Соловей мой, соловей…

В Севастополе живет потомок славного Дельвига.
С потомком древнего рода Дельвигов, украшением которого является знаменитый Антон Антонович Дельвиг — поэт, лицеист, друг и единомышленник Пушкина, я встретилась совершенно случайно. Впрочем, как верно подмечено философом, ничего случайного в жизни происходить не может. Во время знакомства с севастопольским Дельвигом, думаю, журналисты меня поймут, невозможно было не удержаться от вопроса вовсе не праздного : «А не имеете ли вы отношение к тому самому Дельвигу?» На что «наш» Дельвиг ответил просто: «Имею» и обещал при случае рассказать обо всем подробнее.
Случай, как говорится, ждать не заставил. И вот мы сидим напротив друг друга, я и человек, носящий фамилию, знакомую многим еще по школьным учебникам литературы. К слову, Дмитрий Петрович удивительно похож на далекого предка, автора известного стихотворения «Соловей мой, соловей…», положенного на музыку Алябьева.

КОРНИ…

Род Дельвигов тянется от Тевтонского ордена немецких рыцарей. До сих пор на германской земле стоит их родовой замок. В Россию Дельвиги, скорее не одной семьей, а целым родственным кланом, попали в екатерининские времена. Царица раздавала земли в Поволжье, там и осели Дельвиги, основав крупнейшую на Волге судоходную компанию, владея поместьями и служа государю.

Отца Антона Антоновича Дельвига, дворянина и титулованного барона, высочайшим повелением назначают комендантом Кремля. Благодаря столь серьезному посту Антона зачисляют в Царскосельский лицей — элитное учебное заведение при дворе, попасть в которое даже детям знатных особ было весьма проблематично. Здесь, в лицее, Антон Дельвиг знакомится с юным Сашей Пушкиным, здесь он посвящает новому товарищу свои первые рифмованные строки. Пушкин не остается в долгу, помните: "Дай руку! Дельвиг, что ты спишь? Проснись, ленивец, сонный! Ты не под кафедрой сидишь, латынью усыпленный…"

Хотя насчет лености однокашника гений русской поэзии явно преувеличил. Перу Антона Антоновича принадлежит более 160 сочинений, самобытная поэзия Дельвига, его романсы, сонеты, идиллии и в особенности русские песни до сегодняшнего дня хранят свежесть поэтического обаяния.

Несмотря на то, что Дельвиг не был ярым приверженцем декабристов, на Сенатскую площадь он не попал лишь из-за того, что заболел ангиной. Об этом он говорит в послании к В. Кюхельбекеру: "… я должен был стоять в одном строю с декабристами". Вслед за этим Антон Антонович выпускает журналы социал-демократической направленности, его достаточно прогрессивные статьи завоевывают широкий круг читателей.

14 января 1837 г. в возрасте 33 лет Антон Дельвиг уходит из жизни. "Никто на свете не был мне ближе Дельвига", — писал Пушкин под впечатлением понесенной утраты… После себя поэт оставляет двух дочерей. А вот у его двоюродных или троюродных братьев, живших на Волге, родились мальчики. Таким образом, мы подошли к главному: прадед севастопольца Дмитрия Петровича Дельвига происходит из тех самых поволжских Дельвигов, которые находились с поэтом в непосредственном родстве — на сегодняшний день точнее сказать что-либо трудно. И вот почему.

Дед Дмитрия Петровича Николай Андреевич Дельвиг, родившийся в 1899 г. в городе Вольске в семье офицера, рано осиротел. Революция застала его в Петербурге, откуда почти мальчишкой он ушел в 1-е Красное ополчение, затем в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Далее судьба занесла его на Дальний Восток. Уже в чине подполковника примерно в 1937 г. Николай Андреевич вышел в отставку. Вероятно, не последнюю роль в принятии именно такого решения сыграли сталинские репрессии, вплотную коснувшиеся армии.

Надо ли объяснять, по каким соображениям всю свою сознательную жизнь этот весьма незаурядный человек скрывал свое истинное происхождение? В родном Вольске ему пришлось бросить все, полностью уничтожить семейный архив.

На Дальнем Востоке Дельвиг женится, там у него появляется сын, однако семья распадается. В 1937 г. уже со второй супругой Николай Андреевич приезжает в Крым. До начала Великой Отечественной отставной подполковник работает на вертолетном заводе, занимаясь гальваникой. Здесь в послевоенное время он и закончил свою трудовую деятельность. Войну же Николай Андреевич, по одному ему известным соображениям, прошел рядовым, победу встретил в Праге, за боевые заслуги был награжден орденом Славы. К великому сожалению, так и унес с собой Дельвиг все перипетии истории своего рода, говорить о котором до последних дней жизни не считал возможным.

