рыбная отрасль и рыболовецкий флот пережили, пожалуй, самые большие потери — и материальные, и моральные. Было много неприятных случаев, наши экипажи за долги застревали в чужих портах, на далеких континентах. На них накладывали аресты, они «оседали» в разных регионах под чужими флагами. Вам удалось не только остаться на плаву, но и развивать производство. Каким же образом?

— Думаю, еще несколько рановато делать окончательные выводы. На наших глазах прошло много всяческих судебных процессов, корабли из одной фирмы уходили в другую. Тема эта все годы оставалась очень спорной, она до сих пор еще не утихла и не потеряла своей остроты. Для нас же главное заключается в том, что мы удержали то количество кораблей, которые нам дали в аренду. Однако в связи с тем, что флот технически стареет, пришлось вкладывать очень большие деньги, чтобы поддерживать корабли в нормальном работоспособном состоянии. Год-полтора назад мы выкупили их и начали резко модернизировать, потому что теория и практика промышленного рыболовства продвинулись вперед, намного совершеннее стали приборы навигации, слежения за рыбой, наведения на косяки.

— У вас большой флот?

— Три корабля — рыбоконсервные заводы типа "Антарктида", один — типа "Марии Поливановой" и два транспортных судна. Ни один корабль не поменял флага. Порт приписки — Севастополь. Экипажи украинские, в основном севастопольские. Все спокойно, открыто, все происходит на глазах. И если раньше, в начале нашей деятельности, мы вынуждены были ремонтировать свои корабли за рубежом, потому что судоремонтные мощности тоже переживали кризис, то сегодня в основном ремонтируем здесь.

— В Севастополе? И налоги идут в Севастополь?

— Конечно. Более того, на новом месте в Камышовой бухте мы построили новый рыбоконсервный завод, где работает около 600 человек. Два года строили. За год освоили. Невиданные темпы. Такого никогда прежде не было — за два года построить завод! Сырье как океанское, так и местное — килька, бычки, толстолобики.

— Время от времени вновь усиливаются нарекания на то, что живем у моря и рыбы не видим. Как вы относитесь к такому тезису?

— Помню, когда приходил к руководству новый начальник главка, тут же на страницах вашей газеты появлялась эмоциональная статья. В Артбухте, например, должен стоять пьянящий запах рыбы. Она должна жариться, вялиться, коптиться. Мне кажется, что сегодня в Севастополе достаточно рыбы, можно купить свежую, мороженую, соленую, копченую, консервы. И не только мы занимаемся в городе рыбной отраслью. Рыночные отношения вступили в силу, и сами собой наполнили прилавки. Однако на рынке все так просто не делается. Надо строить стратегию, проталкивать решения, потому что конкурентов очень много.

— Они есть и у вашего акционерного общества? У вашего бизнеса? Такие же сильные?

— В Севастополе, может быть, и нет. Те, кто в состоянии составить нам конкуренцию, работают в других регионах, например, в Новой Зеландии. Но вообще наш основной продукт не мороженая рыба, а переработка, выпуск консервов, и есть достаточно сильные консервные заводы в Керчи, в других городах, в Одесской области. И россияне завозят сюда часть своей продукции. И Прибалтика. Это понятно: никто не работает на свободном рынке. Иногда становится чуть полегче, но тут же ощущаешь, что увеличивается жесткая конкуренция, кто-то вкладывает капитал: нефтяники, металлисты, потом опять отходят, освобождают рынок.

— Легких дней у вас не бывает?

— Не бывает.

— Вячеслав Геннадьевич, ныне вы — дважды академик. Удивительное сочетание моряка-практика, бизнесмена и ученого!

— Это опять-таки общественное признание. В свое время я защитил диссертацию, стал кандидатом экономических наук, старшим научным сотрудником. Таким было государственное признание. А сейчас создаются академии, в которые добровольно объединяются ученые. За счет своего энтузиазма они двигают какую-то тематику, которая не финансируется. Я весьма активно сотрудничаю с двумя академиями. Одна — организационных и управленческих наук — международная, расположена в Минске. В ее составе многие известные деятели науки из России, Белоруссии, Украины, Польши, Кубы, Китая. Мы регулярно встречаемся на ежегодных конференциях. Это люди, с которыми достаточно даже просто пообщаться, чтобы обогатить свой жизненный опыт и как-то скорректировать жизненные позиции. Есть у нас свой печатный орган — журнал "Организация и управление". Вторая академия — наша украинская — технологическая, там тоже собрано много видных ученых, докторов наук, академиков.

— Вы севастополец. Вы не покинули город в те сложные времена, когда кто-то искал тихие гавани и теплые побережья. И не собирались?

— Я уже свыше сорока лет прожил в Севастополе, здесь сложилась моя семья, здесь родились дети. Я никогда даже не задавался таким вопросом, потому что решение принял давно, еще когда приехал сюда на преддипломную практику, посмотрел на этот город и сам себе сказал: здесь я буду работать. И все. А вариантов в самом деле потом было немало. Мне очень много приходится ездить по различным городам и странам, надо все знать, иметь другие примеры, строить по-новому свою деятельность. Уговаривали переехать в Москву, Киев. Мне же в Севастополе хорошо, легко, потому что здесь своя аура, другое ощущение жизни.

