Будьмо! Казачество — новое или хорошо забытое старое

«По Дону гуляет казак молодой…», «Чернобровая казачка подковала мне коня…», «Козацькому роду нема переводу…», «Задремал под ольхой есаул молоденький…», «На колья разобрали весь плетень, то казаки гуляют третий день…», «Казаки, казаки, едут, едут по Берлину наши казаки…»… Да, это все о них, о казаках. Эти строки, когда заходит разговор о казаках, всплывают в памяти сразу, как принято говорить, навскидку. Казачество. Сколько мифов и легенд сложено о нем. Сколько бравых и удивительно мелодичных песен спето. Сколько противоречивых мнений об истории возникновения, быте и нравах передается из поколения в поколение. В представлении большинства из нас, сложенном в основном по школьным и институтским учебникам да знаменитому шолоховскому «Тихому Дону», казак — это бравый молодец на лихом коне, с нагайкой и шашкой наголо. Мужественный и сильный, иногда жестокий и непокорный, независимый и свободолюбивый, но почти всегда — превосходный воин. Написав эти слова, ловлю себя на мысли, что представляю казаков, как единую общность людей, как единый народ. Хотя прекрасно знаю, что это совсем не так. Ведь общеизвестно, что казак — это не национальность, не народность, это, скорее и точнее, социальный статус.

ТАК КТО ЖЕ ТАКИЕ КАЗАКИ?

По определению толкового словаря русского языка под редакцией С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, "казак — в старину на Украине и в России — член военно-земледельческой общины вольных поселенцев на окраинах государства (запорожский, донской казак); на Дону, на Кубани, Тереке, Амуре и других войсковых областях — крестьянин, потомок таких поселенцев, а также (до 1920 года и в годы Великой Отечественной войны) — боец кавалерийской воинской части, состоявшей из этих крестьян; сейчас — потомок таких крестьян, бойцов".

Никто точно не знает, откуда пошло само слово "казак". Однако известно несколько вариантов его происхождения: от "косогов" — народа кавказского, тюркского происхождения и означает "вольный человек"; от "казар" — народа скифского; от "Касахи" — Закавказская область, упоминаемая византийским императором и историком Константином Багрянородным; от слов "ко" и "зах" — берет начало в монгольском языке "ко" означает броня, а "зах" — межа, т.е. "козах" — защитник границы; от названных этим именем у татар и бессемейных, бездомных воинов-бродяг, составлявших авангард татарских полчищ в XV веке; от названия этим именем у бухарцев — киргизского народа; от значения этого слова на половецком языке — "страж", "передовой". Но следует отметить, что ни одно из этих толкований не может быть признано единственно верным и точным.

По прошествии веков можно с солидной степенью уверенности утверждать, что малая толика от каждого приведенного выше толкования присутствует в этих, несомненно, мужественных людях.

ЗАСЛУГИ ПЕРЕД РОССИЕЙ…

На примере развития казачества в России можно проследить, как оно постепенно трансформировалось из простых воровских ватаг в казачье братство, а впоследствии — в настоящее независимое сообщество государства Российского. А если быть более объективными и точными, то сплав из традиций и обычаев представителей различных народностей, пополнивших ряды казаков в течение нескольких веков, породил хорошо знакомую нам, любимую, оригинальную и колоритную культуру. Можно даже сказать, что, сами того не осознавая, эти свободолюбивые, смелые, гордые люди смогли сами построить некое подобие демократического общества.

Еще одним, несомненно, интересным и важным фактом было то, что казаки являлись проводниками христианской веры. Ведь, будучи вольными людьми, они не спрашивали, какую веру исповедует пришедший к ним, лишь бы он веровал в Христа. Присоединяясь к казакам, исповедовавший ислам, буддизм или другую веру обязан был принять христианство. Надо сказать, что в казачьи ватаги приходили и татары, и турки, и греки, и немцы, и евреи.

