«Любить Отечество велит природа, бог. А знать его — вот честь, достоинство и долг…»

Эти блестящие строки были избраны в качестве девиза для основанного в 1820 году известным литератором, впоследствии художником Павлом Петровичем Свиньиным журнала «Отечественные записки». Но как актуальны эти слова сегодня, в наше время. Когда, чего греха таить, мы в суете будней забываем то, о чем забывать права не имеем — о прошлом. Героическом и трагическом. Легендарном и прекрасном.
События Крымской войны 1853-1856 годов — это именно то прошлое, о котором необходимо помнить, которое необходимо изучать, по крупицам собирая порой разрозненные сведения и факты, поверьте, не такой уж далекой истории. Нашей с вами истории.
Севастополь — один из тех уникальных городов, в которых каждая пядь земли — сама история. Требующая корректного, бережного, деликатного отношения. История, которая должна быть сохранена для потомков.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА 10-Й БЕРЕГОВОЙ БАТАРЕИ

Крымская (Восточная) война — особая веха в истории Севастополя. О ней до сих пор, даже спустя сто пятьдесят лет, напоминают памятник Затопленным кораблям на Приморском бульваре и Малахов курган, Исторический бульвар и панорама обороны Севастополя 1854-1855 гг., памятники прославленным адмиралам и простым защитникам города, оборонительные башни и береговые батареи… Часть этих памятных мест неплохо сохранилась и сегодня поддерживается в достойном состоянии, позволяющем знакомить жителей и гостей города с его величественной историей. Часть, увы, навсегда утрачена. И уже никогда не сможет поведать нам о героических и мирных буднях наших дедов и прадедов.

Сегодня же речь пойдет об одном из уникальных севастопольских сооружений, которое сохранилось лишь частично и требует неотложной помощи, дабы не быть окончательно утраченным. О нем лишь иногда вспоминают специалисты при подготовке материалов по истории города, да и то все больше к юбилейным датам. А широкой общественности известно лишь то, что в начале XIX века в Севастополе (близ Херсонеса) существовала 10-я береговая батарея, которая входила в единый комплекс береговых укреплений, созданных в началу Крымской войны и призванных укрепить город с суши. Единицы знают, что она существует на том же месте и по сей день. Вот, пожалуй, и все. А жаль!

Тем более что в Севастополе и далеко за его пределами есть люди, настоящие энтузиасты, которые полны решимости сохранить для будущих поколений богатейшее культурное наследие и исторические ценности, к разряду которых, без сомнения, относится и 10-я береговая батарея. Именно они подвигли взяться за перо и рассказать севастопольцам и гостям города об одном из великого множества фортификационных сооружений периода Крымской войны и первой 349-дневной обороны Севастополя.

Итак. В 70-е годы XVIII века инженерное обеспечение южных границ России оставляло желать лучшего, а если быть более точными — было очень слабым. После присоединения Крыма к России (1783 год) стали разрабатываться проекты укрепления южной оборонительной линии. Решались актуальнейшие вопросы относительно расположения крепостей на границе с Турцией. 10 февраля 1794 года вышел Высочайший указ о новой инженерной подготовке южных границ и основании на берегу Ахтиарской бухты крепости под названием Севастополь. В документе особо отмечалась целесообразность превращения временных укреплений в мощную крепость. Севастополь был назван ключевым звеном в системе фортификационных сооружений Крыма. Новая крепость должна была стать неуязвимой для врагов как с суши, так и с моря. В августе 1795 года Екатерина II утвердила проект, в котором вновь были отмечены особая роль Севастополя и острая необходимость превращения его "в крепость чрезвычайной силы". Через год в утвержденный ранее проект были внесены добавления и исправления, касающиеся укрепления берегов не только главной Севастопольской бухты, но и смежных с нею. Этот проект уже включал в периметр крепости почти весь Херсонесский полуостров. Проект был весьма дорогостоящим. По предварительным подсчетам, затраты на его реализацию превышали 6 миллионов рублей. Но, к сожалению, ему не суждено было стать реализованным. Причинами тому стали новые исследования в фортификации и вооружении, а также произошедшие изменения в международной обстановке.

