Прежде чем один раз отрезать

В Балаклаве у моих соседей прохудилась, причем резко, труба с холодной водой. Было решено ненадежное железо заменить на не поддающуюся коррозии пластмассу. Но на время демонтажа и монтажа требовалось отключить отнюдь не стояк, как было бы верно, а весь пятиэтажный дом в три подъезда. «Отключим. Проблем нет, только после внесения платы 20 гривен», — ответили из соответствующей службы РЭП-12.
По идее замена столь сложной инженерной сети в «хрущевке», которая со дня ее заселения полвека назад не знала ни одного капитального ремонта, — дело обслуживающей организации, то есть РЭП-12. В нашем случае жильцы сами берутся оплатить замену труб, а с них рэп требует 20 гривен за полуторачасовое отключение дома от водопровода. 20 гривен за поворот вентиля. Соседи не стали спорить. В прихожей на видном месте положили две десятки. Пришли добрые молодцы и сразу привычным движением руки — хоп, и десяток как и не бывало. Лишь после этого вентиль был повернут и фирмачи — сами себе на уме — смогли приступить к делу.
Честное слово, этот случай несколько потряс воображение. Это чувство не оставляло меня несколько дней. С этим чувством я напросился на беседу с директором РЭП-12 В.П.Киевой.

Сравнительно недавно ей присвоили почетное звание "Заслуженный работник коммунального хозяйства Украины". Только ленивый в настоящее время не "наезжает" на рэпы. Их называют предприятиями, целиком дискредитировавшими себя, созревшими для полного упразднения в ходе ожидаемой реформы коммунального хозяйства. Рэпы противопоставляют жильцам. Валентина Парфеновна известна тем, что никогда за словом в карман не лезет.

— Заложниками у обстоятельств, которые сложились в коммунальном хозяйстве, стали и рэпы, и жильцы. Кому-то выгодно без конца ссорить рэпы и людей. Ссорить, чтобы скрыть собственные просчеты.

ГКП "РЭП-12" обслуживает 315 домов. РЭП-12 весьма отличается от родственных предприятий города. 56 опекаемых им домов построены в царское время, некоторые из них — памятники архитектуры, пять домов решениями межведомственных комиссий признаны аварийными, то есть опасными для проживания и подлежащими капитальному ремонту с обязательным отселением людей. Кто-то в Нахимовском или Ленинском районах вздохнет: экая невидаль — памятники архитектуры, аварийные дома, да у нас… Верно, такие дома тоже отыщутся и в центре, и на Северной стороне, и на Корабельной. Сколько угодно. Но на РЭП-12 навесили еще четверть сотни домов в сельской зоне, в Тыловом и Орлином. До них ехать и ехать — 30 километров в один конец, в оба — все 60 километров. Укачаешься, отнюдь не от крутизны поворотов вдоль гор, а скорее от затрат на эти переезды.

Итак, на обновление старого жилого фонда деньги нужны, рейсы в Орлиное и Тыловое без гривенных затрат невозможны, санитарная очистка, считай всей Балаклавы, тоже влетает в копеечку. Часть домов в старой части городка со времен Гомера не канализована. А значит, их жители за "квадрат" платят не по 23 копейки, как везде, а по 21 копейке. Кажется, справедливо, ведь люди лишены элементарных удобств. Так-то оно так. На деле же оборачивается, что нецивилизованный "квадрат" обходится рэпу дороже цивилизованного. Ведь возле старых домов оборудовано, держись, читатель, за стул, 29 выгребных туалетов. Во что обходится их содержание? Об этом знают Валентина Парфеновна и ее сотрудники.

Вот так, хотели мы того или нет, а подошли к бухгалтерии, то есть финансовому положению предприятия. Уже сказано, что тариф за квадратный метр жилой площади установлен в объеме 23 копеек. Установлен тогда, когда минимум зарплаты составлял 118 гривен. Нынче ее увеличили втрое. И В.П.Киева обязана начислять зарплату в требуемом объеме, в противном случае последуют неизбежные встречи с сотрудниками прокуратуры, налоговиками со всеми вытекающими обстоятельствами: актами, штрафами, предупреждениями. Тогда, когда устанавливался тариф, литр бензина, без которого автомобиль не проедет и метра, разве что на аккумуляторе, оценивали в 55 копеек, в 6-7 раз дешевле, чем сейчас. Можете еще вспомнить строительные и прочие материалы. Цены на все резко поднялись, а квадратный метр жилой площади как стоил 23 копейки, так и стоит. Отдельные, да что отдельные, многие кандидаты в депутаты в ходе недавней предвыборной кампании на консервации в течение лет и лет тарифа на чувствах обманутого населения политический капиталец себе составили: как же, защищали интересы людей! На самом же деле подвергли эти интересы серьезным испытаниям. Ведь на 23 копейки ни стоящего специалиста в коллективе не удержать, ни крышу залатать, ни стекло вставить, ни кран заменить. Продолжать? Думаю, не стоит.

