Я всегда понимаю людей — часто им просто больше не к кому обратиться

За четыре года работы в Верховной Раде Украины IV созыва лишний раз убедился, что в законодательном органе должны работать прежде всего профессионалы, юристы, а не демагоги и популисты. Поскольку законодательная работа требует глубоких знаний в сфере юриспруденции, отечественного и международного права, опыта реализации законодательных норм на практике. А одного, даже искреннего, желания помочь в этой работе мало — надо знать, как это можно сделать.Учитывая наказы избирателей, в Верховной Раде Украины прошлого созыва мною было сразу определено четыре стратегических направления законотворчества.

Первое: разработка и принятие закона "О городе-герое Севастополе".

За это время работы в парламенте удалось найти наиболее компромиссный вариант урегулирования статуса Севастополя (законопроект 3187-1), который, вместе с тем, максимально отстаивал бы права севастопольцев, с чем четыре раза соглашалась и Верховная Рада Украины, принимая законопроект значительным большинством. Вместе с народным депутатом В.А.Заичко была проведена колоссальная работа. Законопроект прошел "все круги парламентского ада", стал единственным среди 4-х предложенных, и только недальновидная политика Президента и личные амбиции некоторых его сторонников и советников не позволили запустить закон в действие.

Второй вопрос, который сильно беспокоил не только севастопольцев, но и большинство жителей южных и восточных областей Украины, — это проблема функционирования русского языка. Она особенно обострилась со вступлением в силу с 1 сентября 2005 года Гражданского процессуального кодекса Украины и Кодекса административного судопроизводства, которые в обязательном порядке устанавливали использование в судах исключительно украинского языка. В русскоязычных регионах на практике это привело к серьезному снижению принципа состязательности и возросшему числу недоразумений и ошибок в судебном заседании, конечным результатом чего стало нарушение прав человека и значительное сужение возможностей их защиты. Поэтому уже в октябре 2005 года мною был предложен законопроект N 8285 "О внесении изменений в некоторые законы Украины (о языке судопроизводства)", который возобновлял права русскоязычных граждан выступать в суде и получать всю судебную документацию на родном для них языке. При этом все издержки на обеспечение этого права возлагались на государственный бюджет.

Но проблему русского языка необходимо решать в принципе. Одним из первых моих действий в парламенте прошлого созыва стала совместная с Леонидом Грачом подготовка законопроекта N 2549 от 17.12.2002 г. "О внесении изменений к статье 38 Конституции Украины" о придании русскому языку статуса официального". Кроме этого, в ноябре 2005 года мною вместе с депутатом М.С. Комаром на суд парламента был вынесен законопроект "О придании в Украине русскому языку статуса официального" N 8461, который не только определяет русский язык в Украине как официальный, но и гарантирует и регламентирует его использование во всех сферах жизнедеятельности общества. Оба законопроекта пока блокированы комитетами Верховной Рады, но искренне надеюсь, что новый созыв парламента решит эту проблему, и приложу для этого все усилия.

Третьим приоритетом моей работы стали законодательная борьба с бедностью, повышением цен и невыплатой заработной платы, обеспечение пенсионеров, детей войны, малоимущих и молодежи надлежащими социальными гарантиями; защита социально-экономических программ Севастополя и трудящихся от массовых увольнений после прихода новой власти. Четыре года подряд — 2003-й, 2004-й, 2005-й, 2006-й — в государственный бюджет Украины мною вносились предложения, обуславливающие обеспечение социальных гарантий этим категориям граждан. Было направлено 32 депутатских запроса от имени Верховной Рады Украины для решения этих и других проблем. Предложено несколько законопроектов.

И четвертым общегосударственным направлением стало реформирование государственного управления, отечественной системы защиты прав человека, правоохранительных органов и усиление борьбы с коррупцией.

Значительная работа была проделана во время Конституционной реформы, над проектами законов Украины "О Кабинете министров Украины", "О Президенте Украины" и "О Всеукраинском референдуме".

