Тринадцатый выпуск

40 лет назад, 9 сентября 1966 года, в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище вручались дипломы, лейтенантские погоны и офицерские кортики молодому пополнению офицерского морского корпуса. Советский Союз уже какое время находился в состоянии «холодной войны» с капиталистическим миром, и для армии и флота позарез нужны были квалифицированные кадры. Создавался ядерный щит. Его броня состояла в т.ч. из подводных лодок с ядерными энергоустановками, способными доставить торпеды и ракеты поближе к противнику и в случае необходимости выпустить их в нужном направлении.Только подводная часть этого щита составляла 300 единиц атомных и дизельных подводных лодок. Вот осваивать эти энергоустановки, ими управлять и довелось в полной мере 13-му выпуску.

"Переодевал" бывших курсантов в офицерскую форму сам Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков. Приезд Главкома подчеркивал серьезность ситуации.

— В добрый путь, лейтенанты! Семь футов под килем! Буду рад встретиться с вами в звании адмиралов, — напутствовал молодых подводников прославленный Главком.

Морское училище, как и любое другое учебное заведение, — это не только курсанты и преподаватели. Не только библиотека и лабораторная база. Это еще и здание-корпус, это еще и история учебного заведения, которая формирует у воспитанника ответственность, жизненную ориентацию, воспитывает патриотизм. История Севастопольского инженерного училища считается с 1952 года. А выпуск 1966 года — тринадцатый. Хотя как считать… Дело в том, что мы историю не только переписывали, подгоняя под нужды системы, но и укорачивали. Не стала исключением и "Голландия".

После "Цусимы" стало очевидным для всех, что морской державе без сильного флота не обойтись, а состояние русского флота требовало коренных реформ и внимания. Первая мировая, где флоту отводилась далеко не второстепенная роль, это подтвердила. Увеличение численности боевого состава флота поставило на повестку дня и кадровый вопрос. Решать этот вопрос и предстояло Морскому корпусу, который планировалось открыть в Севастополе. В этом же Морском корпусе должен был проходить "курс морских наук" и престолонаследник цесаревич Алексей. Вот текст закладной доски будущего корпуса: "Въ благополучное царствование Государя Императора Николая II заложено сие здание 23 июня 1915 года въ бытность Морскимъ Министромъ Генералъ-Адъютанта Адмирала Григоровича, Помощником Морского Министра Вице-Адмирала Муравьева, при Главном Инспекторе Морской Строительной Части Генералъ-Лейтенанте Берхъ. Председателе Временной Строительной Комиссии Капитане I-го ранга Ворожейкине и Строителе корпуса Гражданскомъ Инженере Коллежскомъ Советнике Венсанъ".

Потребность в морских кадрах была столь велика, что уже в сентябре 1916 года начались классные занятия. Правда, весь набор состоял из единственной роты кадетов, так как здание не было достроено и учебная база находилась в стадии формирования. Однако вскоре и эта единственная рота кадетов была распущена. А первый кадет цесаревич Алексей уже был расстрелян в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге.

Недостроенное здание кадетского корпуса пустыми глазницами безрамных окон осталось взирать на развязанную большевиками гражданскую распрю.

В 1919 году Крым еще оставался в руках Русской армии. Ее главнокомандующий генерал А.И. Деникин, командующий Черноморским флотом адмирал М.П. Саблин еще надеялись, что Крым сможет противостоять большевистскому напору и флот "еще послужит матушке России". В октябре их усилиями и распорядительностью заброшенное здание Морского корпуса приняло 260 кадетов и гардемаринов.

Забота о молодом поколении — это ответственность перед будущим государства. Среди множества других забот у Верховного правителя юга России П.Н. Врангеля значился и Морской корпус, который он не оставлял без доброго внимания. В свой приезд на встречу с воспитанниками командующий Русской армией обратил внимание на форму одежды кадетов. "Вы все в зеленом. Я привык видеть моряков в синем, это цвет вашего моря. Я дам вам синее сукно. Порт сошьет вам кителя, голландки и шинели. Будете вы в своем природном цвете", — соответствующее распоряжение было отдано адмиралу С.Н. Ворожейнику, первому начальнику Морского корпуса.

Судьба распорядилась по-своему. Слишком доверчивым и беззащитным оказался русский народ. 15 ноября 1920 года кадеты с вместе с Черноморским флотом были эвакуированы в Северную Африку — порт Бизерту. Морской корпус обосновался в лагере Джебель-Кебир во французских казармах. За пять лет было произведено несколько выпусков. Последний состоялся 15 мая 1925 года. В этот же день был спущен и флаг морского корпуса.

До конца 1951 года здание Севастопольского Морского корпуса обеспечивало нужды ВВС. С 1952 года — это Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище.

Чем же отличается 13-й выпуск от всех остальных тридцати восьми? Те же отличники. Те же нарушители дисциплины. Те же спортсмены, те же артисты. Те же "огородники". На экзаменах стол экзаменатора часто украшала ваза с клубникой или черешней. Преподаватель доволен. Двоек нет. Потом вечером, придя на свой огород, он этой клубники и недосчитывался. В отношении спортсменов начальник факультета Г.М. Буйнов говорил: лучше пять пьяниц, чем один спортсмен. Характерно, что в этом плане убывшие вместе с Морским корпусом в Бизерту кадеты и гардемарины ничем не отличались от курсантов инженерного училища. Озорной задор проходит лишь с возрастом. И чем дольше сохраняется в душе детский задор, тем дольше ты молод.

