Усидчивый практик с железными нервами

В отличие от оперативников, задача которых выявить преступления, в работе следователей отсутствуют изматывающие погони и кровавые перестрелки. Путем проведения допросов, очных ставок и прочих кропотливых следственных действий, используя результаты экспертиз, они обязаны докопаться до истины и таким образом уличить злоумышленника в совершенном зле или, наоборот, доказать невиновность подозреваемого по делу. О тонкостях, проблемах и курьезах (не без того) профессии следователя рассказывает начальник следственного отдела УМВД Украины в г. Севастополе Владимир ШИНКАРЕНКО.

НИКАКИХ СКИДОК НА МОЛОДОСТЬ

Помню, как после окончания высшей школы меня сразу окунули в пучину следствия. Нагрузка была сумасшедшая, и никаких скидок на молодость: справишься — значит останешься в следствии, нет — сам уйдешь. Спустя годы, когда спрашивают, какими качествами должен обладать следователь, первыми я называю желание и усидчивость. Остальные придут с опытом, от дела к делу. Настоящим следователем становишься, отработав, как минимум, пять лет. При этом у следователя должны быть уж если не материальное, то моральное удовлетворение и заслуженное признание вышестоящего начальства, иначе он просто-напросто сбежит со столь напряженной и ответственной работы — именно таковой она и является.

Рабочий день у работников следствия, как правило, не нормирован и зачастую заканчивается за полночь. К слову, сегодня к следствию у нас относятся гораздо достойнее, чем когда-либо. Нынешний начальник управления сам прошел через должность следователя, отсюда доскональное понимание им специфики службы. Должный контакт у следователей и с уголовным розыском. Еще один положительный момент — наличие квалифицированных кадров и возможность выбирать из выпускников вузов лучших.

Проблемы, которые испытывало подразделение, были связаны с условиями работы следователей в Гагаринском РО — в тесных, обшарпанных и неотапливаемых кабинетах приходилось ютиться сразу 3-4 специалистам. С переездом райотдела по новому адресу эти неудобства остались в прошлом.

ЖДЕМ ПЕРЕМЕН

В настоящее время на рассмотрении в Верховной Раде находится Закон о статусе следствия, который, мы надеемся, учтет и социальные гарантии, и профессиональный риск следователей (не раз севастопольским следователям, расследовавшим дела в отношении преступных группировок, поступали угрозы со стороны родственников или боссов задержанных, в связи с чем на период следствия первым выделяли серьезную вооруженную охрану). Пока неясно, будет ли это следственный комитет при МВД или Национальная служба расследования, не входящая ни в одно из силовых ведомств. На мой взгляд, выводить следствие из системы Министерства внутренних дел нельзя, так как лишь тесное взаимодействие следственного аппарата с оперативными службами ведет к успешному раскрытию и расследованию преступлений. Надеюсь также, что грядущая реформа внесет максимум рационализма в нашу работу и сделает приоритетным качество расследования над показателями.

Коллегам хотелось бы пожелать терпения, объективности и независимости от эмоций. А то ведь иной раз как бывает? Приходят люди со своей бедой, особенно что касается ДТП, и пытаются любой ценой доказать вину противоположной стороны, которая, к примеру, отсутствует. Они бьют кулаком по столу, провоцируют следователя на ответную реакцию, чтобы потом хотя бы жалобу на него накатать…

УКОЛ ШИПОМ РОЗЫ

Самое интересное дело, которое приходилось расследовать? Их хватает. И запоминающихся, и курьезных. Они у каждого следователя в голове, будто по полочкам разложены, стоит вытащить нужное — и тотчас всплывут, казалось бы, уже позабытые детали. Из тех, что расследовал лично, есть одно, о котором вспоминаю чаще, чем о других. Для себя я окрестил его так: "Укол шипом розы".

Казахстан. 1988 г. Я тогда специализировался на делах ОБХСС (так называлось подразделение по борьбе с экономической преступностью). В производстве их было несколько. Как-то известный гипнотизер должен был провести ряд выступлений в Кустанае, билеты людям продали, но на сеанс он не явился. В отношении него возбудили уголовное дело и передали в следствие. Оставалось ждать, когда этого человека поймают. Так и случилось. При расследовании выяснилось, что состава преступления там нет — представление не состоялось, поскольку не набралось обусловленного договором количества зрителей. Когда гипнотизера освободили из ИВС, где тот успел отсидеть трое суток, он предложил свои услуги, мол, могу продемонстрировать способности — ввести в транс и "расколоть", если надо, любого бандита. А я расследовал тогда следующее дело.

Кассир банка — молодая девушка — приняла сертификаты на 2 тыс. рублей, а выдала в обмен на них 20 тыс. рублей. Было неясно, из корыстных побуждений она выдала на 18 тыс. больше, ошиблась, сделав это механически, или похитила деньги из кассы и сочинила такую версию. Причем подозреваемая замкнулась и не шла ни на какие контакты. Вот я и подумал: может, разговорить ее с помощью гипнотизера? Через пять минут кассир уже сидела у меня в кабинете. Сеанс магии начался.

"Сейчас вам станет жарко!" Девушка расстегнула пальто. "Теперь холодно!" Девушку бросило в дрожь. "Дайте мне вашу руку" Она протянула руку. В следующий момент маг схватил со стола шило (с помощью него следователи обычно подшивают дела) и пронзил испытуемой ладонь между указательным и большим пальцем насквозь.

Представляете мою реакцию: что я наделал, зачем организовал эту процедуру и как теперь квалифицировать действия мага и нанесенное им ранение, как тяжкое проникающее?! К моему изумлению, девушка даже не ойкнула. А маг вытащил шило из ладони и произнес:

— Когда я выведу девушку из транса, она ничего не почувствует и помнить не будет. Подумает, что это был укол шипом розы.

Дальше маг перешел к делу, "вернув" кассира в тот самый день, когда все произошло. Оказывается, девушка в это время находилась в глубокой депрессии. Накануне, прямо перед свадьбой, трагически погиб ее жених. После похорон любимого невеста была не в себе, не отдавая отчета своим действиям, она и выдала злополучную сумму. Очнувшись после сеанса, девушка действительно не помнила, что с ней случилось в кабинете у следователя. Только сказала, взглянув на руку:

— Кажется, я укололась шипом розы…

Результаты гипноза к делу, как говорится, не подошьешь. Но у какого следователя после этого поднимется рука предъявить обвинение? Уголовное дело в отношении кассира было прекращено, сумму, которую она выдала, банк с девушки взыскал, однако "на выручку" последней пришла инфляция. О даре гипнотизера узнало руководство отдела. Решили попросить мага отучить сотрудников от курения. На сеансе милиционеры единодушно от этой вредной привычки отказались. Однако, как только представление закончилось, опера вновь задымили в коридорах. Уголовный розыск гипнозу не поддался…

Ирина ЦЫГАНОК.

* * *

НАШЕ ДОСЬЕ

Владимир Леонидович Шинкаренко — полковник милиции. 41 год. Окончил следственный факультет Карагандинской высшей школы МВД. Стаж работы в милиции — 23 года, из в них в следствии — 18 лет. За это время прошел все ступени роста, от следователя до начальника следствия города. В Севастополе с 1997-го, начинал с зам. начальника Гагаринского райотдела по следствию, затем начальник этого РО, зам. начальника УМВД — начальник следственного отдела.

"Настоящий следователь, — считает В. Шинкаренко, — это прежде всего усидчивый практик с железными нервами".

Другие статьи этого номера