Пациент скорее мертв, чем жив, или ЗРЯплата работникам рэпов

Севастополь потихоньку начинает выходить из поствыборного транса. Оно и понятно — жизнь-то идет дальше. И вновь на первый план выходят насущные проблемы. Вопрос работы, или правильнее будет сказать — неработы рэпов, и повышения тарифов на коммунальные услуги не нов и, может, даже набил оскомину. Но как бы он ни муссировался в средствах массовой информации, проблему с повестки дня снимать ох как рано.Говорили о ней и на традиционном брифинге в Севастопольской городской государственной администрации, и на аппаратном совещании. Понятно, что тарифы давно устарели и повышать их надо. Но стоит ли это делать до реорганизации рэпов? Нет. И прецедент уже есть. Около десяти лет назад подобная ошибка уже была допущена. Тогда севастопольцам тоже говорили, что рэпы бездействуют из-за отсутствия средств, а как повысят тарифы — все будет как надо. И что? Эти коммунальные предприятия продолжают деградировать все больше и больше. А про обещанные перемены все как-то забыли. И, между прочим, это неудивительно. Подобная система сама провоцирует работников рэпов становиться дармоедами. А что, сидишь себе, ничего не делаешь, а зарплата капает. Очень удобная позиция. Да еще и в категорию мучеников можно попасть — мол, получку задерживают, платят мало.

А за что, собственно, платить? По официальным данным, денег от населения и дотаций из бюджета хватает только на зарплату сотрудникам и кое-где на уборку мусора. А за что им полагается эта зарплата? Зачем сохранять коллектив, который ничего не делает? Практически во всех рэпах склады с материалами абсолютно пустые, зато сидят на них два, а то и три кладовщика. Абсурд? Перечень можно продолжать бесконечно и в общем, и на частных примерах. Но так как на нас часто обижаются, когда мы начинаем клеймить бездействие и разгильдяйство рэпов в целом, рассмотрим эту проблему на примерах работы двух рэпов — N 10 и N 1.

РЭП N 10 обслуживает улицу Будищева, вернее, должен обслуживать. А что же на самом деле? Список предоставляемых услуг — тайна за семью печатями. По какой проблеме ни обратись — нет мастеров или нет денег. А жители домов на Будищева и не просят никаких "заоблачных" и "нереальных" услуг в виде капитального ремонта, который, кстати, сооружениям 1905-1910 годов постройки (!) очень нужен. Но когда вызов сантехника или иного работника из рэпа становится архисложным делом — это просто немыслимо. В доме N 46 обвалился потолок. Жильцы обратились в рэп, чтобы прислали специалиста, который это запротоколировал бы и компетентно разъяснил, каков должен быть ремонт и можно ли вообще в квартире жить. Прошло четыре года, а специалиста так и нет. В этом случае отговорка об отсутствии финансирования не пройдет, потому как никаких затрат от РЭП N 10 не требовалось.

Нет, нельзя сказать, что все без исключения работники этого рэпа незаслуженно получают зарплату. Есть и исключения — это дворник тетя Вера, хранящая верность улице уже не одно десятилетие, паспортистка и, пожалуй, диспетчер, которая в принципе принимает заявки, вот только дальше действий никаких не происходит. Хотя и с уборкой не все идеально. Тетя Вера метет только свой участок, остальные, удаленные от ее "вахты" придомовые территории, видят метлу исключительно перед выборами.

Или еще один пример, ярко иллюстрирующий не только "работу" рэпов, но и культуру сервиса. РЭП N 1 ответственен за ул. Руднева. В общем, картина очень похожа на предыдущую. Есть дворник, исполняющий свои обязанности на своей территории, паспортистка, а еще диспетчер и сантехник, но уж лучше бы последнего не было вообще. Жительница одного из домов по этой улице и вызвала его, чтобы открыть вентиль с горячей водой. Мастер обещал прийти в четверг. Она отпрашивается с работы и ждет целый день под дверью. Сантехник не приходит, а диспетчер рэпа отвечает, что он осчастливит хозяйку своим появлением завтра. На следующий день история повторяется. И через день тоже. Разгневанная женщина в очередной раз набирает заветный номер РЭП N 1, где отнюдь не вежливая барышня предлагает ей вновь отложить все дела и ждать господина сантехника в течение дня с условием, что мастеру будет вызвано такси. Терпение жительницы ул. Руднева лопнуло, и она, пригрозив звонком в приемную председателя горгосадминистрации, бросила трубку. Через минуту перезвонила испуганная диспетчер и пообещала, что сантехник явится до обеда.

Явление было еще то. На пороге квартиры на Руднева стоял давно и сильно нетрезвый мастер, и было непонятно: он держит чемоданчик с инструментами или чемоданчик его. Поковыряв вентиль минут сорок, горе-мастер его просто сломал: "Хозяйка, я сделал все, что мог. Сварочка тут нужна…" Выставив сантехника за дверь, хозяйка обратилась к частному мастеру, который молниеносно приехал, "поставил диагноз", столь же оперативно съездил за необходимыми материалами, все починил и представил измученной женщине чек за купленные им комплектующие и свою работу.

На этом бы историю можно было и закончить, сделав вывод, что РЭП N 1 полностью дискредитировал себя и единственный выход при каких- либо неполадках — обращаться к частным мастерам. Но надо внести последний штрих. Ровно через полгода очень ранним субботним утром в квартире нашей героини раздался телефонный звонок: "Алло, это вас РЭП N 1 беспокоит. Сварочку заказывали?" Выводы, думаю, сделаете сами. Как сами и решите: стоит ли в эту систему, давно прогнившую и живущую паразитическим организмом на теле городского хозяйства, вливать средства путем повышения тарифов?

Другие статьи этого номера