После выпуска молодые лейтенанты сразу же окунулись в пламя "холодной войны". Из 370 офицеров 13-го выпуска десять "не вернулись из боя".

Механический хлеб, как известно, черный. Очень черный. К чести выпуска, почти все выпускники остались верны избранному пути и своей специальности, стали основой корабельного состава ВМФ, внесли заметный вклад в развитие ВМФ СССР. Вскоре всему ВМФ стали известны имена инженер-механиков: В. Антонова, В. Удода, В. Шестакова, А. Аладкина, В. Стефановского, М. Зеленкова, Г. Смалько. А вообще Севастопольское инженерное имело очень высокий авторитет не только у нас, но и у подводников НАТО. Нас тогда уважали и боялись. Позже, после расформирования училища, они вздохнут: "Конец осиному гнезду!".

13-й выпуск оказался на редкость "ученым" — более 30 кандидатов технических наук, 4 доктора. Это капитан 1 ранга М. Мамаев, капитан 1 ранга Н. Грунтович, капитан 2 ранга В. Архипов, капитан 1 ранга А. Катвалюк. Анатолий Лазаревич Катвалюк — это особый случай. Свою докторскую защитил в Гарвардском университете.

Двое из выпуска выполнили напутствие Главкома и стали адмиралами. Это Миша Зеленков и Саня Аладкин. Более ста офицеров "главкомовского выпуска" стали ордено-носцами. Выговор от Главкома достался В. Стефановскому. Это тоже награда.

Небывалый случай на флоте — механик стал командиром атомной подводной лодки, а позже — командиром дивизии АПЛ. Это капитан 1 ранга В. Машин.

Двадцать четыре выпускника вернулись в родные пенаты преподавателями. Отдельно необходимо отметить преподавателя А. Аладкина. Немного попреподавав, капитан 1 ранга Аладкин снова ушел на флот. Дослужился до адмирала, службу закончил начальником Технического управления Черноморского флота. Уже будучи в запасе, создал высокоэффективный сепаратор для очистки льяльных вод.

Судьба офицеров 13-го выпуска после службы сложилась как и у всех: работа, у кого она есть, дом, дача, внуки.

Особо упорные, как А. Аладкин, А. Романенко, А. Катвалюк, "двигают" науку и технику. Александр Аладкин дорабатывает свой сепаратор льяльных вод. Анатолий Катвалюк, как уже говорилось выше, стал доктором наук, успешно занимается социальными технологиями. Александр Романенко стал кандидатом филологических наук и редактором популярной газеты "Сын Отечества".

Но все же 13-й выпуск особый. "Не как все". Офицеры этого выпуска впервые и первыми задумались и подняли открыто вопрос о социальной и технической защищенности подводника и вообще защитника Родины. Подняли вопрос о преемственности истории, о необходи-мости переосмысления отдельных исторических дат и мест, вовлечения в культурно-исторический оборот и воспитательный процесс всего духовного наследия, а не только отдельных эпизодов. Это офицеры А. Катвалюк, А. Романенко, В. Стефановский. Правда, В. Стефановскому это стоило службы, но он продолжал "думать" и уже будучи в запасе. Его усилиями вовлечена в культурный и научный оборот и история родного училища — Севастопольского Морского корпуса. Он ходил по Джебель-Кебиру, Сфаяту. Посетил могилы первых кадетов и гардемаринов Морского корпуса. Торжественно и прилюдно поднял Андреевский флаг на месте его спуска в Бизерте. Его инициативы известны всему русскому зарубежью. Созданное им Морское собрание посещают для застольных бесед ученые, дипломаты, министры. По количеству печатных трудов и их общественной и научной значимости В. Стефановский стал членом-корреспондентом Российской Петровской академией наук. Диплом члена-корреспондента и выговор от самого Главкома лежат на парадной полке.

Накануне юбилея добрым словом вспоминают ветераны тех, кто дал им путевку в большую жизнь: А. Крастелева, А. Саркисова, Г. Буйнова, Ю. Фомина, В. Могильникова, А. Стрельникова, А. Сыромятникова. Особого уважения, даже у бывших двоечников, заслужил Вартан Акопович Сагомонян. В свои около 90 он до сих пор не покидает кафедру математики.

13-й выпуск благодарен всем, под чьим руководством и заботой довелось осваивать азы морской службы, а фактически зарабатывать путевку в жизнь.

В 1992 году Высшее военно-морское инженерное училище было преобразовано в Военно-морской институт.

С 2005 года на учебной базе Высшего военно-морского инженерного училища создан Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности. Заместителем ректора в университете на поприще подготовки специалистов по ядерной энергетике в лице капитана 1 ранга А.Н. Корнева трудится живучий тринадцатый выпуск.

А величественное здание Морского корпуса, созданное талантом архитектора А. Венсана, безмолвно отсчитывает эпизод за эпизодом нашей непростой истории.

Жизнь продолжается.

Другие статьи этого номера