Казачество как особое военное сословие в царской России имеет многовековую историю. В тяжелое подневольное время, когда три четверти русской земли платили дань и боялись татарских набегов, защитниками Руси, первыми смелыми борцами за ее свободу, первыми разведчиками являлись именно казаки. Они не боялись совершать походы в глубь вражеской территории и зачастую являлись единственной надеждой на освобождение для томящихся в плену соотечественников. Первое упоминание летописи в 1444 г. о появлении казаков, обитавших по Червленому Яру, имеется в рассказе о набегах ордынского царевича Мустафы на Переславль Рязанский. Речь шла о так называемых городовых казаках, которые были обязаны нести гарнизонную и пограничную службу в укрепленных линиях по восточным и южным границам Руси. Именовались они по названию того города, где служили, имели собственных лошадей и снаряжение, освобождались от податей и получали за свою службу денежное жалованье и землю.

Казаки самостоятельно объединились как в Великое войско Донское, так и в войско Запорожское (о нем чуть ниже). Казачество не только обороняло рубежи России, но и расширяло территории Московского государства. Казачий атаман Ермак Тимофеевич, преодолев с отрядом казаков Уральские горы, положил начало освоению Сибири. В 1648 году казачий атаман Семен Дежнев на нескольких кочах, или как их еще называли — стругах, обогнул Чукотский полуостров. Его именем назван мыс — самая восточная точка России.

Всех заслуг казачества перед Россией невозможно перечесть. Но, осознавая важную роль казачества в обороне русских границ, московское правительство тем не менее не могло мириться с "казачьей вольностью" и с тем фактом, что многие беглые люди находили приют на Дону и в других казачьих общинах. Это повлекло за собой подчинение Петром Великим казачьих войск и смену уклада их жизни. Казаки становятся авангардом регулярной российской армии. Но уже не имея привычных свобод и практически находясь на полном самообеспечении. При тех привилегиях, которые все же сохранились у казаков после названного выше решения Петра, они оставались верны России и тому, кто давал им эту свободу. Свидетельством этого являются события Октябрьской революции, когда основная часть казаков осталась верна своей присяге…

…И ПЕРЕД УКРАИНОЙ

Не менее уникальной и трагичной была история и украинского казачества. Скорее ее можно охарактеризовать как череду противоречий, череду мирной жизни и борьбы, походов и славы, радости и подвигов, измен и счастья, предательства и признания заслуг…

…Аж до Полесья — за Киевом, Житомиром, Остером, Черниговом — лежал богатый, но дикий край. Только несколько замков стояло: Браслав, дальше Звенигород, Черкассы, Канев. Около замков селился народ, который мгновенно укрывался в нем как только на горизонте появлялись вражеские полчища. За Днепром также расстилалась бескрайняя степь: с литовской стороны ее ограничивал замок Остер, с московской — Чернигов и Путивль. В те годы вне стен замков без оружия практически невозможно было находиться. Поэтому подавляющая часть населения была вооружена и в случае необходимости давала действенный отпор…

А жизнь была очень опасной: в любую минуту можно было стать жертвой набегов степных племен. Для более эффективной защиты от степняков земледельцы, охотники, бортники, рыбаки и другой люд объединялись в загоны (ватаги), постепенно вырабатывая методы ведения борьбы, и вскоре стали самыми опасными врагами кочевников. Так мирные охотники и хлеборобы стали постоянными защитниками южноукраинских земель от опустошающих набегов. До конца XV века это общество вооруженных смельчаков сформировалось в отдельную социальную группу — казачество.

В первой половине XVI века значительно расширилась территория, контролируемая казачьими отрядами. Вольная жизнь в степях, борьба с татарами привлекали смелых людей, и к казакам присоединялись селяне, мещане, а иногда и сыновья дворян. В подсознании народа сформировался образ казака как молодого, привлекательного, отважного рыцаря. В казацкие ряды вливались уже не только украинцы, но и представители других народностей.

Среди основателей казачества можно назвать Евстафия Дашкевича (старосту Черкасс), Предслава Лянкоронского (старосту Хмельника), Бернарда Претвича (старосту Бара), Семена Полозовича (старосту Черкасс) и сыновей таких могущественных магнатов, как князья Корецкий, Ружинский и другие. Но наиболее известным был князь Дмитрий Вишневецкий, прозванный в народе Байдой, который в 1540-х годах объединил разрозненные казацкие ватаги и основал на острове Малая Хортица, стратегически выгодно расположенном за днепровскими порогами, форт, которому отводилась важная роль по защите южных границ Украины.

