«А разве «Алые паруса» не современная вещь? Невнимательны вы, ей-ей!» — говорил когда-то о своем произведении Александр Грин

Известно, что в жизни и творчестве Александра Грина, день рождения которого приходится на 23-е число последнего летнего месяца, Севастополь занимал не последнее место. Как говорил сам писатель: «Некоторые оттенки Севастополя вошли в «мои» города Лисс, Зурбаган, Гель-Гью и Гертон». Именно в нашем городе великий романтик сделал свои самые удачные творческие открытия, и в то же время именно севастопольский период стал наиболее тяжелым испытанием для него.

Александр Гриневский — будущий всемирно знаменитый писатель Грин (так сокращенно называли его еще в детстве дворовые мальчишки) — вырос в городе Вятке, в семье ссыльного. Биографы описывают этот период так: "Степан Евзебиевич (отец Грина) поступил бухгалтером в земскую больницу. Он высоко ставил идеалы труда, пользы обществу. И произносил эти слова в назидание подрастающему сыну. Но это были слова. Бедность и бесправие согнули непрактичного и по-юношески наивного человека. Часто дети видели своих родителей пьяными, существовали в семье скудно, бранились. Каждый рот был лишним. Застенчивый Саша страдал и плакал, когда оскорбляли, но обид не прощал. Защищался яростно…"

В шестнадцать лет, получив двадцать пять рублей — дать большую сумму отец просто не мог, Александр Грин ушел из дома, точнее — уплыл. Он устроился матросом на пароход, курсирующий от Вятки до Казани. Однако и здесь задержаться надолго было не суждено. Александр, "малосильный и узкоплечий", просто не выдержал тяжелой работы. Дальше в его жизни были ночлежки, голод, болезни. И в последующие, уже зрелые годы он никогда не был баловнем судьбы. Порой даже простой кусок хлеба ему давался, благодаря невероятным усилиям. Но он всегда неизменно оставался предан себе. А точнее — своему творчеству.

Что с того, что однажды он сказал: "Мне хочется писать только для искусства, но меня заставляют, меня насилуют. Мне хочется жрать…" Когда-то Некрасов произносил подобные откровения, признаваясь, что многие вещи он написал ради куска хлеба. Так уж устроена наша жизнь, что человеку постоянно приходится бороться с миром материальным и духовным, и лишь от него одного зависит, что победит.

"Жизнь его не была счастливой", — написала в книге об Александре Грине Л.Михайлова. Думаю, это ее субъективное мнение, потому что сам Александр Степанович думал, чувствовал, воспринимал окружающее иначе, чем рядовые, обычные люди. И мерило счастья, жизненные ценности у него были свои. Если бы он считал счастьем жизнь сытую, наполненную бытовым комфортом, он бы отбросил прочь душевную маяту и не стал бы тем, кем стал — великим романтиком.

Да, он писал свои знаменитые, жизнеутверждающие "Алые паруса"" без копейки в кармане, в холодной, неотапливаемой комнате, где из мебели была только кровать, покрытая вместо матраса вытертым ковриком, а вместо одеяла лежала шинель. Чтобы согреться, Грин быстрыми шагами ходил из угла в угол и представлял образы Ассоль и Артура Грэя, людей, у которых, несмотря на житейские невзгоды, тем не менее все удалось в жизни. Он создал картину, сияющую радостью и счастьем, и сумел этим настроением заразить других. Потому что мечта, по глубокому убеждению Грина, — это на самом деле могучее орудие переустройства мира. Корабль с алыми парусами приходит к каждому, кто умеет мечтать.

Севастополь в биографии Грина занимает одно из центральных мест. Самобытность севастопольских улиц послужила прообразом его вымышленных городков. Вспомните, как гуляла Ассоль по маленькому приморскому городку Лисс: "…она медленно прошла кольцеобразным бульваром… На площади она подставила руку фонтанам". Разве это описание ничего не напоминает? Но были у Александра Грина и неприятные воспоминания, связанные с нашим городом. Здесь, будучи задействованным в революционном эсеровском движении, он был арестован и посажен в тюрьму. Ему светили десять лет заключения и ссылка в Сибирь, однако благодаря удачному стечению обстоятельств через два года удалось выйти на свободу.

Тем не менее новому советскому обществу Александр Грин не посвятил ни одного своего произведения. Возможно, потому, что его натуре претила жестокость, а становление нового общества без этого не обошлось. Так или нет, но факт налицо — произведения Грина оказались долговечнее произведений многих советских классиков. Наверное, потому, что он умел чувствовать вечное, а именно: стремление человеческой души возвыситься над земным, меркантильным. Стремление души обрести крылья.

Оксана НЕПОМНЯЩИХ.

Блиц-опрос

На улицах Севастополя мы попытались выяснить, насколько известно творчество Грина в наши дни. Были заданы вопросы: "Кто такой Грин?" "Какие произведения вы читали?" "Бывал ли Грин в Севастополе?"

Александр Иванович:

— Грин — мой любимый писатель. Я очень сожалею, что у меня до сих пор нет полного собрания его сочинений. В свое время я даже бывал в музее его имени, в городе Вятке. А еще я когда-то работал токарем в цехе, расположенном на месте бывшей тюрьмы, где сидел Грин. Вот, думал, и пересеклись наши пути.

Нина Владимировна:

— О ком вы спрашиваете? О Грине? Нет, не помню такого писателя. "Алые паруса"? Нет, не читала. И кинофильм такой не видела. А может, я просто забыла такого писателя? Ведь все же восьмой десяток пошел.

Инна и Вадим:

— Мы знаем, что в конце жизни Грин жил в Феодосии и что сейчас в его доме музей. Конечно, мы читали "Алые паруса" — это книга о том, что надо верить в свою мечту, даже если из-за этого над тобой смеются. У нас в школе даже был открытый урок, посвященный обсуждению этого произведения. А вот то, что Грин бывал в Севастополе, не знаем. (На вопрос "Что такое Зурбаган?" ребята ответили: аквапарк в парке Победы).

Светлана:

— Я работаю продавцом книг. Нет, произведений Александра Грина у нас не бывает. В основном детективы, любовные романы, какая-то познавательная литература. "Алые паруса" я, кажется, читала в школе. Но уже мало что помню.

Другие статьи этого номера