Ленивы мы и равнодушны —

эти слова А.С. Пушкина привел В. Казарин, размышляя над судьбой Поэта и поэзии, традициями и долгом.
Беседа с председателем оргкомитета Международного Пушкинского праздника в Крыму, заведующим кафедрой, проректором Таврического национального университета им. В. Вернадского, профессором, депутатом Верховного Совета АРК В.П. КАЗАРИНЫМ.- Владимир Павлович, нынешний Пушкинский праздник юбилейный: тридцатый. Программа его проведения в Гурзуфе чрезвычайно насыщенна: «круглые столы» ведущих пушкинистов и музейных работников Украины, России, Белоруссии, встречи поэтов и писателей с читателями, «открытые микрофоны» у памятников, концерты поэтов и бардов, посещение музея, акты дарения. И всегда — масса народа. Почему?

— Пушкин с нами всегда — от младых лет до самой смерти. Такое ощущение, что мы любили его еще до того, как он родился, потому что, как правильно сказал один из философов, Россия будто бы жила ожиданием рождения Пушкина, и он должен был завершить строительство здания русской культуры, которое столетие за столетием воздвигали его великие предшественники, напрягая все свои духовные и физические силы. Но нужен был Пушкин для того, чтобы это здание достроить и достойно завершить. И он пришел и выполнил тот подвиг, который был на него возложен свыше. Мы гордимся тем, что последнее, как говорили в XIX веке, партикулярное письмо было адресовано именно сюда, в Гурзуф. Он писал в этом письме о том, как любит эту землю, как тоскует по ней, о том, что здесь колыбель его Онегина. Мы рады, что истинные поклонники Пушкина неутомимо, десятилетие за десятилетием добивались, чтобы память его была достойно увековечена. Крым стал первым регионом тогдашней России, где еще при жизни Пушкина ему начали устанавливать памятники. Мы гордимся и тем, как провели 200-летие А.С. Пушкина. Поставленный тогда в Бахчисарае трехметровый бронзовый памятник поэта является самым большим на всем пространстве СНГ. Установка памятных досок и знаков, учреждение памятной медали, издание книг и научных сборников и, пожалуй, самое главное — возрождение музея Пушкина в Гурзуфе — все это вплетается в наш венок памяти А.С. Пушкина.

— Почему же этот музей был открыт лишь в 1989 году? Ведь место это знаковое: здесь, в бывшем доме генерала Раевского, в августе-сентябре 1820 года жил и творил молодой поэт.

— Музей этот с очень трудной судьбой. Наши предшественники еще в довоенную пору дважды открывали музей Пушкина, однако по непонятным причинам он закрывался. Вопрос о музее поднимался снова и снова, и вот в 1989 году все наконец-то состоялось. Но даже за последующие 16 лет тучи трижды сгущались над музеем Пушкина под самыми разными предлогами. В последний раз были настойчивые притязания новых хозяев санатория "Пушкино": верните нам это здание (прежде здесь проводились водные и физиотерапевтические процедуры), и мы вам дадим другое для музея. "Так Пушкин ведь там не жил!" — "А какая разница, напишите на табличке, что жил"… Вот такой незатейливый подход: какая вам разница?! И это были чиновники довольно-таки высокого ранга. Попробовал бы кто-нибудь во Франции предложить: "Давайте перевезем музей Гюго куда-нибудь в другое место". Такого чиновника немедленно бы сняли с работы за саму только высказанную мысль.

— Музей удалось защитить. И поклонники Пушкина по-прежнему приходят на поклон к поэту. Причем приходит много молодежи и детей.

— Наверное, это тоже стало в известном смысле испытанием: действительно ли мы преданы Пушкину, действительно ли готовы его защищать и преодолевать препятствия? В Пушкине есть что-то эпохальное и в то же время что-то переломное, катастрофическое. И пушкинские праздники в последнее время проходят в неспокойные периоды. То у нас итоги президентских выборов, то итоги парламентских выборов и затянувшаяся политическая пауза. Это, наверное, что-то пророчит, что-то нам всем обещает. Мы такая, в общем-то, страна (я имею в виду и Россию, и Украину), где не соблюдаются традиции долга. Вот сейчас на конференции был представлен доклад нашей гостьи из Санкт-Петербурга Екатерины Басаргиной. Речь идет о судьбе Пушкинских премий — они то назначаются в конце XIX столетия, то потом закрываются, снова возрождаются и снова прекращаются.

