Чаша горечи

…Виновата я, ох как виновата! На душе груз, да, видно, поздно уже каяться. Была у меня семья. Муж, правда, сильно пил. Познала я с ним и нищету, и чужие углы, и оскорбления. Родила дочку — для себя, чтобы на старости лет опора была, но радости от материнства не испытала. Работала на нескольких работах, чтобы хоть как-то концы с концами свести. Казалось, не видать мне уже в жизни счастья, да встретился в это самое лихое для меня время один мужчина. До него не знала я ни доброты, ни ласки, а он меня вниманием и заботой окружил. В общем, влюбилась я в него, да так, что голову потеряла. На все была готова ради любимого человека.

Муж хоть и пьяница был, но уйти от него я не могла — квартира держала. У любовника моего комнатка маленькая была, а еще вместе с ним там мать его старенькая жила. Стала я планы строить, как от мужа избавиться. О смерти его всерьез не думала, хотя в душе тайно желала, чтобы это случилось. Удобный случай представился. Подпоила я его, подливала водки, не жалея. А потом драку сама затеяла. Он в жизни на меня руку никогда не поднимал, а тут вдруг с ножом кинулся. Пьяный был сильно, а я не испугалась. Вытолкала его из дома и двери закрыла. Он пьяный всегда купаться на озеро ходил. Я всякий раз за ним бежала, чтобы не утонул. А на этот раз не пошла. Ночь дома просидела, а наутро мне соседи сообщили, что он утонул. Вот так я и освободилась от мужа-пьяницы.

Сошлись с любовником, но счастье длилось недолго. Любила я его, оберегала не хуже матери родной. На моих харчах отъелся, гладкий стал. Работать он, как выяснилось, особо не любил, да я от него многого и не требовала. Он моложе меня был. Боялась, что уйдет к другой. Как-то дочка пожаловалась, что он к ней пристает. Я на нее накричала, оскорбила. Кончилось все тем, что он ее изнасиловал. Девочка забеременела, а я, как об этом узнала, сгоряча выгнала их обоих из дома. Дочка моя такого не выдержала, повесилась. А о нем я по сей день ничего не знаю. Да и знать не хочу.

Уехала я далеко. Думала, легче будет. Да время меня не лечит. Так и остался тяжкий камень на душе. И жить не хочется, и не жить не получается. Грех на мне большой лежит, потому и не живу, а только мучаюсь. И ничего мне больше не надо, разве что хлеба кусок да стакан воды. И что так долго смерть меня не находит? Видно, не испита еще до дна моя чаша горечи…

Другие статьи этого номера