В 1792 году была учреждена Экспедиция строения южных крепостей, в ведомстве которой находились крепости Кинбурн, Очаков, Симферополь, Феодосия, Севастополь… Эту экспедицию возглавил граф Александр Васильевич Суворов, назначенный в тот период командующим войсками, расквартированными в Екатеринославской губернии и Таврической области, в том числе и в Крыму. 8 февраля 1793 года Суворов прибыл в Севастополь, где утвердил план укреплений крепости и смету затрат, подготовленные инженером Францем Павловичем Деволаном. Надо сказать, что, разрабатывая план укреплений обороны Крыма, Франц Деволан сделал совершенно четкий и ясный вывод, что Севастополь — важнейший пункт в нем — "цитадель Тавриды", призванный охранять убежище флота и морские склады, а также сухопутные сообщения Крыма с Россией. Франц Павлович первым отметил, что "положение Севастополя с суши представляется критическим" и поэтому требует особого внимания. А кроме того, что в случае военных действий в Крыму основные события будут происходить под Севастополем и именно здесь необходимо сосредоточить главные силы войск, предназначенные для обороны полуострова в случае необходимости.

Уже в июле этого же года проект Деволана был утвержден. По содержавшимся в нем предложениям, намечалось строительство пяти береговых батарей на мысах, выступающих в Севастопольскую бухту. Предусматривалось также строительство усиленных сухопутных фортов на возвышениях южной и северной бухт. Они должны были быть укреплены 270-ю орудиями, их них на береговых батареях — 152, на сухопутных — 118. На реализацию этого проекта отводилось три года.

Таким образом, к концу 1796 года Севастопольская крепость насчитывала восемь береговых батарей: Константиновская, Николаевская, Александровская, Павловская, а также батареи N 1, 2, 4 и 5. Сооружения эти были временные, земляные, по большей части открытые. Состояли они из двух или трех фасов, изломанных по направлению берега. В ходе строительства эти фортификационные сооружения совершенствовались, увеличивались в размерах, а также приспосабливались к ведению настильного горизонтального огня по неприятельским судам. С тыла безопасность батарей обеспечивалась замкнутой горжой с земляным валом и рвом впереди. Возводились пороховые погреба, склады, казармы… В основном работы были закончены к 1801 году. Но до возведения сухопутных фортов в этот раз дело так и не дошло.

О постройке новых береговых батарей (9-й, 10-й, 11-й) вновь заговорили лишь спустя четыре года, уже в 1805-м, по ходатайству Главного командира Черноморского флота и портов адмирала маркиза Жана Франсуа (Ивана Ивановича) де Траверсе. Был утвержден очередной проект, предусматривающий строительство в Севастополе семи новых батарей. Затем на некоторое время, как водится, о проекте забыли. Он был исполнен лишь в 1810 году.

Комплекс сооружений береговой батареи N 10 расположен на м. Лоханочка — западном входном мысе Карантинной бухты. Первые земляные оборонительные сооружения были построены здесь в 1808 -1810 годах по плану, составленному генерал-инженером фон Сухтеленом. Первоначально батарея имела вид замкнутого земляного укрепления с четырьмя фронтами полигонального начертания: центральным, обращенным в сторону открытого моря — 160 метров, западным — 200 метров, контролировавшим вход в Карантинную бухту, восточным — 180 метров, поддерживающим Александровскую батарею при действии по рейду и в случае нападения на нее с тыла. Четвертый — фронт сухопутной обороны, состоял из двух фасов, образующих угол с небольшим редутом. Первоначально батарея была вооружена 60 орудиями. А располагалась она таким образом, что в случае подхода неприятельского флота он еще вне рейда встречался с ее огнем. Возведение 10-й земельной береговой батареи завершилось в 1818 году. Всеми работами непосредственно руководил генерал-майор Гартонев.

С 1822-го по 1824 гг. на укрепление батареи было затрачено 12,5 тысячи рублей. Она находилась в ведении сухопутной артиллерии. Для обеспечения эффективного функционирования батареи предусматривалось, что каждую из почти шестидесяти имеющихся на вооружении пушек будут обслуживать по 6 человек. На прочие орудия, за исключением мортир, к которым не было предусмотрено обслуги, — по пять человек, и, наконец, по такому же количеству людей на каждую ядрокалительную печь.

В 1844 году на 10-й береговой батарее, согласно Высочайше утвержденному (1841 г.) проекту, началась реконструкция. Отлогости земляных валов были усилены каменными одеждами, возведены укрытия для личного состава и внешняя линия сухопутной обороны полигонального начертания с двумя небольшими бастионами. К 1845 году батарея располагала уже шестьюдесятью двумя орудиями, тремя ядрокалительными печами. Помимо этого, по распоряжению генерал-майора Баранцова были построены ядрокалительные железные решетки.