И вот близкий нам пример. 24 мая отмечался День славянской письменности и культуры, день великих просветителей Кирилла и Мефодия. Этот праздник впервые в новые времена в 1986 г. был организован в Мурманске Виктором Масловым, а затем пошел по городам. В 1989 г. праздник пришел в Киев. В 1993 г. центром его стал Херсонес. И это понятно. Мы в Крыму стараемся особенно тепло отмечать этот день, потому что наша земля помнит и визит Кирилла в Херсонес, и книги, писанные "руськими" непонятными письменами (загадка, которую до сих пор не могут разгадать ни историки, ни филологи), и обретение мощей Климента Римского. Но вот парадокс: в Болгарии, где не были лично ни Кирилл, ни Мефодий, где работали их ученики, позднее выкупленные Византией из рабства, там этот праздник является государственным уже более ста лет. А у нас (в России и Украине) этот праздник стал государственным в одном случае 15 лет назад, в другом — еще меньше. Стыдно, конечно. И это в государстве, где письменность насчитывает более тысячи лет!

Вот такая характерная черта присуща нам, о которой можно по Пушкину сказать: "ленивы мы и нелюбопытны". А когда начинаешь влезать в историю праздника славянской письменности, то выясняется, что в 1863 г. была попытка учредить его и учредили Кирилловскую премию, но праздник продержался неполных два года и закрылся, а премия — восемь лет и тоже прекратила свое существование.

— Тем не менее Пушкинский праздник поэзии живет в Крыму, несмотря на сложности времени, уже тридцать лет.

— Все — и забвение, и созидание — делается человеческими руками. Низкий поклон и благодарность человеку, который этот праздник в Крыму начал проводить, нашему соотечественнику, замечательному поэту, к сожалению, ушедшему из жизни, Леонарду Кондрашенко. Потом он передал бразды правления в руки Героя Социалистического Труда поэта Михаила Дудина. Эти два человека создали духовный праздник под названием Международный Пушкинский праздник поэзии в Крыму. А в последние годы честь вести эти праздники выпала мне. За эти годы пушкинский Гурзуф видел всех выдающихся поэтов ХХ века: Бориса Чичибабина и Бэллу Ахмадулину, Евгения Рейна и Владимира Кострова, Андрея Вознесенского и Ивана Драча. На пушкинских концертах крымчане имели удовольствие общаться с народными артистами СССР Юрием Богатиковым, Зурабом Соткилавой, Василием Лановым, Анатолием Соловьяненко и многими другими. Всем — честь и хвала. Надеюсь, будет и 50-я, и 80-я, и 100-я традиционная встреча.

— Владимир Павлович, хотя сегодня и праздничный день, но вы более всего останавливаетесь на памяти и долге поколений. Пушкин и литература. Пушкин и время. Пушкин и государство. Какие пушкинские уроки сегодня наиболее важны?

— В наши дни, когда в отношениях между Украиной и Россией накопилось много проблем, Пушкинские встречи деятелей литературы и культуры в Крыму помогают преодолевать барьеры, возводимые недобросовестными политиками между нашими великими государствами. Замечательной традицией Пушкинского праздника в Крыму является возложение цветов к памятникам Пушкину. И не только Пушкину! Задумаемся: в последние 7-8 лет все прибывающие к нам делегации отдают дань памяти и направляются к могилам великого украинского поэта Степана Руданского и классика белорусской литературы Максима Богдановича, возлагают венки к памятникам Лесе Украинке. Это живое свидетельство того, что наши культуры никому не удастся поссорить.

— На нынешних Пушкинских чтениях было мало российских литераторов и пушкинистов. Почему?

— Наши мероприятия проходили в печальные дни отпевания и похорон замечательного скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова. Его друзья-писатели отдавали ему в Москве последние почести. Мне довелось в последние годы тесно и близко общаться с этим прекрасным мастером, потому что я оказывал определенное содействие в реализации его проектов в Крыму. В частности, с Крымом связана последняя прижизненная работа Клыкова. 7 мая в Керчи состоялось освящение Поклонного креста в память исхода Русской армии. Этот крест он подарил Крыму еще в ноябре прошлого года. Тогда в рамках памятных мероприятий, посвященных 85-летию окончания Гражданской войны, было освящено место установки креста на керченской набережной, а также место установки доски в память Антона Ивановича Деникина в Феодосии на гостинице "Астория".

