На шпиле Матросского клуба

Современное словообразование позволяет назвать покорение архитектурных украшений вроде шпиля на Севастопольском Матросском клубе шпилингом. Но это, конечно же, не спорт, а работа. Промышленный альпинизм позволяет оперативно и малозатратно взобраться туда, куда строительные леса не достают или установка их сопряжена с большими трудностями.Шпиль Матросского клуба не ремонтировался со дня его установки. Некоторые стекла лопнули и осыпались. На других — золотая амальгама потускнела, отслоилась. Стекла целы, но чернеют пустотой. Уголки из листовой нержавейки, удерживающие стекла, потеряли часть крепежных винтов. Возможно, что нержавеющие винты выпали от вибрации шпиля при сильном ветре.

Необходимость ремонта шпиля назрела давно, но только сейчас, в ходе капитального ремонта здания, до шпиля дошли руки — руки верхолазов. Их функцию сегодня выполнили Михаил Бабич — мастер спорта по скалолазанию и Сергей Стрельцов — известный альпинист, скалолаз, спелеолог, горноспасатель. На первом этапе перед ними поставлена задача: подняться на вершину шпиля к самой звезде и закрепить там страховочную веревку, с помощью которой можно будет к объекту ремонта добраться реставраторам или же верхолазам.

Технология подъема по шпилям или колоннам известна давно. Теоретически все просто. Практически каждый раз необходимо корректировать тактику движения в зависимости от обхвата колонны и от свойств ее поверхности. Высотники использовали по две веревочные петли, охватывающие шпиль. При нагрузке петли затягиваются и выдерживают вес человека. Поочередно нагружая петли, можно передвигать свободные. Вот этим и объясняется необходимость работы в паре. В противофазе напарники перемещают свои свободные петли. В ходе работы скалолазам приходилось следить за тем, чтобы не зацепить металлическим снаряжением стекла и не разбить их. К тому же внизу на отделке фасада работали строители. Как бы им на головы ничего не спустить.

Субботним апрельским утром на Историческом бульваре ветер даже листву не шевелил. На башне Матросского клуба, у основания шпиля, ветерок уже давал о себе знать. А на вершине шпиля, под самой звездой, чувствовалась качка. Можно представить, какую нагрузку испытывает шпиль во время урагана. Металлическая колонна, служащая основанием декоративной одежды шпиля, при длине в 18 метров прогибается, как удочка. Снизу ее изгиб невооруженным глазом практически не виден, но висящий на вершине шпиля высотник отлично чувствует и направление, и амплитуду движения звезды.

Задача, однако, была выполнена. Высотники закрепили веревку и спустились на площадку башни клуба. В ближайшие дни работы по реставрации шпиля будут продолжены. Из 21 квадратного метра остекления предполагается заменить семь. За 55 лет резиновое уплотнение стекол превратилось в хрупкую массу. Кое-где выпало. Даже для замены отдельных фрагментов "одежду" шпиля придется разбирать полностью. Стоимость ремонтных работ приблизительно такая же, как и при замене всех стекол.

А что касается шпилинга, так альпинисты-верхолазы во всех странах мира посетили уже практически все макушки архитектурных памятников, проводя контроль их состояния и по необходимости их ремонт. Каждый такой объект по-своему уникален и требует творческого подхода. Потому они и привлекают альпинистов, в большинстве своем людей творческих, изобретательных и не очень тщеславных. И все же…

На вершине Эвереста сколько руками ни размахивай — никто снизу не заметит. А здесь, в центре Севастополя, один взмах руки — и полгорода думает, что привет послан именно ей или ему. Да и рабочий день у высотников нормирован. Шпильмейстер может и адреналин погонять под звездами (точнее, под звездой), и пивка в тот же день хлебнуть, любуясь из-за столика какого-нибудь барчика на площади Ушакова выполненной своими руками работой. Есть все же преимущества у шпилинга перед высотным альпинизмом.

Другие статьи этого номера