Валерий САРАТОВ: «Строительство высоток в историческом центре города — предательство Севастополя!»

О нашей земле и патриотизме, собственности и реприватизации, об образовании, медицине и бюджете, самострое и жилье, Центральном холме и многом другом мы говорили с председателем Севастопольского городского совета, лидером городского отделения Партии регионов В.В. Саратовым.- Валерий Владимирович, вы были в самой гуще, в первых рядах недавней избирательной кампании. В нашем регионе она строилась не на трех китах, а на двух: отношении к своему городу (то, что мы и называем патриотизмом) и к статусу русского языка. Согласны?

— В принципе, да.

— С языком пока понятно: ваша партия, придя к власти, стопроцентно выполнила обещание на региональном уровне. Теперь все должно решаться на высшем. А что касается главного «кита», уверен: здесь многое зависит именно от местных законодателей, в том числе лично от вас, как лидера большинства в новом горсовете. Ведь любовь к городу — это не только духовное понятие, включающее в себя верность его легендарной истории и традициям, военно-морской культуре и классическому белокаменному облику. Но есть и другая сторона этой любви — материальная. Севастополь — не Клондайк, не нефтеносные Эмираты и пока даже не туристическая Мекка. Единственное ее богатство — земля, море и солнце, делающие вложения в любую постройку здесь суперприбыльными. И это богатство должно принадлежать всей громаде, а не отдельным пронырливым личностям. Увы, но даже наша недавняя история подтверждает слова классиков о том, что нет такого преступления, на которое не пошли бы власть и деньги имущие ради еще больших доходов. Шли на это и в Севастополе, как показали полуразоблачения в предвыборную кампанию в местной прессе. Партия регионов обещала разобраться и навести порядок. Но недавно, как сообщали СМИ, новый Кабмин отправил письма в Фонд госимущества и Генпрокуратуру, чтобы там продолжили расследования лишь явных злоупотреблений в процессе прошлой приватизации, а сомнительные (недоказанные?) — оставили. Означает ли это, что репреватизации незаконно «награбленного» не будет, самозахваты останутся безнаказанными, а уродующий самобытность города самострой так и не снесут?

— Вы задали сразу два вопроса. Первый — политический. Приватизация — дело сложное. Она проходила у нас и в других странах СНГ весьма непросто. Потому так много можно сейчас задать вопросов по этому процессу. Но главная-то проблема в том, что собственность не имеет возможности все время двигаться вперед-назад. Как только возникает нестабильность по отношению к самому институту собственности, пропадает так называемый реальный инвестор. Нельзя их отпугивать от Украины, инициируя глобальную повторную приватизацию объектов государственной собственности.

По-моему, вопрос — не в сомнительности приватизации отдельных предприятий и объектов, а в неэффективном собственнике. Возьмем наш многострадальный "Парус", где я долго работал, — типичный пример неэффективной приватизации: люди, которые пришли туда, по большому счету, не собирались заниматься производством и развитием завода. Они пытались его перепродать. Не совсем это, правда, получилось. Сейчас там новый совладелец, имеющий половину пакета акций, — российское "Динамо", которое планирует наладить выпуск электротехнической продукции. Но отношения между собственниками остаются непростыми, что по-прежнему блокирует работу завода.

Есть вопросы и по "Маяку". Считаю, неэффективной была приватизация и на "Севморзаводе", когда туда пришел "Сигма Блейзер" — пакетный инвестор, купивший этот объект изначально для перепродажи. Сейчас у предприятия появился эффективный собственник в лице "Авлиты", который намерен возродить судостроение на заводе. Потому на Морзаводе завершается процесс приватизации, ибо сегодня в него вкладываются реальные и большие деньги для создания дополнительных мощностей. Вот это я называю инвестициями в экономику региона и страны. Я не согласен с оценкой покупки индийской "Миттал стил" нашей "Криворожстали". Это не инвестиции, а простая продажа собственности.

— Но большинство севастопольцев от приватизации предприятий практически ничего и не получили. Ваших избирателей волнует именно разбазаривание земель громады — основной гарантии будущего для них и детей.