— Безусловно, положение и состоявшийся бизнес предоставляют человеку возможность свободно себя чувствовать в любой ситуации, при разрешении любых вопросов. Вам комфортно в этой жизни?

— Есть простая нормальная вещь — ощущение человека, когда он остается сам с собой, наедине со своими мыслями. Тогда вступают в силу другие ценности — искусство, литература, красота природы, просто нормальное наше бытие. Наедине с собой занимаешься тем, что любишь. А в отношении комфортности… Еще далеко не совершенно законодательное поле бизнеса, в котором мы работаем. Много тратишь эмоций.

— Круг ваших интересов виден по вашему кабинету и даже по офису: живопись, офорты, акварели. Полотна Арефьева, Филиппова, Кобыленкова. Известно, что вы давно и много помогаете нашим художникам. Считаете себя меценатом?

— Меня считают. Мне необязательно стремиться быть кем-то. Наши художники — севастопольские, крымские — очень сильные и талантливые. Они занимают достаточно высокий рейтинг. Я понимаю, что для творческих людей наступил трудный период. Но он пройдет. А помощь нужна.

— Картины — как отдохновение. А чем вы еще интересуетесь? Что читаете?

— Если в самолете и поезде, то какой-нибудь детектив, чтобы отвлечься. А если отдыхаю, то (может, не стоит об этом говорить?) вот перечитал Шекспира, Мольера в издании Брокгауза и Ефрона с великолепными иллюстрациями, рецензиями и комментариями специалистов.

— «Перечитать» — это сейчас такая редкость! В театр пойти на Шекспира — понятно. А вот раритетные издания… Где же можно достать такие?

— В принципе не так-то и сложно пополнять свою библиотеку. В Киеве, например. Можно оставить заказ.

— Вячеслав Геннадьевич, вы многое делаете для города и горожан. Но сами стараетесь быть в тени. Вероятно, поэтому и «не замечены» в политике, в партиях, в политических баталиях?

— Действительно, когда ушел в бизнес, сам себе сказал: это твоя дорога. А политикой пусть занимаются политики. Хотя, конечно, то, как сегодня раскладывается ситуация, мне не по душе. Вспомним, какой сложный был прошедший год. Согласия в обществе нет, потому что две самые сильные политические силы раскололи общество, страну в целом и наш город. Идет ломка, и ничего хорошего я в этом не вижу. Моя симпатия сегодня к тем политическим партиям, которые стремятся к объединению. Какой будет Верховная Рада? Кто станет премьером? Какие сложатся взаимоотношения у премьера и президента? Как будет развиваться государство? Это далеко не последние вопросы, которые мы должны перед собой ставить. И в горсовете нужен оптимальный вариант, чтобы собрались все категории нормально мыслящих граждан, которые болеют за судьбу города. Мы знаем, что идеология идет из Киева, и она не всегда стопроцентно падает на территорию, а все партии стремятся к власти, чтобы завоевать как можно больше полномочий. Ну, придет одна партия. Будет она утверждать свою идеологию. А что другие? Не существуют? Важно, чтобы депутаты объединились не на партийной основе, а на основе чаяний наших горожан. Тогда можно будет решать вопросы. Иначе мы теряем свою самостоятельность. Простой пример: любой банк — в столице, а здесь, в Севастополе — филиал. Он может решать свои вопросы? Никогда. И постепенно власть даже через отрасли переносится в Киев. Давайте вспомним, как мы от этого уходили. Как много говорили, что важно, чтобы одна партия не довлела над всеми, что должна быть демократия. А где же она? По-моему, задача будущих депутатов подойти к решению задачи с точки зрения горожан. Может быть, это слишком романтически звучит, но надо принимать решения исходя из этих позиций.

— Спасибо за беседу.

Елизавета ЮРЗДИЦКАЯ.

______________________

РЕГУЛЯРНОЕ ОКАЗАНИЕ МАТЕРИАЛЬНОЙ ПОМОЩИ:

— Севастопольской городской организации инвалидов войны и Вооруженных Сил;

— совету Ленинской районной организации ветеранов Украины г.Севастополя;

— центру реабилитации детей-инвалидов;

— дошкольному воспитательному учреждению N 122.

— первой городской больнице (хирургическому отделению) в установке кондиционеров, финансировании и приобретении аппарата УЗИ и др.).

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ АКЦИИ, МЕЦЕНАТСТВО:

— финансирование творческой командировки в г. Ялту артистов театра им. А.В.Луначарского на Чеховские дни с постановкой радиоспектакля;

— оказание помощи севастопольскому Художественному музею им. М.П.Крошицкого (приобретение компьютера);

— оказание помощи севастопольским художникам в издании буклетов и организации выставок;

— оказание помощи севастопольским поэтам и писателям в издании книг, историко-патриотических и поэтических сборников.

Другие статьи этого номера