Заплыв севастопольского экстремала

Севастопольский пловец-марафонец Олег Софяник совершил 13-километровый заплыв от пляжа на мысе Хрустальный до Камышовой бухты. Свой первый в этом году марафонский заплыв пловец-экстремал посвятил Дню Военно-Морского Флота. В прошлом году он совершил семь марафонов в море, а открытию нынешнего сезона помешала затянувшаяся непогода — дожди, ветры. Старт был дан в преддверии Дня ВМФ в 9 часов 40 минут, а завершился на берегу Камышовой бухты около 14 часов.

Сильный северный ветер помогал Олегу плыть в этом направлении, подталкивая надувную лодку, прикрепленную к страховочному поясу. Лодку он берет с собой для вещей, и без сопровождения в таком случае можно обойтись. Когда плывешь рядом с надувной лодкой, то это заметно далеко в море. А без страховки плыть опасно, так как можно попасть под винты проходящих судов.

Единственный минус — нужно учитывать течения, ветер должен быть обязательно попутным. В противном случае лодка становится помехой, по намеченному маршруту практически проплыть невозможно.

— После старта благодаря попутному ветру я довольно быстро проплыл за "морские ворота", — рассказывает Олег Софяник. — Меня буквально несло по волнам, лодка была впереди, помогая мне плыть. Уже в 12 часов дня я был за пляжем парка Победы, и на подходе к бухте Круглой ко мне подошла моторная лодка, и мужчина, находившийся в ней, предложил помощь. Я пояснил, что у меня заплыв. Узнал только у него время. Было ровно 12 часов, мужчина на "моторке" пожелал мне удачи… Потом в 12 часов 55 минут я фактически заплыл в Камышовую бухту, встретились рыбаки на лодках…

Внезапно ветер поменялся на юго-восточный и пловца понесло в обратную сторону. Признаться, такого в марафонской практике Олега еще не было. Собравшись с силами, спешил он грести (плыл брассом) к берегу, но сделать это было нелегко. В борьбе со стихией поясной ремень и страховочный тросик, соединяющий с лодкой, натерли тело пловца, оставив отметины. Но как бы там ни было, после упорной борьбы с ветром удалось достичь берега. Около 14 часов Олег почувствовал под ногами твердую почву, выходя на "дикий" пляж у морского рыбного порта. Пловца встретили друзья и отдыхающие, наблюдавшие его поединок с разбушевавшейся стихией. Правда, не обошлось без неприятности — уже в последний момент лодка вдруг перевернулась и вещи намокли в воде. Пришлось их пару часов подсушивать на берегу.

Это 19-й по счету заплыв Олега Софяника. На марафонских дистанциях он плавает с 2002 года.

— Я всегда любил море. В 90-е годы переплыл бухту Круглую туда и обратно, Карантинную бухту. В 2002 году мы с товарищем победили в гонках на надувных матрасах: он занял первое место, я — второе. Позже, взяв в компанию еще приятеля, втроем проплыли от пляжа "Хрустальный" до мыса Херсонес. Потом были другие заплывы. К марафонскому плаванию Олег Софяник привлек многих молодых людей, был основан клуб марафонских пловцов. Но со временем многие отошли от этого тяжелого вида спорта. Здесь спортсмен испытывает огромную физическую нагрузку, и плавание в море связано с риском. Конечно же, такой человек имеет сильный характер. Софяник считает, что марафонское плавание воспитывает характер, волю, показывает победу человеческого духа над испытаниями морем.

Осталась мечта и переплыть Черное море. Но для организации такого рода заплыва надо преодолеть многие бюрократические препоны.

Недавно спортсмен получил приглашение от английской ассоциации пловцов переплыть Ла-Манш. Есть предложение от московской организации боевых пловцов принять участие в маршруте Феодосия — Новороссийск — это эстафетный заплыв для десятка пловцов с сопровождающим судном.

— Это не просто мое увлечение, это смысл моей жизни, — сказал севастопольский марафонец.

Татьяна САННИКОВА.

Кстати

Пока материал готовился к печати, пловец-марафонец Олег Софяник, поймав попутный ветер — юго-восточный, проплыл от маяка на мысе Херсонес (бухта Казачья) до спасательной станции пляжа "Хрустальный". Начав плыть в 11 часов 35 минут, в Карантинной бухте спортсмен был в 18 часов 25 минут, преодолев на этот раз 17 километров. По словам пловца, в Стрелецкой бухте он почувствовал нестерпимую жару, был близок к солнечному удару, а у стен древнего Херсонеса марафонец попал на такое место, что с полчаса не мог никак отплыть от него, как ни старался. К последствиям этого заплыва можно отнести обгорелую на солнце кожу и появление уже не отметин, а ран в местах крепления к страховому поясу. Спортсмен взял с собой на дистанцию надувную лодку, где была 1,5-литровая бутылка с водой. Практически это и весь багаж.

Другие статьи этого номера