— А это и есть второй аспект поднятой вами проблемы. Как ни странно, сегодня в нашем государстве, на мой взгляд, есть ложно понимаемое чувство демократии. Не понимаю, честно говоря, принципа функционирования общества, где во многих случаях законодательная база защищает… нарушителя закона.

Посмотрите, как решаются вопросы с самозахватами и самостроем на цивилизованном ныне "диком Западе". Там мэр выносит вердикт: "Вернуть в муниципальную собственность или снести!". Если он оказывается не прав, пострадавший судится с мэрией и ущерб потом ему возмещается. Но я не думаю, что такие ситуации даже в принципе возможны, к примеру, в США или ЕС. И самострой там нереален. У нас же сегодня закон прописан так, что если кто-либо начинает самостоятельно строить, то многочисленные контролирующие органы ничего с этим поделать не могут. Потому что должно быть у судоисполнителя на руках окончательное решение суда. Процесс же в суде занимает длительное время.

Позволю для большей наглядности небольшое отступление. На днях в наш город приезжали голландцы, которые хотят работать по правительственному траншу на переработку твердых бытовых отходов в Севастополе. Вспомнил, потому что задал им — представителям страны серьезной в нашем понимании демократии — вопрос: "Как вы поступаете с теми, кто не платит за вывоз мусора?". Ответ был элементарно прост: в одной жировке в Голландии — два счета: за мусор и электроэнергию. И неуплата за первую услугу автоматически влечет за собой немедленное отключение света.

Я и говорю совершенно серьезно и обдуманно: в интересах громады Севастополя в некоторых вопросах городской жизни местные законы необходимо серьезно ужесточить в рамках отпущенных нам полномочий. И не нужно этого бояться! Потому что на тысячу добропорядочных севастопольцев находятся, увы, три мерзавца, которые нарушают законы общества, пользуясь безнаказанностью, как индульгенцией, по крайней мере на три ближайших года. И тысячи это видят, теряют веру во власть, опускают руки, а то и пытаются подражать…

Ни один самозахват или самострой не должен оставаться без адекватного ответа со стороны властей.

— То есть нужны такие законы, хотя бы на региональном уровне, чтобы ЛЮБОЙ человек знал: если он сознательно идет на нарушение закона, то очень быстро вступает в действие.

— Должно быть так: пошел на самострой, только заложил стены, ГАСК подает представление главе администрации города, а тот сразу пишет резолюцию: "Снести". И даже фундамент сносится. Но пока это мечта о торжестве закона над безнаказанностью.

Вспоминаю такой пример из своей практики. Когда работал главой Балаклавской РГА, отсутствовал как-то по делам недели две. Вернулся и увидел прямо на набережной, напротив кинотеатра "Родина", некий "курятник", который в одночасье построил предприниматель Уваров. И в этой будке стал организовывать "туризм". Мы судились с ним два года, но лишь моему преемнику удалось довести дело до конца и убрать эту "точку". Так у нас сегодня прописаны законы… И когда люди кивают в сторону местной власти, нужно понять: она — заложник законов, принятых на уровне государства. Поэтому, я уверен, назрел момент, чтобы государство не побоялось отдать местному самоуправлению кое-какие вопросы в области законотворчества на уровне региона. Вот тогда по каждому захвату земли, каждому самовольному строительству мы сможем и будем (!) оперативно принимать решения на уровне городского или районных советов — в пределах компетенции.

— Да уж. Пока ни сносить, ни даже запретить дальнейшее самовольное строительство не получается. Как это получилось с тем же «трехэтажным особняком Выходцева», о котором уже так много писала пресса. Стоит он прямо во дворе дома на Большой Морской, что рядом с другой «стройкой века» — «Диалогом». Возвели его прямо на крыше частных гаражей. Уже, пожалуй, все инстанции признали незаконность строительства, прежний мэр издал грозную реляцию в стиле «убрать немедля с глаз долой»! Уже и пресса этот документ обнародовала. А застройщику, похоже, на все наплевать. И частный особняк в центре так и стоит, сдается в аренду, принося владельцу прибыль. Учтенную ли?

— Конкретно этот пример я пока не готов комментировать. Но вы сами видите, что, по сути, законодательство сегодня защищает самовольщика. А власть в суде должна еще доказать, что это самострой.