Его сын Петр Николаевич, уже коренной севастополец, окончил строительный факультет СПИ, четверть века прослужил в армии. Последняя должность — начальник военно-инженерной бригады ПВО Севастополя. Правда, прежде чем осесть в белокаменном, семье военного пришлось немало поколесить по необъятным просторам бывшего Союза…

…И КРОНА

Мой собеседник Дмитрий Петрович Дельвиг вопросом: "Кем быть?" не страдал — пошел по стопам отца, деда и прадеда. До момента развала СССР был офицером — политработником, второе высшее образование у Дмитрия Петровича — юридическое. Сегодня он трудится в управлении судебной администрации Севастополя.

— Дмитрий Петрович, чувствуете ли вы — потомок известного рода — некий особенный отпечаток на своей жизни?

— В отличие от знаменитого предка я никогда не занимался литературой. Стихи начинал писать мой младший брат, но время тогда было перестроечное — неопределенное, и с этой стези ему пришлось сойти. Сейчас увлечен сочинительством мой 14-летний сын. Илья пробует себя не только в стихах, он автор двух историко-фантастических романов, пока, правда, не опубликованных, победитель городских литературных конкурсов среди школьников. Мечтает стать журналистом, хотя в его возрасте говорить об окончательном выборе специальности рановато.

— Быть представителем фамилии Дельвигов обязывает?

— Да, наверное.

— А когда вы уяснили для себя, что являетесь потомком того самого Дельвига?

— В школьные годы. Дети растут по-разному, я был беспокойным ребенком, которому родители в назидание не раз напоминали о том, что следует быть достойным своей фамилии. Теперь мне очень хочется заложить какие-то общечеловеческие понятия и ценности своим детям.

— Вы хорошо знакомы с творчеством предка? Чему отдаете предпочтение?

— В нашей семейной библиотеке есть книги практически со всеми его сочинениями. Тем не менее Пушкина я люблю больше.

— Несколько слов о вашей супруге. Выходя замуж, она знала, что вы не просто однофамилец Дельвига?

— Жена — уроженка Симферополя, экономист по образованию. Безусловно, она знает ситуацию, очень поддерживает и гордится ею.

— Кто-нибудь из рода Дельвигов еще занимался литературным творчеством профессионально?

— Увы, весь дореволюционный период истории семьи утерян. Его восстановлением занимается сейчас моя двоюродная сестра Полина Дельвиг, внучка Николая Андреевича Дельвига от первого брака. Она — журналист, председатель общества Дельвигов в Москве (такое общество существует и в Германии), в качестве сценариста работает на центральном телевидении. Вообще-то настоящее имя сестры — Анжела, Полина же — псевдоним, под которым в печать вышло уже 15 ее книг. Думаю, любительницам женских детективов они известны. Кстати, благодаря "Славе" Анжела сумела восстановить с нашей семьей прерванную много лет назад связь. (Дмитрий Петрович имеет в виду интервью с ним, опубликованное в "Славе" полгода назад. Анжела прочитала его с помощью Интернета на сайте газеты. Дальше севастопольских Дельвигов ей помогли разыскать друзья. — Авт.).

— И последний вопрос: чему вы отдаете предпочтение в повседневной жизни и минуты отдыха?

— Конечно, читаю. Кроме специальной литературы, в основном публицистику. Люблю русскую баню, охоту, рыбалку. Хотя интересы и взгляды у человека периодически меняются. Впрочем, основные мои принципы остаются неизменными: стараюсь жить прямо и открыто, чтобы, знаете ли, не было стыдно смотреть в глаза ни собственным детям, ни окружающим…

Ирина ЦЫГАНОК.

__________

Когда известно, куда ведет путь, по которому идешь, и трудности, и препятствия, и неудачи — все воспринимается и переносится по-другому, гораздо легче. Однако не менее важно знать и то, с чего этот путь начинался… А знаете ли вы, уважаемые севастопольцы, кем был ваш прадед, существуют ли в вашей семье многолетние традиции, хранятся ли реликвии, передающиеся по наследству, и пробовали ли вы отследить историю своего рода? Газета приглашает к диалогу всех, кому, по-хорошему бравируя, есть о чем поделиться с читателями.

Другие статьи этого номера