Летом 1850 года генерал-инспектор по инженерной части, посетивший Севастополь, составил подробнейший и основательнейший отчет о поездке. Отчетный документ был одобрен лично императором Николаем I. Высокое начальство было довольно тем, что 10-я батарея хорошо обстреливает вход в севастопольский рейд и подходы к нему. Однако недовольство вызывало состояние защиты горжевой части в случае возможной атаки десанта противника. В результате было предписано исполнить ряд конкретных указаний. Прежде всего 10-я береговая батарея должна была быть укреплена углублением рва, увеличением высоты эскарных, контрэскарных и брустверов. При этом надлежало обеспечить фланговый обстрел рва. В этом документе впервые устанавливались численность и постоянное размещение на укреплениях войск для защиты от вражеского десанта. На 8-й и 10-й батареях должно находиться два батальона. Также на батарее находился резервный батальон Литовского полка (400 человек) под начальством генерал-майора Пихельштейна.

К началу Крымской кампании береговая батарея N 10 входила в первую дистанцию оборонительных укреплений и продолжала играть важную роль в защите Севастопольской крепости с моря, имея на вооружении порядка шестидесяти орудий. Из них: 2 — трехпудовые пушки образца 1838 года; 29 — тридцатишестифунтовых пушек; 12 — однопудовых длинных единорогов; 6 — пятипудовых мортир. Прислуга батареи состояла из 277 человек, в основном артиллеристов Севастопольского артиллерийского гарнизона. Командиром батареи был капитан 2 ранга А.Н. Андреев. Левым флангом батареи командовал лейтенант Папа-Егоров.

Надо отметить, что береговые батареи, в том числе и 10-я, имели ряд существенных недостатков. Они были преимущественно открытыми с тыла, частью не замкнутыми оборонительными стенками… Но это не помешало им выполнить свои задачи. А славным защитникам города явить миру неподражаемые образцы стойкости и героизма. Расположенная за входом в Севастопольскую бухту 10-я береговая батарея подверглась наиболее сильному обстрелу во время первой бомбардировки Севастополя 5 октября 1854 года. Орудия батареи вели дуэль с 8-ю французскими кораблями, нанося им значительные повреждения и при этом неся минимальные потери со своей стороны и при полном сохранении боеспособности. Впоследствии орудия 10-й береговой неоднократно использовали против французских осадных войск на территории городища Херсонес, а также в районе Карантинной слободки и бухты.

Одиннадцать месяцев, 349 дней и ночей, длилась первая героическая оборона города. Имена его защитников навсегда вписаны в историю. Великий русский писатель граф Лев Толстой — участник событий 20 ноября 1854 года — писал своему брату Сергею Николаевичу о стойкости защитников города: "…Я благодарю бога за то, что я видел этих людей и живу в это время…". Но, несмотря на титанические усилия армии и флота, севастопольцев, город был сдан неприятелю.

30 августа 1855 года враг вошел в разрушенный и сожженный Севастополь. В этот же день в полках русской армии был зачитан приказ главнокомандующего Горчакова, в котором говорилось: "…Храбрые товарищи! Грустно и тяжело оставить врагам нашим Севастополь, но вспомните, какую жертву мы принесли на алтарь отечества в 1812 году. Москва стоит Севастополя! Мы ее оставили после бессмертной битвы под Бородином. 349-дневная оборона Севастополя превосходит Бородино!".

После завершения обороны города батарея была разоружена и до 1870 года не использовалась. Но на планах города она все равно обозначалась как бывшая батарея N 10. По-видимому, в частично боеспособное состояние батарея приводилась в 1877-1878 гг. с установкой новых орудий на прежней позиции. На плане города, датируемом 1885 годом, она значится под номером 11. Но надо отметить, что план сооружений сохранен прежний.

В 1889 году батарея была реконструирована применительно к установке восьми новых одиннадцатидюймовых (279 мм) 35-калиберных береговых орудий заводов Круппа и Обуховского. По другим данным: девятидюймовых (229 мм) мортир. Дальнейшая реконструкция батареи проводилась в соответствии с "Планом возобновления и дальнейшего усиления крепости Севастополь", принятым Особым совещанием о стратегическом положении в 1885 году.