— Это было бы прекрасно, если бы каждое нарушение влекло за собой адекватное наказание. Может, изменилась бы и ситуация с пробками по центральному кольцу, где владельцы, персонал и посетители бутиков, служащие агентств недвижимости и различных офисов бесконтрольно ставят машины, а остальной транспорт вынужден тащиться в одном ряду даже в час пик.

— Потому что отдельные водители просто тупо и грубо нарушают правила, а ГАИ не имеет действенного механизма наказания. Не может патрульная машина стоять у каждого запрещающего знака. Да и штрафы несоразмерны нарушениям. По идее, инспектора должны выписывать квитанции и оставлять их под "дворниками" неправильно припаркованной машины: не заплатил ее владелец — еще накажут, считает, что прав он, — пусть сам и обращается в суд. Таких нарушителей — процента три по городу, остальные — нормальные автолюбители, но они не могут свободно ездить по центру. Потому за нарушение их прав нужно резко поднять планку ответственности для этих 3%.

И мы будем работать над документами о парковке в городе. Но нужно найти решение в рамках закона, в частности по эвакуации авто нарушителей. Власть не может нарушать закон, иначе это не власть, а произвол.

— Ясно, с цивилизованными парковками подождем. Но по земле — собственности громады — у вас есть полномочия вернуть незаконно розданные или просто захваченные участки? Насколько нам известно, да и в городе говорят, что вы к грядущей сессии готовите чуть ли не «земельную революцию». Будут ли защищены интересы простых севастопольцев?

В. Саратов берет объемистую папку, открывает и начинает комментировать подготовленные документы:

— Мы действительно хотим сделать очень серьезный шаг, как вы правильно сказали, именно в интересах громады, т.е. абсолютного большинства наших сограждан. Потому в два этапа выносим на сентябрьскую и октябрьскую сессии горсовета пакет документов. Об основах регулирования земельных отношений, рациональном и более эффективном использовании земресурсов, установлении ограничений по допустимым видам застройки в отношении этажности строящихся объектов в исторически сложившейся части Севастополя, определении территорий, на которых право собственности или аренды будет приобретаться только на конкурентных началах — на конкурсах или аукционах. Сегодня это будет касаться прибрежной территории и центра. Так мы исключим посредничество и лоббирование чьих-то узких интересов.

Скажу откровенно: нас сегодня не устраивает работа градостроительного совета, и в первую очередь потому, что он пропускает строительство многоэтажных зданий в центре города. Считаю это предательством Севастополя. Историческая часть города представляет собой архитектурное целое именно потому, что сложилась порядка 100 лет назад, и Сталин восстановил город за его героизм в том виде, каким он был до войны. И нарушать эту исторический целостность — значит сильно не любить свой город.

Планируем мы также повысить арендную плату за участки в отдельных престижных зонах города, где, по нашему мнению, люди недостаточно платят налоги. Не революционно, но так, чтобы новые арендные ставки больше приносили доходов в местную казну. А то за прежние копейки даже как-то стыдно. Кроме того, как ни странно, но сегодня в городе никто не отслеживает выполнение договоров аренды. В ближайшее время мы исправим эту ситуацию.

На сессию выносятся и другие документы. Некоторые новаторские прокомментирую. Впервые мы принимаем положение о порядке предоставления земельных участков жилищно-строительным и обслуживающим кооперативам индивидуальных застройщиков. Очень больной вопрос для Севастополя, где, к сожалению, образовался целый бизнес создания таких кооперативов, грубо говоря, "на троих", которые потом начинают торговать выделенной землей. Сразу подчеркну: мы никоим образом не хотим препятствовать индивидуальному строительству в городе: есть деньги — стройте, пожалуйста. Но при этом на сессии будем утверждать полный список всех членов этих кооперативов. И те севастопольцы, которые еще не реализовали свое право на приватизацию и войдут в эти списки, оформят все документы на себя, надеюсь, не будут тогда сдавать за бесценок свои участки.

А от членов кооператива потребуем, чтобы свой поселок они строили комплексно со всеми полагающимися коммуникациями. Иначе получится то, что видим сегодня на 7-м километре Балаклавского шоссе: у одного только котлован, у другого — стены, на третьем — уже особняк. Но канализации там нет. Изначально ее строительство не организовали. Да и не под силу это отдельным застройщикам. А вот 100 человекам — реально построить.

