К тайнам и сокровищам Чембало

В период правления царя-батюшки сто и более лет назад учёные-археологи из стольного Санкт-Петербурга постоянно посылали экспедиции в Крым. Менялись общественно-политические формации, границы стран, но неизменным оставался глубокий интерес исследователей из города на Неве к Полуденному краю. В настоящее время южно-крымскую археологическую экспедицию Государственного Эрмитажа России возглавляет С.Б. Адаксина. Она работает заместителем заведующего отделом Востока этого крупнейшего в мире музейного учреждения.- В недавнем прошлом мы работали в Алуште, Партените, Судаке и в других крымских городах, — говорит Светлана Борисовна. — Пятый сезон подряд проводим в Балаклаве. Этот городок привлекал интерес учёных и в прошлом. Но из-за его военного статуса доступ сюда был строго ограничен, а для учёных вообще недоступен. Это время, слава Богу, позади.

На проведение раскопок на территории крепости Государственный Эрмитаж заключил соответствующий договор с дирекцией Национального заповедника "Херсонес Таврический". Почти постоянно на месте работ находится его представитель Николай Алексеенко. Экспедицию усилило также участие в развернувшихся работах сотрудников Крымского филиала Института археологии Национальной академии наук. На Крепостной горе мы встретили со скребком в руках директора филиала, известного на полуострове по многочисленным статьям в прессе и популярным книгам В.Л. Мыца.

Самая крупная удача, надеются собравшиеся у нас учёные, ещё впереди. А пока все происходящие у стен средневековых башен события предельно любопытны. Но самое памятное в их ряду выпало на 2004 год. Тогда у подножия каменного баркана — стены, пристроенной к башне, — глазам археологов открылся тайник. Среди тех, кто его увидел в числе первых, оказались сотрудники лаборатории научной реставрации и консервации монументальной живописи Государственного Эрмитажа супруги Артём и Елена Степановы.

— Это ямка, в которую бережно были сложены фрагменты фрески, — вспоминает сегодня Артём Юрьевич. — Со времени захоронения деталей старинной живописи минуло, точно скажу, 525 лет, но краски темперы не потускнели, остались такими же яркими, как и столетия назад.

— В живописи для жёсткости был применён растительный волос, — продолжает Артём Юрьевич.

Вспомнилась история. В 1475 году в Крыму высадились несметные полчища турков-османов. Только столица средневекового княжества Феодоро на неприступной горе Мангуп держала оборону в течение шести месяцев. Остальные крепости в горном Крыму были способны оказывать сопротивление в течение ограниченного времени.

Генуэзцы, владевшие крепостью Чембало, несколько предшествующих лет ощущали нарастающую опасность со стороны южного соседа. В 1463 году строители подняли стены дополнительной башни; в 1467-м — ещё одной. Об этом свидетельствовали вмурованные в стены мраморные доски: "Башня построена… при консуле ди Олива", "Башня построена… при Барнабо Грилла".

— В настоящее время, — рассказывает С.Б. Адаксина, — эти доски из Балаклавы являются экспонатами крупного музея в Генуе.

Перед лицом опасности доски удалось снять и доставить на отходящий корабль. А вот фреску пришлось соскабливать.

— Мы убеждены, что таким образом боголюбивые христиане стремились спасти святыню от надругательства со стороны представителей другой веры, — предполагает Артём Степанов.

Своеобразный клад оказался в хороших руках. Фрагменты фрески бережно доставили в расположенный рядом в балке Кефало-Вриси лагерь археологов. Здесь супруги Степановы оказали первую "скорую помощь" осколкам известковой штукатурки, хранившим древнюю живопись: были применены вяжущие растворы, чтобы она не осыпалась. Реставрацией фрески в Херсонесе Таврическом занялись специально приехавшие из Санкт-Петербурга двое специалистов. Как только был уложен на место последний подобранный на Крепостной горе фрагмент, перед глазами открылось удивительное изображение Богоматери Одигитрии. Младенец на нём не справа от девы Марии, как в большинстве случаев помещали его художники, а слева. Фреска носит явные черты школы времён византийской династии императоров Палеологов. От захвата их столицы, Константинополя, турками-османами в 1453 году создание фрески отделяет свыше ста лет. Это предположительно первая половина XIV века.

Находка и восстановление фрески произвели сенсацию в научном мире. Представление её в Национальном заповеднике "Херсонес Таврический", подчёркивают участники событий, совпало со святым днём Пасхи в прошлом году. В настоящее время фреска выставлена на обозрение в одном из залов заповедника.

Без научного открытия не обходится и сейчас. У башни, воздвигнутой в 1467 году в период правления консула ди Оливы, как только убрали толщу земли, явились более поздние фундаменты. Они наводят на выводы об очерёдности строительства объектов крепости, пока не остановились на Консульском замке, со стен которого лучше контролировался вход в Балаклавскую бухту. Башня за донжоном потребовалась незадолго до прихода турок. Цитадель — это площадка приблизительно 90 на 25 метров. Несмотря на её небольшие размеры, работы здесь, считает С.Б. Адаксина, очень много. Неподдельный обострённый интерес у исследователей вызывают и склоны Крепостной горы, где террасами располагалась жилая застройка. Если хорошенько присмотреться, то легко увидеть следы улиц и усадеб. Живописно же выглядела Чембало: домишки по склонам, а наверху, как корона, стены, башни крепости.

Она использовалась и защитниками Балаклавы в период Великой Отечественной войны. В.Л.Мыц обратил внимание на массу находок: изъеденные ржавчиной оружие, снаряды, лопатки. На найденной солдатской ложке легко читается выцарапанная фамилия её владельца — Филиппов. Тут же лежат каменные ядра. Генуэзская крепость всегда вставала перед лицом врага.

Но едва ли не самый большой урон памятнику причинили в последние мирные годы. Сюда хлынул поток туристов. Самые недисциплинированные из них взбираются на башни и стены. Последствия легко представить. Что говорить о ветхой, ранимой древней каменной кладке — земля не выдерживает.

— Мы подсчитали, — говорит Светлана Борисовна, — за лето, пока мы работали, через крепость прошло не менее 40 тысяч туристов. Группы неорганизованны, даже те, которых сопровождают экскурсоводы. В своих рассказах они несли такую околесицу, что неудобно было слушать.

Спасение памятника учёные видят в более организованном его посещении людьми строго по проложенным маршрутам. Большие надежды Светлана Борисовна, Виктор Леонидович и другие учёные возлагают на начавшуюся реставрацию и консервацию объектов крепости Чембало. Они дали свои рекомендации специалистам, занятым проектированием предстоящих работ.

Чембало — визитная карточка Балаклавы. Без крепости Балаклава — не Балаклава. Как же мы должны радеть за Чембало, как же мы должны беречь древние стены, уважая их седины!

Другие статьи этого номера