Окончательно комплекс сооружений батареи сформировался в период с 1893-го по 1908 г. В завершенном виде береговая батарея N 10 представляла собой открытое бетонно-земляное брустверное сооружение на восемь одиннадцатидюймовых береговых орудий на станках конструкции заводов Круппа и Обуховского массой 77,6 т с дальностью огня до четырнадцати километров и скорострельностью 0,5 выстрела в минуту. Орудийные дворики располагались в бетонном массиве попарно, разделенные бетонным траверсом, имея один артиллерийский погреб с общей системой подачи боеприпасов, две орудийные установки. Мощность бетонного массива батареи достигала 3,7 метра, поверх бетона насыпалось еще до трех метров земли. В центральной части батареи был устроен бетонный арочный проезд, северный и южный фланги ее прикрывались мощными бетонными траверсами, здесь же располагались бронированные павильоны для дальномеров с вертикальной базой системы Люжойля-Мякишева и пристрелочные

57-мм пушки Норденфельда. На территории батареи находилось также два бетонных с броневым покрытием поста для приборов центрального управления огнем системы де Шарьера. Система сухопутной обороны включала обновленные сооружения первой половины XIX века, усиленные пулеметными позициями. Въезд на батарею располагался на восточном фланге.

Батарея участвовала в действиях по отражению набега на Севастополь германо-турецкого крейсера "Гебен" 29 октября 1914 года и до 1918-го оставалась в числе действующих объектов Севастопольской крепости. В ходе последующих событий материальная часть батареи была разграблена и орудия выведены из строя. Далее 10-я береговая батарея не возводилась и была разоружена.

В период второй героической обороны Севастополя (1941-1942 гг.) на позиции бывшей 10-й береговой была развернута башенная зенитная батарея, имевшая на вооружении две двухорудийные установки 81-К калибром 76 мм.

В послевоенное время сооружения бывшей 10-й береговой батареи использовались для различных целей ведомствами и структурными подразделениями военно-морского флота. В 1970-1975 гг. на части ее территории был возведен лабораторный корпус Института биологии южных морей Академии наук Украины. При проведении строительных работ была уничтожена часть земляных сооружений первой половины XIX века и разрушена центральная часть бетонного массива. Однако на территории научного учреждения сохранились два орудийных дворика, дальномерный павильон, восточный бетонный траверс батареи и артиллерийский погреб с броневыми дверями, используемые в качестве вспомогательного помещения. Нельзя не отметить, что на землях, примыкающей с запада к территории вышеназванного института бывшей воинской части, сооружения батареи сохранились почти идеально (если можно так сказать). Кроме того, уцелели участки земляных оборонительных сооружений первоначального западного батарейного фронта и фронта сухопутной обороны.

В настоящее время на части территории 10-й береговой батареи располагается вполне современное городское предприятие — ГП "КБ "Радиосвязи" (точнее — его испытательный полигон) с вполне реальным адресом: ул. Катерная, 45. Участок этот был передан в аренду вышеназванному предприятию по решению Севастопольской городской государственной администрации в январе 1997 года. . И надо сказать, что большого желания, как, впрочем, и возможности для сохранения памятного места, входящего в единый реестр недвижимых памятников по Севастополю (государственный учетный N 2.4.609 — 2.12.1), каковым батарея и является, у ГП "КБ "Радиосвязи" нет. Более того, ранее установленные этим предприятием конструкции средств связи существенно разрушили 10-ю батарею. Заметим, что упомянутые решение городской исполнительной власти и действия предприятия-арендатора противоречат закону Украины "Об охране культурного наследия". Кроме того, на наш взгляд, они противоречат и здравому смыслу, и общепринятым нравственным нормам.

"УНИЧТОЖЕНИЕ ПРОШЛОГО, — ВОЗМОЖНО, ХУДШЕЕ ИЗ ВСЕХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ", —

писала Симона Вейль, французская писательница и философ в прошлом XX веке. Увы, и сегодня многим из нас не помешало бы помнить об этом. И не только помнить, но и руководствоваться в практической деятельности. Поскольку то, что происходит в наши дни вокруг памятника фортификационного искусства — 10-й береговой батареи, иначе как актами вандализма не назовешь.