Все четыре года шла упорная работа по проекту нового Криминально-процессуального кодекса Украины, который пришел бы на смену уже полностью устаревшему кодексу 1961 года. Новый проект принимался 2 раза в первых чтениях (законопроекты N 3456-1 и N 3456-д). Более 500 предложений, большинство из которых было принято, я лично внес в его текст. Но позиция министров юстиции фактически блокировала процесс принятия кодекса на финальной стадии.

Вторым важным законопроектом этого направления стал законопроект "О прокуратуре" (в новой редакции). На сегодня очевидно, что прокуратура, как один из главнейших государственных институтов, который без существенных изменений функционирует еще со времен СССР, остро нуждается в реформировании, особенно в свете Конституционной реформы и выводов Венецианской комиссии. Активная работа по законопроекту была остановлена практически в то же время и по тем же причинам, что и по УПК, хотя ещё в марте 2004 года законопроект также был принят в первом чтении.

Много усилий мною было приложено и к улучшению законодательной базы борьбы с коррупцией и организованной преступностью. Например, мною были инициированы законопроекты: "О внесении изменений и дополнений к закону Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" (об уполномоченных на оперативно-розыскную деятельность) — N 2456 от 26.11.2002 г.; "О внесении изменений к Кодексу Украины об административных правонарушениях" (об ответственности в сфере государственных закупок) — N 4347 от 07.11.2003 г.; "О принятии Стратегии противодействия коррупции" — N 8252 от 06.10.2005 г.; "О внесении изменений к Кодексу административного судопроизводства Украины" — N 8620 от 20.12.2005 г.; "О внесении изменений в закон Украины "Об адвокатуре" — N 8667 от 27.12.2005 г.; постановления "О принятии за основу проекта закона Украины "О борьбе с коррупцией" — N 3169/п от 14.04.2003 г.; "О принятии за основу проекта закона Украины "О внесении дополнений к закону Украины "О борьбе с коррупцией" (касательно субъектов коррупционных деянь)" — N 5315/п от 07.05.2004 г.; несколько других законодательных инициатив в этой сфере.

Тяжёлой была борьба и за права избирателей на президентских и парламентских выборах. Так, законопроект N 8465 от 16.11.2005 г. "О внесении изменений в закон Украины "О выборах народных депутатов Украины" (касательно порядка создания территориальных избирательных округов) был направлен на выравнивание числа избирателей в территориальных избирательных участках на территории Украины и уменьшение очередей на избирательных участках. Как вы помните, властью была искусственно создана ситуация, когда избирательный округ в Житомирской области мог состоять из 106 тыс. избирателей, а в Донецкой — более чем из 300 тыс. избирателей. А законопроект N 8687 от 18.01.2006 г. "О внесении изменений к некоторым законодательным актам Украины касательно обеспечения реализации избирательных прав граждан" решал другую острую проблему парламентских выборов — ошибки в списках избирателей — путем обеспечения гражданам возможности исправить ошибки в своих личных данных прямо в день выборов по решению суда.

В целом мною было предложено 22 законодательных предложения и изменения к еще более чем 20-ти законодательным актам.

Предыдущий опыт, приобретённый в прокуратуре и налоговой администрации, пригодился и в работе с обращениями и просьбами граждан. Может быть, именно поэтому удалось решить большинство вопросов, поднятых более чем в 1000 моих обращений как депутата, как первого заместителя главы Комитета Верховной Рады Украины по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, как заместителя главы Временной следственной комиссии по вопросам проверки соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Но много вопросов, с которыми обращались севастопольцы, хотя с моей стороны и было приложено немало труда, так и остались нерешенными. И проблема в этом случае состоит не только в ограниченности полномочий и контрольных функций депутата (фактически единственное, что он может, — это написать обращение или направить запрос), но и в систематической политической несостоятельности Верховной Рады IV созыва, отсутствии у некоторых моих коллег достаточной стойкости, а у парламента как органа — реальных рычагов контроля деятельности исполнительной власти по всей вертикали и главное — реализации принятых законов на практике. Самый лучший закон в нашей стране уже давно действует по известному в народе "принципу дышла". Создалась идеальная среда для исполнительного произвола и злоупотреблений — Конституционный суд далеко, суды и прокуратура парализованы политическими разборками и финансовым контролем со стороны исполнительной власти.

