У алтаря древнейшего монастыря

Было еще раннее утро, и солнце только показалось на горизонте, когда мы выехали из города. Улицы устилал густой туман, да такой, что в нескольких метрах ничего не было видно. Наш УАЗик двигался с небольшой скоростью по спуску к Ялтинскому кольцу. Так же не спеша мы проехали Сахарную Головку и свернули на грунтовую дорогу. Туман все не рассеивался. Проселок, проложенный вдоль леса и горных плато, привел в Терновку. Отсюда и начался наш путь на гору Шулдан.Водитель Константин Гудков решил подниматься по крутому горному склону на автомобиле, в то время как наша группа из трех человек стремилась укрепить ноги тяжелым затяжным пешим подъемом. Честно, это не так уж просто. Каменистый грунт уплывал из-под запыленных кроссовок. Километровый подъем показался вечностью. На плато нас уже ждал с улыбкой Константин.

Здесь, наверху, не было и намека на туман, светило солнце. Наши волосы трепали порывы прохладного ветра, освежая разгоряченные тела. Виды, открывшиеся перед глазами, иначе как сказочными назвать нельзя. Внизу виднелись крыши домов, густой лес на склонах гор, Севастополь же был закрыт облаками.

Мы развели костер и устроились вокруг на траве, чтобы окончательно отдышаться. Константин предложил посетить местные достопримечательности. Он повел нас на край горы и указал путь, по которому предстояло спуститься к подножию. Это была деревянная лестница из жердей, скрепленных проволокой и гвоздями. Было немного страшно спускаться по ней. Каждый шаг сопровождался треском и вибрацией. Оказавшись на твердой земле, мы увидели небольшой забор. За ним открылась пещера, изобилующая ходами. Здесь работали люди.

Проводник сказал, что это древний христианский монастырь, вырубленный в скале, по приблизительным подсчетам ученых, около 1600 лет назад. В то время Русь еще не была крещена. Это случилось на несколько столетий позже появления этого сооружения.

В течение веков периодически предпринимались гонения на христиан в Римской империи. Люди и сами уходили из родных мест. Но это не могло сломить веру людей, и они стали вырубать храмы в скалах, где и молились. Этот христианский монастырь является у нас одним из самых древних. В 2003 году началось его возрождение. Финансирование взял на себя севастопольский предприниматель Игорь Гудзь. В Терновке он построил подворье с часовней.

Реставрация монастыря ведется руками граждан, которые добровольно решили прийти к Богу. Это люди различных слоев населения. Все они являются послушниками, живут, работают и молятся здесь.

— Все, что вы видите, из дерева, — признался Костя, — в том числе лестницы и забор, сделано моими руками.

Теперь нам стало ясно, откуда у нашего проводника столь глубокие познания в истории здешних мест. Как оказалось, он тоже нашел свое призвание в служении Господу.

Костя повел нас по вырубленным в скале комнаткам. Первой была трапезная. Здесь в вытянутой пещере с низким потолком установлен деревянный стол под полиэтиленовой скатертью. Рядом у маленького окна сложена небольшая печь, на стенах православные иконы и тускло горит свеча.

Затем мы проследовали вдоль скального выруба к небольшой двери с ликом Христа и текстом молитвы под ним. Это была келья послушников. Таких здесь несколько. Чтобы войти в нее, пришлось наклониться. Это маленькое помещение, в котором стоит небольшая двухъярусная кровать. Окно вырублено в стене, рядом на подставке стоит открытая Библия, а в углу все так же тускло горит восковая свеча.

У следующей двери Константин остановился, перекрестился несколько раз и поклонился. Это и было главное помещение монастыря — небольшое, чуть шире трапезной. Повсюду иконы и алтарь у дальней стены. Пещерная церковь.

Мы услышали тихий шепот за спинами. Обернувшись, я увидел человека с Библией. Это был один из послушников.

— Молимся Господу три раза в день, — объяснил Костя.

Я обратил внимание на небольшой проем в стене, закрытый решеткой. Увиденное за ней поразило. Внутри лежало множество древних человеческих останков.

— Это кости нескольких первых епископов, — предупредил мой вопрос Константин. — Всего их захоронено в округе 34 человека. Многие из них до сих пор покоятся в усыпальницах. Кстати, порой здесь наблюдается чудо. Некоторые из костей время от времени мироточат. Монастырь и зовется Епископским. Теперь я покажу вам святой источник, — сказал он, увлекая за собой.

По узкой лесной тропе, идущей вдоль скалы, прошли от монастыря метров пятьдесят. Мы услышали легкий стук топора. Вскоре сквозь ветви деревьев показался человек. Волосы у него были до плеч, а лицо украшала длинная борода. Сидя на корточках, он очищал от коры ствол дерева. Рядом в скале виднелся небольшой проем, заполненный водой. В камне над образовавшимся озером был четко обозначен выдолбленный много веков назад крест.

Завидев гостей, послушник встал, обнял каждого и поцеловал в плечо. Так совершается приветствие в христианских традициях.

— Этот человек побывал во всех храмах России, — чуть слышно прошептал Костя. — Придя к нам, он обнаружил скудный ручеек, пробивающийся из земли. Когда он его откопал, оказалось, что это древний источник. Когда очистили камень от земли, скрывавшей родник, обнаружили крест. Недавно это место освятил балаклавский священник.

Мы отправились в обратный путь, поднявшись по той же шаткой лестнице. На плато я обратил внимание на необычное сооружение. Это были круглые невысокие стены из камня-"дикаря". Их возводили послушники.

Костя рассказал, что это будет часовня примерно в шестнадцать метров высотой. Строится она своими силами из подручных материалов. Помогают и паломники, которых здесь очень много, особенно летом. По традиции каждый прихожанин должен положить три камня в стены сооружения, что мы и сделали.

Спускаться было гораздо легче. Мы шли молча, каждый думал о своем и в то же время об одном и том же.

Другие статьи этого номера