Но прежде чем перейти к непосредственному описанию событий наших дней, приведем выдержку из заключения отдела государственной службы охраны культурного наследия управления культуры и туризма Севастопольской городской государственной администрации:

"…Сохранившиеся объекты береговой батареи N 10 представляют собой ценный фортификационный памятник военной истории, связанной с событиями первой обороны города 1854-1855 гг., отраженными в многочисленных исторических и литературных произведениях, и имеют большую историческую ценность как памятник отечественного инженерного искусства рубежа XIX-XX вв. и памятное место событий 1941-1942 годов…"

Очевидно, что данная в документе трактовка не подлежит иному толкованию. А значит, 10-я береговая батарея, вернее, то, что от нее, простите, осталось, несомненно, — наше общее культурное наследие, исторический памятник, требующий защиты и бережного отношения. К счастью, это понимали и наши городские чиновники, когда 24 марта 2005 года подписывали документ, точнее, распоряжение главы городской государственной администрации N 370-р "О дополнении к списку памятников культурного наследия по г. Севастополю". В приложении к данному документу значится "Памятное место 10-й береговой батареи 1808-1856 гг. Западный берег Карантинной бухты. Охранная зона в радиусе 50 м от сохранившихся казематов". Как уже упоминалось выше, батарея взята на государственный учет как памятник местного значения и внесена в единый государственный реестр.

Но все дело в том, что пока у города и у нашего государства просто не хватает средств на достойное содержание отечественных святынь. А иногда и руки до всего не доходят. Но Севастополь всегда славился людьми, боготворящими свой родной город, гордящимися его историей и мировой славой. Людьми неравнодушными, настоящими энтузиастами. Было бы несправедливо умолчать об этом. Ведь именно благодаря таким нашим землякам, бьющим во все колокола, пытаясь сохранить памятники и памятные места, мы имеем возможность собственноручно прикасаться к истории, видеть подлинные свидетельства прошлых веков и лет.

Одним из таких людей, вне всякого сомнения, является Владимир Сергеевич Виноградов. Он родился и вырос в Севастополе, впитал в себя тот необыкновенный севастопольский дух, который на протяжении всей жизни, даже вдали от родного города, не позволял забывать о своих корнях и о тех местах, с которыми столько связано. Да, сегодня Владимир Сергеевич в Севастополе не живет, но севастопольцем себя считает по праву. А еще его жизненным кредо стали слова: "Вставши на ноги, не забывай о руках, поднявших тебя". Именно поэтому, достигнув определенного уровня материального благосостояния, Владимир Виноградов твердо решил, что часть заработанного он обязательно будет вкладывать в тот город, который дал ему путевку в жизнь. И надо сказать, что он ни разу после принятого решения не отступился от него.

Он не любит говорить об этом. Как и большинству людей, занятых конкретным делом, Владимиру Сергеевичу важнее сделать, чем сказать об этом. Так было и с оказанием помощи Национальному заповеднику "Херсонес Таврический", так случилось и в этот раз. Узнав о бедственном положении 10-й береговой батареи, он, посоветовавшись со своими единомышленниками из ООО "Герцог-Люк", принял решение о том, что дело нельзя пускать на самотек, памятное место необходимо срочно спасать. Сказано — сделано.

Прежде всего сотрудники общества задались целью побольше узнать об истоках создания 10-й береговой батареи, ее роли в важнейших для Севастополя исторических событиях. Почти два года (!) ушло на работу во Всероссийском государственном военно-историческом архиве, где буквально по крупицам, по отдельным документам воссоздавалась история, скрупулезно собирались и копировались документы, относящиеся к севастопольской 10-й береговой батарее. Затем в рамках охранного договора на памятник культурного наследия от 28.09.2005 года ООО "Герцог-Люк" передает все копии собранных материалов в отдел госслужбы охраны наследия управления культуры и туризма горгосадминистрации на CD-носителях в количестве двадцати штук! Те, кто хоть немного разбирается в электронных носителях, сможет оценить, какой колоссальный объем работы был выполнен "виноградовцами".

Но они не останавливаются на достигнутом. Теперь, когда история создания памятника фортификационного искусства выяснена, что называется, "от закладки первого камня" и до сегодняшнего дня, ставится задача осуществить создание музея. Иными словами, создать музейный комплекс на территории 10-й береговой батареи. К слову, уже сегодня ООО "Герцог-Люк" готово представить севастопольцам и гостям города две тематические выставочные экспозиции по 10-й батарее. Пока окончательно не урегулирован вопрос о создании музейного комплекса непосредственно на месте расположения 10-й, принято решение о подготовке и временном размещении их в Украинском культурно-информационном центре и Доме офицеров Черноморского флота Российской Федерации. А дебютировать планируется 12 сентября в помещении городского совета. В день, когда депутатский корпус города соберется на свою очередную сессию.