Было бы честно депутатам поступить по-иному. Если не даете согласия на повышение тарифа, увеличьте финансирование отрасли. А так ни тарифов, ни денег из бюджета. Ничего. Тариф додержали до того, что в дорожающем мире себестоимость содержания квадратного метра постепенно выросла до 56 копеек при тарифе в 23 копейки.

— Но ведь что-то из местного бюджета вам перепадает, — напомнил я В.П.Киевой.

Валентина Парфеновна назвала сумму из бюджета. Когда ее разбросали на квадратные метры обслуживаемой жилой площади, получили еще 13 копеек на каждый. Всего 36 копеек. До себестоимости в РЭП-12 недобирают целых 20 копеек.

Директор привлекла к беседе работников бухгалтерии. В этом году за счет квартплаты можно собрать 837 тысяч гривен. Обещано 480 тысяч бюджетных гривен дотации. Итог — 1317 тысяч гривен. Но чтобы хоть как-то свести концы с концами, требуется минимум 2040 тысяч гривен.

Кто может поручиться, что доходы от платежей за квартплату составят именно 837 тысяч гривен? Теоретически можно иметь и больше за счет погашения задолженности за прошлые годы. РЭП-12 кое-чего достиг в организации погашения жильцами допущенных недоимок. Но 837 тысяч могут и не поступить в полном объеме. И бюджетная дотация в заданных параметрах может не дойти. И тогда образовавшийся при самых оптимистических расчетах дефицит в 700 тысяч гривен превысит миллион гривен. Где его взять? Не миллион даже, а хотя бы 700 тысяч зримого теперь дефицита.

Очень осторожненько хотелось бы ввернуть в беседе об оптимизации численности коллектива. Но не успел и слова произнести. Валентина Парфеновна сама сказала, что численный его состав поддерживается на отметке 55 процентов. Экономят на дворниках, представителях других профессий. В РЭП-12 не сидят сложа руки. В отличие от многих родственных предприятий здесь научились сами зарабатывать на предоставлении платных услуг. По этой статье в кассу поступило чуть больше 200 тысяч гривен. Но все они ушли на устранение последствий крещенских морозов.

— Без этих денег, — заметила Валентина Парфеновна, — мы бы имели в Балаклаве мини-Алчевск.

В поведении городской власти ощутимо желание сбросить со своих плеч и жилые массивы, а вместе с ними и рэпы, чтобы таким образом решить вопросы финансирования, организации работ. Пусть всем этим, говорят в высоких кабинетах, занимаются кондоминиумы. РЭП-12 не препятствует в этом деле, напротив, всячески способствует их созданию. Но все старания в этом направлении обернулись появлением лишь двух малых обществ совладельцев домов. Остальные не торопятся на вольные хлеба. Самые прозорливые из жильцов здраво рассуждают, мол, где они найдут людей, способных возглавить кондоминиум, людей компетентных, умелых организаторов, честных, наконец.

Валентине Парфеновне и ее людям тоже было бы удобнее снять с себя хомут хлопот с содержанием жилья и возглавить некое предприятие, которое обязательно после предоплаты выполняло бы работы по заявкам кондоминиумов. Но вряд ли скоро мы к этому придем. По поводу же критики в адрес рэпов и их места в системе коммунальных услуг В.П.Киева предложила хотя бы теоретически представить картину. Скажем, пять дней, всего на пять дней рэпы остановили бы свою деятельность. Для наглядности. Вот после этого можно будет понять: отжили рэпы свое или нет.

Это еще надо решиться на недоброе слово в адрес рэпов — предприятий, которым в нашей новейшей истории ни на один год, ни на один день не были созданы условия для более-менее нормальной работы. Что после этого можно с рэпов требовать? Что можно требовать от РЭП-12, когда в его бюджете уже зияет дыра — заложен ничем не покрытый дефицит в 700 тысяч гривен.

Собираясь к Валентине Парфеновне на беседу, хотелось рассказать о соседских двух десятках гривен за поворот вентиля. Но язык не повернулся. А где она найдет иных исполнителей на нищенскую зарплату, которая и выдается не всегда вовремя? Не вина В.П.Киевой — поведение ее подчиненных, а беда ее коллектива. Беда всех нас, беда отрасли.

А.КАЛЬКО.

На снимке: старый дом красив на фотографии, но обременителен для обслуживания. (Фото автора)

Другие статьи этого номера