Холм, который мы теряем

Мама Николаши из классики советского кинематографа — ленты "По семейным обстоятельствам" — была уникальной женщиной. Она настойчиво советовала своему сыну писать исчезающую старую Москву. Сегодня то же самое мы советуем всем севастопольским художникам и фотокорреспондентам. Через пару десятилетий Севастополь может лишиться уютных, утопающих в розовой дымке цветущего миндаля двориков Центрального городского холма вместе с его сдержанно-величественными домами эпохи сталинизма. При условии, если темп застройки исторической части города современными "элитными" домами, кстати, заданный прошлым составом городского совета, сохранится и при нынешних избранниках.

Уже сейчас прогулка по улочкам Центрального холма не принесет пешему туристу ностальгического упоения. Готовая к последнему полету балясина, пока еще венчающая архитектурного красавца послевоенного времени, и самоуверенно рвущийся ввысь, закованный в бетон и сигнализацию шедевр уже современной архитектуры — это реальность некогда нежной и тихой улицы Терещенко. Ее будущее человеку творческому можно представить как "техногенный сюрреализм".

Такого глобального проекта, уже готового к воплощению на склоне между улицами Терещенко и Кучера, исторический центр Севастополя пока не видел. Склон будет просто срезан! На его месте встанет, как всегда, элитный дом. При этом на улицу Терещенко будет выходить 6 этажей, а на спуск Кучеа — семь. На месте старой подпорной стены со стороны улицы Кучера появятся подземные гаражи. Естественно, оборудованные заасфальтированными подъездными путями. Если кто не помнит, напомним, что пока там находится одна из последних в городе брусчаток. И на все это великолепие будет подслеповато щуриться окнами фасада многое видавший двухэтажный старичок, если, конечно, не умрет от ужаса, приняв шум тяжелой техники за налет вражеской авиации.

С сердечными каплями засыпают и жители старых севастопольских улиц. Боятся, что, когда склон будет срезан, вся улица Терещенко со своими балясинами и ржавыми детскими санками "поедет" по глинистому грунту в гости к элитной новостройке. Впрочем, по этому поводу можно было и не волноваться. Перед началом строительства в склон Центрального городского холма на глубину 24 метра войдет 123 сваи в метр диаметром каждая. Так что любимый город может спать спокойно. А что до брусчатки, так, помнится, львовская мэрия еще в начале 90-х годов прошлого века изобрела собственное ноу-хау: поменяла булыжник, помнящий размер обуви европейской знати XVII века, на мусоровозы того же европейского производства. Можно перенять опыт. Но нужно ли?

Ирина КАРАТАЕВА.

Авторитетно

Валентина ЩЕРБИНИНА, заслуженный архитектор Украины:

— Я стою на той точке зрения, что наш центр как архитектурный комплекс давно состоялся. И всякое вмешательство в него новой застройкой нарушает его гармонию, силуэт, а главное — масштаб. Все эти современные дома с мансардами совсем другого архитектурного стиля, сюда они никак не вписываются. Люди возмущаются: "Что это за "сундуки" в центре появляются? Сами по себе эти дома красивые. Но почему бы их не ставить на свободных площадках в новых микрорайонах, чтобы внести разнообразие в типовую застройку? Если строители этого не понимают, то проектировщики должны им подсказывать".

К сведению

В 90-х годах XVIII века на Центральном городском холме селились мелкие ремесленники и торговцы на вынос , нижние чины Черноморского флота. Они покрыли холм норами, землянками и мазанками. В самом начале XIX века верхняя часть холма (улица Соборная) являла жалкое зрелище: здесь процветала подпольная винная торговля, преступный мир — "сбродное сословие" на холме чувствовал себя более чем вольготно. Неофициально Центральный городской холм называли "хребтом беззакония". Но с 1830 года холм стал облагораживаться трудами и тщаниями адмирала М.П.Лазарева. Прошло около десяти лет, и здесь были построены Морская библиотека, Девичье училище, Петропавловская церковь. Поистине наш возвышающийся над городом холм проделал путь из "грязи в князи". Хочется надеяться, что в начале XXI века его обновление будет продуманным и ведущим к новым вершинам холма.

Глас народа

А СТОИТ ЛИ ДЕРЖАТЬСЯ ЗА СТАРИНУ?

Ольга НЕШАТАЕВА, жительница пр. Нахимова:

— Одного хочу: чтобы оставили в покое центр города. Перестали бы в нем что-то придумывать, экспериментировать с архитектурой. Ничего нового нам не надо, не трогайте центр. В городах с историческими и архитектурными достопримечательностями архитекторы стараются поддерживать их, сохранять как память, как большую национальную ценность.

Анна КУШНАРЕВА, Герой Соцтруда, жительница центра:

— Я бывала в больших городах — в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве. Везде строительство идет большими темпами. Но застройка современными домами ведется в новых микрорайонах. Старый Ленинград никто не трогает. И так везде. Да, строить дома надо и в нашем городе. Но мне, например, непонятно: почему в нашей сейсмической зоне упорно возводят высотные дома? Вряд ли это нам подходит. И нужно благоустраивать новые микрорайоны, озеленять. А в центре нельзя разводить строительство, оставим его в таком виде, как есть. Сохраним исторические места для потомков.

Григорий, рекламный агент:

— Я считаю, что любое строительство ведется с разрешения властей, проект обязательно разрабатывается архитекторами. Какие тут могут быть претензии к строителям? Ведь если ничего не менять, так и прогресс остановится.

Валерий АНДРЕЕВ, военнослужащий:

— Строительство больших домов в исторически сложившихся городах должно проходить с большой осторожностью. Не в силу каких-то сиюминутных выгод (строят-то здания люди состоятельные). Важно при этом сохранить исторический пейзаж, старые улочки с небольшими домами. Иначе наш город утратит самобытность. Ведь никто не перестраивает Старую Ригу или тихие улочки в старинных русских городах, таких как Углич. Даже в Варшаве, которая была в руинах после войны, в конце 40-х — начале 50-х годов по кусочкам, с любовью восстановили центр. Для сбора средств среди поляков тогда продавали два вида водки. Одна бутылка водки была обычной. А другая — намного дороже с надписью о том, что средства будут переданы на восстановление центра. И очень многие поляки из чувства патриотизма покупали именно эту водку. Это пример цивилизованного отношения к культурному наследию.

Другие статьи этого номера