«Милосердие не может навредить, оно утверждает лучшее там, где должно, — в нашем сердце…»

В Орлиновском стационаре, под крышей которого ютятся бездомные больные, ее называют матерью Терезой. Благодаря многотрудным хлопотам этой женщины несколько здешних обитателей перестали быть бомжами. Газета уже рассказывала о том, что с помощью Л.И.Васильевой (Курцевой) паспорта и пенсии по инвалидности обрели в прошлом лица без определенного места жительства — Валентина Гордиенко и Борис Терехин. Причем для оформления документов этим людям супруги Васильевы, не задумываясь, прописали их на своей жилплощади. Недавно очередному подопечному Ларисы Ивановны вручили паспорт и пенсионное удостоверение.Как выяснилось, на этот раз повезло 59-летнему С. В Орлиновский стационар с ограничением движения конечностей после перенесенного инсульта мужчина попал в июле прошлого года. Здесь он и увидел Васильеву. Подрабатывая к собственной пенсии, печет Лариса Ивановна пирожки, весьма любимые и востребованные местной округой. Время от времени со своей ароматной стряпней наведывается в больницу. Кого подкормит, кому сигареты купит, к кому с приветливым словом подойдет. К ней и обратился С. с просьбой помочь восстановить некогда утерянные документы.

— Ничего конкретного я не обещала, — поделилась Лариса Ивановна с корреспондентом "Славы". — Решила попробовать — вдруг получится? Несмотря на имеющийся опыт, процесс этот весьма нелегкий — хождение по чиновничьим кабинетам отбирает уйму времени и нервов. Иной раз просто диву даешься, как те, от кого зависит выдача пресловутой бумажки, умеют от этого дела открещиваться. Многие искренне возмущаются: "Почему, собственно, я этим должен заниматься?" Приходится настаивать: "Но ведь это же часть работы, за которую вам зарплату платят!"

Справедливости ради надо сказать, что не все представители государственных учреждений выказывали равнодушие к заботам Васильевой. По словам Ларисы Ивановны, активное участие в восстановлении пенсионного удостоверения С. принял начальник управления пенсионного фонда в Балаклавском районе Геннадий Проворов. Преодолев массу препон и выложив за оформление документов личные деньги, Лариса Ивановна добилась-таки прописки своего подопечного в общежитии с. Терновка, после чего сделала инвалиду паспорт и уже упомянутую пенсионную "корочку", имея которую мужчина может, наконец, получать пусть небольшую, но пенсию.

В Терновке С. знают многие, здесь он некогда жил и работал, здесь у него имеются родственники и, если не ошибаемся, родная дочь. Почему никто из них не поддерживает с ним никаких отношений, остается догадываться — сам инвалид хоть и нуждается в постоянном постороннем уходе, о родных предпочитает помалкивать. Наверняка его собственной вины в сложившейся ситуации куда больше, нежели чьей-либо.

— В прошлом этого человека немало ошибок, за которые он сейчас и расплачивается, — рассуждает Лариса Ивановна, — все они, я имею в виду бездомных больных стационара, прошли через падение. Когда были силы и здоровье, не задумывались о завтрашнем дне. Поздно пришло отрезвление, в прямом и переносном смысле. Так вот, заблудших, по моему глубокому убеждению, на путь истинный могут наставить наше с вами великодушие, сострадание и доброе к ним отношение.

— Скажите, а недвижимость у ваших подопечных имеется? — спрашивают Васильеву чиновники, пытаясь, видимо, уличить ее в выгоде.

— Слава Богу, нет, — отвечает она искренне.

И действительно, в наше время, когда вокруг сплошь и рядом все решают гривны и доллары, а точнее, их количество, почти невозможно поверить в бескорыстие ближнего. Но тогда что именно выгадали для себя Васильевы, организовав похороны скончавшегося в Орлиновской больнице Т.? Кстати, все та же Лариса Ивановна опекала безнадежного больного до его последнего часа. Причем благодаря тому, что Васильевы в свое время помогли Т. получить прописку, и место для него на кладбище нашлось, как положено, и пособие на это дело выплатили.

Похороны несчастного, между тем, стали событием неординарным и, если хотите, показательным для остальных бездомных пациентов. Наверняка эти люди поняли, что они люди, и убедились, что еще нужны кому-то, считает персонал больницы. Как тут не вспомнить слова философа: "Милосердие не может навредить, оно утверждает лучшее там, где должно, — в нашем сердце…"

Несмотря на усталость и занятость, точку в своей деятельности Лариса Ивановна вряд ли поставит, поскольку в стационар поступила очередная больная. С чего начать помощь ей — случай уж больно тяжелый, — Васильева не знает. Позволим добавить от себя, не знает пока: к счастью обездоленных — по их ли вине или воле случая, — не суть важно, и к недоумению благополучного большинства, не может эта женщина спокойно созерцать чужую беду…

Есть в нашем городе милиция, есть и органы социальной защиты населения, есть и власть на местах, но до сих пор есть также и люди, которые совершенно никого, в том числе и перечисленные структуры, не интересуют. Странно, не правда ли? Ну а как же быть с тем, что приюту для бомжей не место в медучреждении, у которого иная функция? Впрочем, известно и другое: если проблему не замечать, то ее как бы и не существует…

Другие статьи этого номера