Глюки с вещественными доказательствами

Всегда ли объяснимы галлюцинации? Всегда ли так называемое развитие ультрапарадоксальной фазы, приводящей человека к затормаживанию возбуждения в силу форс-мажорных обстоятельств, вызывает противоположное представление в виде… голосов, шумов, музыки и т.д.? Если идти дальше, то на смену акустическому эффекту присутствия невидимок может, оказывается, прийти и визуальная галлюцинация. Чем она вызвана и чем объяснима? Только лишь камерным содержанием обессиленного одинокого человека, когда в его мозгу возникают эфемерные видения? И эфемерные ли?
Вопросов много. И на последний наука пока не дает вразумительного ответа. Вот почему мы сегодня предоставляем слово севастопольцу Герману ШАДАЛУ, человеку, который однажды в своей жизни попал в неординарную ситуацию, из которой сумел чудом выйти, но… вопросы остались.

— В моей жизни, как страница биографии, Дальний Восток возник сразу после хрущевской оттепели, в начале 60-х годов. Из Севастополя по вербовке мы втроем отправились на ДВК в далекий городок Корсаков, требовались матросы на рыболовецкие сейнера. Однако я до Сахалина так и не добрался. В уютной столовке на 1-й Русской речке во Владивостоке меня буквально за пять минут "перевербовал" симпатичный, очень к себе располагающий человек — Сергей Зверев, рассказывающий завораживающие воображение подробности об охотниках за женьшенем в Уссурийской тайге, о старательской удаче, о деньгах, которые, как поется в блатной песне, "словно с неба сыплются"…

Короче говоря, вскоре я вместе с ним уже трясся в видавшем виды "пазике" по таежной трассе в совхоз Красногвардейский. Там мы поселились у одной вдовы, бравшей за постой всего лишь литр спирта в неделю.

Я опускаю все подробности нашей полуторамесячной охоты за диковинкой природы — женьшенем. Зверев, кстати, не обманул, в райцентре не стояли за ценой хороших корней этого растения, но…

Тут-то я и подхожу к главному. Как-то в тайге мы с Серегой разделились, условившись, что встретимся у дальнего ориентира — верхушки расщепленной молнией лиственницы. Прошло 1,5 часа. Вдруг я услышал, как тревожно загудели кроны таежного зеленого сообщества — налетел ветер, ливанул дождь. Через час я понял, что заблудился. Пошел наугад, продираясь через молодой кедровник.

Внезапно стал осознавать, что ноги буквально вязнут, пошла торфянистая почва. А дождь не переставал. После того как я провалился в вязкую слякоть почти по пояс, мне стало тревожно за свою жизнь. Слева виднелся остов толстенного пня, туда я и подковылял. Прошло полчаса. Вокруг меня уже на десятки метров простиралась покрытая рваной зеленой ряской водяная поверхность.

…Что у меня было с собой? Полбуханки хлеба с салом, пачка махорки, коробок спичек (штук десять всего-то), охотничий нож, нехитрое устройство для промывки корней женьшеня. Все.

Прошла ночь, непогода не смирялась. Я, конечно, не спал, так, урывками, придремнул минут на тридцать в общей сложности. К вечеру, честно говоря, уже запаниковал. Ветровка с капюшоном промокла насквозь, я дрожал и взывал к господу Богу.

…Через сутки, честное слово, я ничего уже не соображал. Наступил момент, когда вдруг мне стали слышны голоса… детишек. Особо звонкий девчоночий голос явно напоминал мне мою сестру, но я тут же себя одернул: она же утонула еще в нашем раннем детстве!

Потом явственно я стал различать звуки гитары. Молодой сочный мужской басок уверенно выводил мою любимую песню Булата Окуджавы "Синий троллейбус"…

Потом опять провал в памяти на несколько часов. Я давно уже использовал свой нехитрый съестной запас, опустел и коробок со спичками. Но что это? Я расплющил веки глаз и вдруг увидел, как ко мне на резиновой лодочке подплывает мой старый университетский друг Петька Завадский. В знакомой неизменной красной ковбойке, с узкой кожаной полоской на лбу — он таким образом всегда усмирял копну своих вьющихся черных волос.

Я не виделся с ним, кажется, лет пятнадцать. "Это ты, Петик?" — прошептал я и попытался приветственно улыбнуться. Он лучезарно глянул мне прямо в глаза и сказал: "Я, конечно, это я. Давай-ка, дружбан, выбираться из этого дерьма".

Он затащил меня на свой резиновый плотик, укрыл невесть откуда взявшимся одеялом, и я отключился…

…Нашли меня абсолютно обессилевшим на восьмые сутки лесорубы из соседнего совхоза. С ними был и Серега Зверев. Это он поднял тревогу, когда так и не смог найти меня. Но мои робкие вопросы о Петьке Завадском вызывали и у него, и у врачей совхозного здравпункта одни лишь сочувственные улыбки: "Натерпелся парень. Бредит…"

Конечно, все можно списать на мое беспамятство. Но как понимать вот что? В кармане моей ветровки оказалась зажигалка. На ней были выгравированы буквы "ПЗ". Это был мой давнишний подарок Петьке Завадскому на его 25-летие…

От редакции

Вот как описывает в одном из эзотерических журналов появление звуковых "глюков" испытатель Е.Терещенко: "Уже целый месяц я слышал в нашей абсолютно звуконепроницаемой камере по ночам голоса, органную музыку, пение Козловского, хор, визг, завывание, голоса животных. Я никому не говорил об этом, боялся, что примут за сумасшедшего. Перед самым выходом мой напарник Стас признался, что слышал органную музыку и хор мальчиков. Молчал он по тем же соображениям, что и я".

Обычно после акустических галлюцинаций приходят галлюцинации визуальные. У Терещенко на десятые сутки появилось ощущение, что в камере находится некто посторонний. А через некоторое время врачи обнаружили, что испытуемый ведет с кем-то беседу.

Удовлетворительного объяснения подобных явлений (если не считать приведенного выше) пока нет. Более того, некоторые эксперименты полностью опровергают каноны психиатрии: когда пермский врач-психиатр Крохалев помещал больных со слуховыми и зрительными галлюцинациями в экранированную от внешних электромагнитных воздействий камеру, галлюцинации прекращались.

Другие статьи этого номера