Так и возникла Запорожская Сечь — колыбель украинского казачества. В степи казаки жили в простых и суровых условиях военного лагеря, которым, по сути, и была Запорожская Сечь, состоявшая из 38 куреней. Сначала в курень объединялись только казаки, которые жили в одной местности, но позднее в него стали принимать и казаков из других районов. Женщины и дети на Сечь не допускались.

Вскоре Вишневецкий возглавил целый ряд военных походов, которые прославили казачество по всей Европе. Постепенно казаки начали осознавать себя самостоятельной военно-политической силой. Они проводили собственную политику, в обход Речи Посполитой заключали союзы с Московией, Крымом, Турцией, сами вели войны, а в 1577 году даже оккупировали Молдавию и посадили на престол своего атамана Ивана Подкову. Интересен следующий исторический факт: готовясь к войне с Оттоманской Портой, император Рудольф II в 1592 году послал на Сечь делегацию, предлагая организовать совместные походы; папа Клементий VIII тоже направил послов с аналогичным предложением.

Однако в 1560-х годах польское правительство предприняло первые попытки подчинить казаков и взять их под свой жесткий контроль. Одной их форм привлечения казаков на службу польскому королю было создание реестрового казачества. Уже в 1568 году был сформирован отряд из 300 реестровых казаков. Они были выведены из подчинения местных чиновников и служили непосредственно королевскому эмиссару. Все реестровые казаки имели самоуправление и были освобождены от уплаты налогов. Центром реестрового казачества стал город Терехтемиров (на Днепре). Казаки, не входившие в реестр, объявлялись польской администрацией вне закона.

Таким образом, за небольшой промежуток времени численность реестровых казаков была увеличена сначала до 600, а потом и до 1000 человек. Но реальное количество казаков намного превышало цифру, установленную реестром. Разделение казаков на реестровых и "вольных" привело к социальному расслоению. Так среди первых было много оседлых, семейных, хорошо обеспеченных казаков, обладавших значительной собственностью, чаще всего — в пригородах Киева или Канева.

Параллельно с реестровым казачеством в Украине продолжало развиваться так называемое вольное казачество, представители которого населяли Запорожскую Сечь. Она имела собственные вооруженные силы — Запорожское войско — и представляла собой суверенную, самостоятельную, национально-военную и политическую силу Украины. Начиная с 1648 года Сечи принадлежит ведущая роль в освободительной войне украинского народа. Одновременно запорожские казаки вели и многовековую борьбу против турецко-татарской агрессии. С 1667 года над Запорожской Сечью установилось двоевластие России и Польши. А с 1686 года она попала под власть исключительно Московского государства.

В период правления Петра Великого, а точнее — в 1709 году, Запорожская Сечь была уничтожена за поддержку казаками И. Мазепы. Только спустя четверть века царское правительство позволило запорожцам вернуться в родные места. Они основали Новую Сечь, которой было суждено стать последней.

На протяжении XVIII века царизм проводил политику ограничения и постепенной отмены прав и вольностей Запорожской Сечи, ее автономии. В 1775 году по приказу Екатерины II "Вольности войска Запорожского" были оккупированы войсками, столица-крепость уничтожена, ценности военного скарба, знамена, часть архива Генеральной канцелярии и многое другое было вывезено в Петербург. После этого был издан манифест Екатерины II об отмене Запорожской Сечи. Так завершилась ее славная история, продолжавшаяся 259 лет!

Но с уничтожением Сечи украинское рыцарство не исчезло бесследно. Оно укоренилось не только в воспоминаниях, но и в жизни всех последующих поколений. Наследниками его славы стали казаки, которые образовали Кубанское казачье войско. Немаловажно то, что до 1917 года в селах Черниговщины на многих домах была табличка с изображением коня. Это означало, что здесь живет казацкая семья. И в нужное время хозяин дома должен был быть на коне, в полном обмундировании и с оружием, готовым к походу.

Татьяна ЯРОШЕВСКАЯ.

(Продолжение следует).

Другие статьи этого номера