А пока территория памятного места убрана от мусора и благоустроена, произведен косметический ремонт подземного каземата, высажены зеленые насаждения — оливковые деревья и кипарисы (всего около ста деревьев). Памятное место находится под охраной в режиме круглосуточного дежурства, но туда обеспечен доступ организованным экскурсиям. В перспективе после выполнения полного объема работ батарея сможет принимать многочисленных туристов, предлагая им не только ознакомление с самим фортификационным сооружением, но и выставочные экспозиции, тематические праздники с воспроизведением боев и т.д. В.С. Виноградов и ООО "Герцог-Люк" уже вложили в восстановительные работы порядка двух миллионов гривен. И, между прочим, планируют вкладывать еще и еще. Все работы по строительству музея 10-й береговой батареи планируется осуществить без вложений из государственного и городского бюджетов, исключительно за счет собственных средств.

Владимир Виноградов уверен, что город может и должен зарабатывать средства на подобных объектах. Тем более что интерес к ним огромен не только у граждан Украины, но и у зарубежных гостей. Кстати, он приводит в пример Финляндию, в которой подобные музейные комплексы существенно пополняют казну. Скажите, чем Севастополь хуже?

Вот тут-то и возникает совершенно парадоксальная ситуация. Никто не возражает против наличия такого объекта в нашем городе. Нет возражений и против зарабатывания денег и создания новых рабочих мест. Но это только на словах. А на деле получается по-другому. Выше уже упоминалось о том, что территория бывшей 10-й береговой батареи частично передана в аренду ГП "КБ "Радиосвязи". Но за период нахождения земельного участка по ул. Катерной, 45, в ведении обозначенного предприятия не было выделено никаких средств на содержание не только помещений, которые предполагались к использованию для испытания средств радиосвязи, но тем более для содержания памятников культурного наследия Севастополя. Естественно, не предпринимались и меры по укреплению постоянно разрушающейся под воздействием моря береговой части земельного участка. А это, в свою очередь, вполне может привести не только к смыву части территории самого земельного участка, но и к необратимому повреждению и полному уничтожению уникальных памятников исторического и культурного наследия Севастополя, принадлежащих, как ни громко это звучит, всему человечеству.

Что же мы с вами за люди такие? Как говорят в народе, "и сам не гам, и другому не дам". Если на сегодняшний день у государства и города нет и в обозримом будущем не предвидится средств на содержание исторических памятников, то почему же не решить вопрос о передаче этих полномочий людям, заинтересованным и готовым вкладывать в это деньги? Ведь не увезут же они в конце концов 10-ю береговую батарею к себе домой. Нет, совсем наоборот. Облагородят и будут достойно содержать. При этом, заметьте, за счет собственных средств. Да еще помогая городу пополнять бюджет и создавать дополнительные рабочие места. Это, между прочим, совсем не противоречит планам развития города по превращению его в туристический и рекреационный центр.

Или кому-то станет легче от того, что батарея будет окончательно разграблена и стерта с лица земли? Но не об этом ли в разные времена мечтали враги, пытавшиеся сломить и покорить Севастополь и севастопольцев?

Им ни разу не удавалось осуществить задуманное на легендарной севастопольской земле. Неужели потомки капитан-лейтенанта Казарского, адмиралов Нахимова, Истомина, Корнилова, Лазарева, Ушакова, сестры милосердия Даши Севастопольской, хирурга Николая Пирогова… всех наших несгибаемых земляков допустят такой позор и варварство?

Пока этот вопрос остается без ответа. Поэтому точку в нашей истории ставить рано. А это значит, что продолжение следует…

Татьяна ЯРОШЕВСКАЯ.

От автора

При подготовке публикации использованы материалы Всероссийского государственного военно-исторического архива, государственного архива Севастополя, отдела государственной службы охраны культурного наследия управления культуры и туризма Севастопольской городской государственной администрации. Фотографии, схемы и карты 10-й береговой батареи публикуются впервые.

Другие статьи этого номера