— Владимир Павлович, мне вспоминается, что Поклонный крест собирались установить в Севастополе, откуда уходила русская эскадра. Почему же этого не случилось?

— Действительно, Клыков хотел, чтобы этот крест был поставлен на Графской пристани в Севастополе, и предыдущее руководство города в лице Л.М. Жунько, когда владыка Лазарь обращался с таким предложением, дало на это согласие. Но пришедший на его место новый руководитель возражал. И тогда мы убедили Вячеслава Михайловича, что достойное место для этого креста — Керчь, потому что это здесь была поставлена последняя точка в Гражданской войне, последний пункт эвакуации — 16 ноября 1920 г., Керчь. И потому уже с согласия Клыкова мы перевезли большой трехметровый так называемый цветущий крест, установленный на ладье, с надписью "В память исхода Русской армии" и установили его на набережной. Так и стоит он, одних моряков провожая, других встречая. Крым стал последним местом установки прекрасной работы В.М. Клыкова.

— Жаль, что наш город лишился такого памятника.

— Но в Севастополе, который любил Вячеслав Михайлович, есть прекрасные работы Клыкова: Святой Владимир на дороге, ведущей к Херсонесскому заповеднику, и Георгий Победоносец в парке Победы. Одновременно хочу обратить ваше внимание на то, что одна из первых работ молодого Клыкова (тогда он выиграл конкурс) тоже была создана для Крыма — строящейся ялтинской гостиницы "Интурист". Начинал свое творчество в Крыму, и в Крыму же закончил.

— Владимир Павлович, меняется ли со временем наш общий взгляд на Пушкина и на его роль в отечественной культуре и истории?

— Хочу верить, что мы в нашем понимании Пушкина, как и в понимании других больших художников, с годами становимся все более мудрыми и глубокими. Впереди, в 2009 году, нас ждет 200-летие Гоголя. На разных этапах истории именно эти две фигуры становились как бы тем оселком, на котором проверялась концепция или понимание культуры и истории. Мы должны сегодня, в начале XXI века, по-новому, с учетом трагического опыта, через который прошли, осмыслить отношения этих двух великих людей, временами сложные, противоречивые, дать новое понимание взаимоотношений культур, историй, народов, языков. И через эту призму осмыслить отношения Украины и России, России и Украины, какими они были вчера, какими они являются сегодня и что нас всех ждет завтра. В разгадке отношений Пушкина и Гоголя стоит ответ на этот вопрос. Однако с подготовкой к юбилею никто не торопится.

— До юбилея еще три года, впереди так много времени!

— Совсем нет! Нужно сформировать государственные комитеты в Киеве и Москве, нужно создать международный украинско-российский оргкомитет, международный европейский и средиземноморский комитеты, потому что требуется пройтись по всем местам, которые связаны с именем Гоголя. По опыту осуществления программы в связи со 150-летием Восточной (Крымской) войны я могу сказать: надо полтора года убеждать, чтобы "наверху" начали об этом думать, чтобы дали "добро", а потом вам же поручили все это делать. Я имел счастье общаться с Леонидом Парфеновым, являясь консультантом его четырехсерийного фильма по Крымской войне. Фильм настоящий, с большим бюджетом. Автор говорит об Англии — снимает в Англии. Говорит о турецких войсках — снимает в Стамбуле. Говорит о Петре Кошке — снимает в украинском селе, где родился знаменитый матрос. Но даже этого в память о матросе Кошке так и не сделали украинские кинематографисты! Так вот, Леонид Парфенов уже начал подготовку многосерийного фильма о Гоголе. Намерен пройти по всем точкам: родная Полтавщина, дорогая Черниговщина и все остальное. Уже создает команду консультантов. И я приглашен в это число единомышленников. А украинское телевидение два года будет размышлять, надо ли это делать. Потом, когда решит, что надо, полтора года будет искать средства. Так что еще раз повторю: 200-летие Гоголя — это необыкновенно важная веха, к которой мы все должны готовиться. И уже сегодня.

— Спасибо, Владимир Павлович, за беседу!

Другие статьи этого номера