Конвертация исторической памяти

Генеральный план и концепция развития города разработаны с учетом того, что военно-морская база Севастополь постепенно трансформируется в культурно-исторический и туристический центр. Окончательно такое преобразование завершится в довольно отдаленной перспективе. Но уже сейчас местные органы власти и общественность должны проявлять заботу о сохранении всего, что представляет историческую ценность, может вызвать интерес у туристов и привлечь их в наш славный город. И дело не только в пресловутом наполнении бюджета, но и в том, что прошлое, когда оно хранится в нашей памяти, является частью настоящего.

К сожалению, мы не всегда следуем этой простой истине, предаем забвению прошлое и прерываем связь времен. Вот несколько примеров, которые уподобляют нас иванам, не помнящим родства.

Известно, что советские военные стратеги, наученные горьким опытом Крымской войны, перед Великой Отечественной для защиты города с моря и суши установили на северных подступах к Севастополю и вдоль его побережья артиллерийские батареи, которые в ту пору были образцом инженерного, фортификационного и оружейного искусства. Эти батареи долго сохранялись и в мирное время, хотя уже не имели военного значения. До 2002 года на Феоленте был башенный дивизион с комплексом обслуживающих сооружений, обеспечивающих его автономию по продовольствию, воде и электроэнергии. Но вот пришли сюда с газорезками фирмачи и разделали башенные орудия, электростанцию и силовые кабели на металлолом.

С приехавшими туда по звонку нашего читателя журналистами "металлисты" общаться не стали, фотографировать запретили и послали газетчиков на три буквы. Сейчас от трехбашенного дивизиона остались одни воспоминания. Та же судьба постигла орудия на западном берегу Балаклавской бухты и другие артиллерийские батареи. Их разделали на металлолом с благословения Министерства обороны Украины, создавшего в Севастополе специализированное хозрасчетное предприятие по утилизации военной техники. Хозрасчетники так вошли в раж, что, скосив все батареи, как зайцы трын-траву на поляне, принялись за продажу за бугор кораблей.

Возможно, демилитаризация сознания генералитета — дело благое. Если она корректируется социальной культурой, чувством гражданственности. Допускаю, что каким-то военным объектам в наше время государственной финансовой нищеты место лишь в мартене да у чужого причала. Но под горячую руку в обмен на валюту идут и уникальные объекты, достойные памяти и поклонения. Вот сейчас решается судьба подводной лодки "Запорожье". Ее после ремонта могут продать иностранному государству. По мнению министра обороны Украины Анатолия Гриценко, содержать эту небоеспособную субмарину просто как реликвию накладно, а вырученные от ее продажи деньги можно пустить на оплату службы контрактников.

Министру, конечно, виднее, как лучше поступить. Либо проесть деньги за субмарину уникального проекта, на которой парни из всех областей Украины в разные годы совершили восемь дальних походов, несли боевое дежурство в Атлантике и Средиземном море. Либо сохранить ее для морской державы как исторический экспонат. Он тоже будет приносить доход. Правда, не вдруг. Но нам, как всегда, надо все сразу и немедленно. Не отдает ли это психологией временщика, исповедующего принцип: после нас хоть потоп?

Аналогичная история на Черноморском флоте России. Здесь продали корабль управления ЧФ "Ангара". Приобрела его итальянская компания "Ellci Trasporti srl". Какой был резон у итальянцев приобретать корабль еще 1940 года постройки? Они соблазнились тем, что у "Ангары" уникальная история. Корабль был заложен на гамбургской судоверфи "Штулькен-Зон" в 1937 году. Он назывался "Aviso Hella" и ходил под флагом командующего подводным флотом Германии гросс-адмирала Карла Деница. Согласно историческим документам, на "Aviso Hella" бывали Геринг, Гиммлер, Гесс. На молебнах здесь присутствовали Гитлер, другие руководители третьего рейха. После передачи в конце 1945 года "Ангары" в состав ВМС СССР на ней останавливались Сталин, Ворошилов, Молотов, Подгорный, Микоян, Хрущев, Жуков, Василевский, Рокоссовский, Баграмян, руководители стран Варшавского договора, космонавты, короли и премьер-министры многих стран мира. На "Ангаре" снимались десятки документальных и художественных фильмов.

Последний капитан "Ангары" Виктор Клименко считает, что продажа корабля, имеющего уникальную богатейшую историю, является большой ошибкой, и горько сожалеет о таком решении. Эта сделка прошла мимо внимания руководства города. Оно могло бы договориться с Россией, чтобы навечно оставить "Ангару" в качестве исторического экспоната в Севастополе. Впрочем, сделать это, вероятно, поздно. ЦКБ "Черноморец" уже получило от итальянской фирмы заказ на проектные работы по ремонту корабля на судоремонтном предприятии Севастополя.

Да простит меня читатель, если я завершу эти заметки фразой американского писателя Остина О`Малли: "Память — это полоумная баба: собирает яркие тряпки, а хлеб выбрасывает". В данном случае речь идет о хлебе национальной истории, которую нельзя конвертировать ни в какую валюту. Ну не валютные же мы менялы.

Хотелось бы узнать, как отнесутся к этой тираде наши читатели.

Лев БЛЕСКИН.

В тему

СОВЕТСКИЕ АВИАНОСЦЫ СМЕНИЛИ ПРОФЕССИЮ

В 1972 году был спущен на воду первый советский авианесущий крейсер "Киев", который вошел в состав Северного флота России. Через двадцать лет в связи с недостатком средств, износом механизмов и вооружения авианосец был выведен из боевого состава флота и в качестве металлолома продан китайской фирме за 8,5 миллиона долларов. Китайцы резать его передумали и решили использовать крейсер в коммерческих целях. Его отреставрировали и ошвартовали у причала города Тяньцзинь в парке развлечений "Веселый порт", раскинувшемся на 100 квадратных километров.

Авианосец, на палубе которого установлены штурмовики ЯК-38 и вертолеты Ка-25, вызывает большой интерес у туристов. Каждую неделю, заплатив 15 долларов, на его палубу поднимается более 40 тысяч человек. Владельцы крейсера уверены, что со временем число экскурсантов удвоится. В подобном развлекательном центре стоит и крейсер "Минск", также проданный Россией Китаю. Говорят, что тяга ко всему военному у китайцев в крови.

Другие статьи этого номера