Сам же процесс прихода "оранжевой" власти был связан с нарушением прав миллионов граждан Украины, в чём я лично убедился, защищая их выбор в пользу Януковича Виктора Федоровича в Верховном суде Украины поздней осенью 2004 года.

Часто для того, чтобы быть услышанным, приходилось не только писать обращения и говорить, а буквально кричать с трибуны Верховной Рады Украины от имени людей, чьи права были растоптаны, как это произошло в 2005 году в ситуации фактических репрессий десятков тысяч государственных служащих после прихода новой властной команды. Когда сам Президент с удовольствием рапортовал сначала о 18-ти, а потом о 20 тысячах уволенных государственных служащих. Когда по всей стране гремели так и не доказанные дела Ризака, Колесникова и многих других. И это было только начало. Тогда, 8 апреля 2005 года, в Верховной Раде Украины специально созданная рабочая группа под председательством первого заместителя главы парламента от имени четырех профильных комитетов поручила мне выступить с позицией законодательной ветви власти по поводу задержания Колесникова и продемонстрировать присутствующим — министру внутренних дел, генеральному прокурору Украины и украинскому обществу — то, что беспредел в нашей стране не пройдет. В значительной мере именно жесткая позиция парламента и деятельность специально созданной Временной следственной комиссии по вопросам проверки соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина, где меня избрали на должность заместителя главы, остановила ту волну репрессий по мотивам политической неблагонадежности, которая началась после президентских выборов. Защищая права Бориса Колесникова, Ивана Ризака, художественного руководителя Национального академического театра русской драмы им. Л. Украинки Михаила Резниковича, тысяч других граждан, комиссия смогла продемонстрировать власти, что ей не удастся утвердить в Украине "революционный режим" превыше Конституции и законов Украины.

На таком политическом фоне только изнурительная работа с законодательством и формирование общественного мнения для давления на нерадивых чиновников помогли удовлетворить большинство просьб севастопольцев хоть что-то сделать, чтобы в нашем городе жилось лучше. Но скажите мне: в какой развитой стране мира депутат парламента ведет километры газа, покупает форсунки в котельную, чтобы не замёрзли 92 тысячи гагаринцев, ремонтирует сельские дороги и школы, занимается бытовыми проблемами граждан? Это нонсенс — всё это прямые обязанности исполнительной власти и местного самоуправления. Но я всегда принимаю проблемы людей близко к сердцу — часто им просто больше не к кому обратиться.

В преддверии начала работы Верховной Рады Украины пятого созыва все мысли возвращаются к проблемам законотворчества парламента 2002-2006 годов — захламленности законодательного процесса откровенно лоббистскими, экономически не подкрепленными и такими, которые фактически ничего не регулируют законопроектами. В потоке подобных "инициатив" "утонуло" много действительно нужных для общества законов, а ещё больше не было принято вовремя. А если посмотреть на это с учётом Конституционной реформы, станет понятно, насколько пагубна для нашего общества такая ситуация. "Законодательная деятельность парламента нуждается в усовершенствовании" — это очевидно, и это тема моей статьи в "Голосе Украины" за 30 августа 2005 года. И главную роль здесь должны сыграть комитеты (как в ведущих западных странах) Верховной Рады и общественность, создав подобие "сита" на пути злоупотребления со стороны субъектов законодательной инициативы своим правом законотворчества. К сожалению, на эти предложения не обратили должного внимания руководство парламента и депутатских фракций, народные избранники предыдущего созыва. Но я верю, что новый парламент будет мудрее, захочет учиться на чужих ошибках, а не на своих, и повернется-таки лицом к инициативам по улучшению законодательного процесса.

Другие статьи этого номера