Непутевая мать

Когда представители службы по делам несовершеннолетних нагрянули на квартиру к 19-летней Марине, та спала, зато бодрствовал ее полуторагодовалый сын. Малыш был привязан веревкой к мебели и играл проводами.

ИЗЪЯТЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ОСТАВИТЬ!

О том, что Марина самоустранилась от воспитания первенца и не уделяет должного внимания второму ребенку, службе по делам несовершеннолетних Нахимовского района стало известно из устного обращения ее матери. Пенсионерку, взявшую на себя хлопоты о старшем (четырехлетнем) внуке, заботила судьба его младшего брата. Из информации от людей посторонних следовало также, что Марина злоупотребляет спиртным.

Подобный сигнал для специалистов службы по делам несовершеннолетних — не что иное, как руководство к действию: навестить неблагополучную семью по месту жительства, разъяснить молодой маме последствия невыполнения родительских обязанностей, обязать ее использовать по назначению детское денежное пособие, а также в случае необходимости оказать женщине возможную посильную помощь.

Из акта обследования жилищно-бытовых условий полуторагодовалого Саши Н.: "Ребенок проживает в малосемейной квартире коридорного типа с матерью и ее сожителем. Спит с ними на одной кровати, на которой постельное белье отсутствует. На момент посещения мать малолетнего спала, мальчик был привязан короткой веревкой к мебели. У малыша не было игрушек — их заменяли провода и ложки, — чистых вещей, постельных принадлежностей. Комната замусорена, повсюду валялись белье, порванная бумага, возле кровати, где спит мама с сыном, банка, доверху наполненная окурками. На кухне горела газовая плита, уйма давно немытой посуды, в ванной столько грязных сырых вещей, что стены покрыты плесенью…"

Следствием визита представителей державной службы стало изъятие полуторагодовалого ребенка из условий, угрожающих его жизни и здоровью, и помещение малыша в инфекционную больницу, после которой его отправят в Дом малютки.

РАСКАЯНИЕ?

Поговорить с корреспондентом "Славы" Марина согласилась без возражений, приняв, как показалось, общение с прессой за одну из тех многочисленных "обязаловок", которые свалились на ее голову вслед за посещением дома незваными гостями.

Как выяснилось, мамой моя собеседница стала в неполных шестнадцать, будучи ученицей вечерней школы, причиной тому — заезжий россиянин из города, название которого она уже точно и не припомнит:

— У нас вообще-то толком ничего и не было. О том, что беременная, я поняла лишь во время схваток. Мальчик родился недоношенным, около семи месяцев, но здоровеньким. Школу, конечно, пришлось оставить. Как только сын немного подрос, устроилась в бар официанткой. С будущим отцом Сашеньки познакомили друзья. В Севастополе он служил сверхсрочную. Вместе прожили недолго, я снова забеременела, но замуж идти не захотела, потому что не мужчина это был, а тряпка. Зато ребенок получился — ничего папиного, теперь главное — воспитание.

— То-то и оно, что воспитание. А вы, Марина, себя в этом смысле как считаете, хорошей матерью?

— Детей своих я люблю! Старшего — Вову — отдала бабушке из-за того, что он заболел и мог заразить Сашу. Бабушка живет на даче, держит хозяйство — там ему интереснее, животные, природа… Знаю, что сейчас спросите: зачем сына привязывала? Ну да, привязывала, но не веревкой, а галстуком, и для его же безопасности — мальчик бегает, везде лезет. И потом, грязно у нас из-за ремонта, а белье все в стирке. Со мной даже нервный срыв случился после того, как Сашеньку забрали. Очень хочу его вернуть. И Вову от бабушки привезу, мы уже договорились, она согласна. На недавнем совете попечительства обещали, что мальчика мне вернут. Но для этого нужно привести квартиру в порядок, устроиться на работу и оформить ребят в детский сад. Мой сожитель, ему 25 лет, собирается усыновить младшего и взять опеку над старшим ребенком.

ЖАЛЬ, ЧТО РОДИТЕЛЕЙ НЕ ВЫБИРАЮТ…

Изъятие малыша из условий, угрожающих его жизни и здоровью, не означает для матери, что ее навсегда лишают родительских прав. На начальном этапе, при искреннем желании, подкрепить которое непутевому родителю придется не слезными мольбами, а выполнением принципиальных требований со стороны государственных служб, эта мера обратима. Отрадно, что в данном случае, прокомментировала главный специалист службы по делам несовершеннолетних Нахимовского района Наталья Собченко, мама предпринимает активные действия по возвращению сына. Срок, в течение которого женщина обязана выправить ситуацию, — 30 дней. Подобные семьи после возвращения в них детей еще долго стоят на контроле, зачастую вплоть до их совершеннолетия. И если, не дай Бог, прецедент повторяется, разговор с родителем идет куда более жесткий.

По словам Н. Собченко, почти каждый их плановый рейд заканчивается изъятием ребят из семей. При этом возраст детей самый разный — от нескольких месяцев до 16 лет. Так, недавно представители службы по делам несовершеннолетних побывали на дому у матери, дочь которой перестала являться на занятия в школу-интернат. Грязная и опухшая от беспробудного пьянства женщина не то чтобы не могла вразумительно пояснить, где ее девочка, она вообще забыла о ее существовании! И здесь, видимо, самое время подумать об отсутствии в нашем законодательстве надлежащей ответственности за невыполнение родительских обязанностей, нынешняя — административная — номинальна и крайне неэффективна. По отношению, например, к "хронически" беременным мамашам, производящим на свет потомство лишь для того, чтобы жить за счет единовременной государственной денежной помощи при рождении ребенка, сумма которой сегодня исчисляется 8498 грн, и прочих социальных пособий. А такие матери в нашем городе, увы, есть, имеющие четверых, а то и пятерых изъятых детей, соответственно столько же раз лишенные родительских прав! Как жаль, что родителей не выбирают…

Другие статьи этого номера