Волосатая рука

У сатириков Ильи Ильфа и Евгения Петрова есть фельетон, в котором рассказывается о том, как в городе Черноморске разгорелась конкурентная борьба между владельцами пошивочных мастерских, обосновавшихся по соседству. Когда один из коммерсантов известил горожан вывеской о самых низких ценах выполнения заказов, другой решил соблазнять потенциальных клиентов уверениями в том, что только у него шьют по парижским моделям. Тогда третий на художественном полотне из жести начертал: «Лучшая мастерская на этой улице».Не знаю, знаком ли с этим фельетоном держатель парикмахерской, что в районе 5-го километра Городского шоссе, но опыт черноморских закройщиков он взял на вооружение и среди повсеместно расклеенных объявлений о покупке волос впарил свою рекламу о том, что платит за волосы дороже всех.

У нас нет сведений о действенности этой акции, и мы не знаем, толпятся ли дамы в парикмахерской у черта на куличках. Очевидно одно — зазывалы потрудились на славу. Они расклеивают объявления на столбах, стенах домов, водосточных трубах и мусорных урнах по городу и нельзя шага ступить, чтобы не напороться взглядом на призыв укрепить свое финансовое положение продажей волос.

Обыватель, естественно, вопрошает, почему вдруг возник волосатый бум. Ларчик открывается просто. Несколько лет назад, когда вошли в моду длинные волосы, английский парикмахер Форбс изобрел технику их наращивания путем подклейки. В результате этой процедуры женщина избавляется от необходимости годами отращивать косу и одномоментно становится обладательницей роскошной шевелюры.

Сначала сырье для парикмахерских салонов импортировали в Великобританию из Индии и Китая, а теперь все большей популярностью пользуются более тонкие европейские волосы, в частности россиянок и украинок. К тому же они готовы платить за операцию "товар — деньги" сущий мизер. По этой причине поставка из Крыма волос в цивилизованную Европу стала доходным бизнесом.

Если в Севастополе скупщики волос, периодически арендующие в парикмахерских угол, сбивают цену за косу до 40-80 гривен, то за ее подклейку западные стилисты берут 3,5 тысячи долларов. Переводим "зеленые" в гривны и получаем около 18 тысяч. Таким образом, наши женщины получают за косу где-то полпроцента от прибыли стилиста. А теперь подумайте, стоит ли отрезать свою косу, чтобы она оказалась неизвестно на чьей, возможно, совершенно дурной голове.

Но мы, собственно, не об этом, а о том, что стригали волос и гривен вкупе с другими объявленцами обезобразили город рекламой, в которую повсеместно упираешься взглядом. Но ее почему-то не видят те, кому мы платим за наведение в городе чистоты и порядка. То ли чиновники страдают близорукостью, то ли у объявленцев есть во властных структурах своя, на сей раз "волосатая" рука.

Другие статьи этого номера