Американская мечта: блеск и нищета иллюзий

Она никогда не звонит мне на трезвую голову. Исключений не бывает, но зато сорок минут разговора дают ей иллюзию облегчения, которое быстро проходит. Жена американского миллионера, итальянца по происхождению, Наталья в свои 25 лет дважды пыталась свести счеты с жизнью — последний раз она бросилась с третьего этажа. При этом у нее растет семилетняя дочь Милена, обустраивается третий по счету дом в Калифорнии, не считая загородного особняка в так называемом царском селе за Севастополем.

С детства Наташа жила по правилам, которые устанавливала ее мать-одиночка. Нужно нести наказание за любой проступок — будь то ссадина на коленке, помятое платье или невыученный урок. "Ты сама во всем виновата, — твердили ей с утра до ночи, — нужно нести ответственность за каждый свой шаг". И она несла эту проклятую ответственность в виде овсянки без сахара, обливаний холодной водой и лишения права смотреть телевизор. Мать очень хорошо знала, что именно не любит Наташа, и от раза к разу ужесточала требования и расплату за "неправильное" поведение. Женщину особенно раздражало, что Наташа постепенно вырастала в красивую, эффектную девушку, на которую ближе к 17 годам начали обращать внимание взрослые мужчины. "Ты здоровая, как молодая кобыла, вот и поработай", — в сопровождении этих слов Наташе вручалась тряпка для мытья полов. Поэтому томный взгляд брюнета в возрасте на площадке для выгуливания собак во многом решил ее судьбу — через месяц она вышла замуж за 45-летнего Антонио.

Помимо томного взгляда, Антонио имел сеть супермаркетов в Турции, банковский бизнес и многочисленную родню. Когда один из его братьев стал притязать на Наташу прямо во время свадебной церемонии, она расплакалась в туалете ялтинского ресторана, где от души гуляли гости. "Терпи, — услышала она за спиной голос свекрови, говорившей с ней на ломаном английском. — Ты теперь член нашей семьи, а у нас не принято отказывать близким родственникам ни в чем".

Итальянский и турецкий Наташа выучила в рекордные сроки, и примерно с такой же скоростью к ней приходило понимание: ее купили, как лошадь на конных торгах. Здоровая и сильная молодая женщина потенциально могла родить и воспитать такое же качественное потомство, как ей потом объяснили. Однако после рождения Милены Наташа стала осторожной, ей не хотелось стать репродуктивной машиной, которая не имеет права голоса. Муж и его братья могли делать все что угодно: вызывать на дом проституток, швырять об стену бутылку с недопитым виски, уезжать на неопределенный срок и загадочное время — она должна была молчать. Если же скандал имел-таки место, из любой точки света неизменно приезжала свекровь с напутствиями, только уже на итальянском. Карманных денег Наташа не имела, продукты заказывались на дом, одежду она покупала вместе с мужем — расплачивался он. Антонио ни разу не тронул ее и пальцем, однако Наташа постоянно чувствовала себя избитой морально, настолько угнетал ее образ жизни жены миллионера, у которого не хватало для нее и полусотни долларов.

К тому же ее изматывали бесконечные визиты собственной матери — по разумению последней, дочь ухватила звезду с неба и поэтому требования вовремя учить уроки сменились новыми претензиями, которые вкратце можно было бы обозначить простым, как мычание, словом "хочу". На закате жизни Наташина мать вдруг взялась компенсировать нищету прожитых лет несообразной роскошью — покупкой хрустальных люстр в убогую "хрущевку", песцовой шубой (верх роскоши времен ее юности), обедами в городских ресторанах. Надо отметить, Антонио капризы тещи не только удовлетворял — он им потворствовал. Ему казалось, что так он прочнее привязывает к себе жену, которую по поводу и без повода ревновал к каждому столбу, если только этот столб не числился в его семье.

Однажды Наташа поняла, что женой миллионера хорошо быть тогда, когда есть желание потратить его деньги. Пришлось самой для себя констатировать, что никакого намека на такое желание у нее не осталось — молодая женщина не отходила от холодильника, толстела, дурнела и погружалась в ступор при виде ухоженных женщин, которых приглашал в дом муж. К тому же виски, которое до этого в огромном количестве заполняло бар, стало интересовать ее уже не в качестве детали интерьера. В интимные моменты Антонио отбрасывал ее, как обертку от только что купленного мороженого, да она и сама начала представлять себя в этом качестве, с той только разницей, что обертка обычно была намного ярче и красивей. Представляя себя обычной бумажкой и выпив для усиления ощущений, Наташа решила, что воспарит над землей, бросившись с третьего этажа.

"Девка, ты легко отделалась, — услышала она шепот несколько часов спустя. — Ходить ты можешь, иди отсюда, пока из психушки за тобой, суицидная ты моя, бригада не приехала". Она различила только мелькнувший белый халат и молодой профиль, дальше подсказывать было не надо. Наташа убежала из приемного покоя только для того, чтобы самой, по доброй воле, поехать лечиться от тяжелой депрессии в реабилитационное отделение психиатрической больницы имени Строганова в Симферополе. Дочь, как она знала, присматривала мама.

Красивая молодая шатенка не осталась без внимания даже в психбольнице. Ушло немало капельниц и уколов, после которых Наташа осознала постоянное присутствие молодого человека с нежной наружностью и плебейским именем Петя. Петя был студентом Московской консерватории, играл на флейте и скрипке и страдал хроническим неврозом. Он влюбился в Наташу сразу (не будем опошлять это светлое чувство избитым "первым взглядом") и все то время, пока на нее действовали препараты, играл ей на флейте. Пациентов отделения это сначала приводило в телячий восторг, потом в глубокую задумчивость, а уже за сим последовало пожелание сопроводить Петю в близлежащий сосновый бор для его музыкальных экзерсисов. Петя пожеланиям внял, однако звук его унылой флейты добавлял депрессивным больным отнюдь не целебную дозу.

Наташа развелась с Антонио (один Бог и еще ее адвокат знают, чего это стоило) и теперь живет вместе с Петей, Миленой и собственным вылеченным я в "двушке" по улице Горпищенко.

"Миллионеры — это не для нас, — сказала она мне накануне абсолютно трезвым голосом. — Если жизнь с таким человеком кого-то интересует, за хорошие деньги я дам интервью на эту теме".

Надежда ЕРОХИНА.

(Продолжение "Американской мечты" — в одном из ближайших номеров).

Другие статьи этого номера