Еще один документ, призванный помочь в строительстве социального жилья. Туда вписан пункт о том, что каждый, кто строит в Севастополе, будет обязан давать средства в фонд развития города по ставкам в зависимости от районов (12% — в центре, 8% — на окраинах). Не суперденьги, в Одессе в два раза выше. Но нашему городу они позволят увеличить объем строительства социального жилья. А те, кто строит предприятия, магазины, офисы, парикмахерские, должны будут такие же деньги вносить на развитие инженерных сетей Севастополя. Причем никакого "зачета" по индивидуальным сетям (придомовым) не будет.

Если мы примем все эти документы, то сможем навести порядок в застройке города и прибрежной полосы. И будем двигаться дальше в этом направлении, развивая аукционы, конкурсы и тендеры, в т.ч. как средство получения новых рабочих мест.

— Но ведь пока иногородние стройфирмы даже рабочих своих привозят — так дешевле. А наших — на таких стройках как, например, круглый дом «Жемчужина Омеги» — нет.

— Вот поэтому я не очень рад, когда говорят, что в Севастополе много строят. Да, стали больше строить, но для иногородних зажиточных людей, которые хотят иметь элитную квартиру у Черного моря. Такое строительство — вещь в себе, громаде оно почти ничего не дает. Я был бы очень доволен, если бы в нашем городе больше строилось жилья на кредитные ресурсы севастопольцев — именно для них. И здесь не нужно бояться кредитов, которые дадут возможность построить жилье для себя сейчас, а не к старости. Только работать нужно хорошо. И понять: бесплатного жилья в собственность никто никому уже не подарит. А социальное находится в коммунальной собственности и его невозможно приватизировать, разве что за особые заслуги перед городом и страной.

— Говорят, что из-за таких новаций уже появились недовольные в самом депутатском корпусе — те, кто по инерции шел в горсовет за землей и прочими благами. А тут такой, простите, «облом»! Вам о таких «настроениях» известно?

— Не имею достоверных фактов и пока таких заявлений не слышал. Члены Партии регионов разделяют мою точку зрения по узловым вопросам тех реформ, которые мы начали. Я знаю депутатов и уверен: интересы города для многих выше личных. И это поможет нам начать очень серьезную работу. Она пока не слишком видна. Но работа совета в моем представлении состоит не из звонких фраз, а из каждодневной кропотливой работы, в т.ч. с документами, которая должна воплотиться в виде нормативных актов для громады, которая сделает обстановку в городе всем понятной и предсказуемой. А когда люди это знают, они уверены в будущем, рассчитывают все на годы вперед, а не живут сегодняшним днем.

Предыдущий состав горсовета, к сожалению, грешил тем, что многое делалось по личным договоренностям, а не по законам. Мы от этого кардинально уйдем. Но пока за ошибки предшественников вынуждены расплачиваться. В том числе в судах по поводу отмены решений о выделении земли.

— Но когда вы сможете серьезно отчитаться, какие из обещаний выполнены?

— Через год мы доложим всем севастопольцам, какие шаги в каждом из направлений сделали. Основной принцип нашей работы в горсовете и партии — обязательность. Через два года все увидят результаты нашей работы.

— Видно, что ваши шаги направлены, скажем так, на повышение платежеспособности городской казны. Поэтому горсовет впервые сам разработал бюджетную резолюцию на 2007 год? Не взяли ли депутаты на себя несвойственные им функции? Ведь обычно бюджет готовила горгосадминистрация.

— Существенные документы разрабатываются представительной и исполнительной ветвями власти в соответствии с подписанным соглашением о сотрудничестве между СГГА и горсоветом, которое в городе прозвали "малой Конституцией". Две ветви власти города действуют, чтобы все решения были обоснованы 50 на 50. То есть 50% власти — у одной стороны, 50 — у другой. А вместе мы работаем над решением тех задач, которые сегодня волнуют Севастополь.

В моем понимании администрация должна больше заниматься текущими делами, объем которых и так непомерно велик. А задача горсовета — правильно формулировать цели и обеспечить условия их выполнения. Это и есть стратегия, а исполнение должно быть за госадминистрацией. Но при этом между нами идет обмен мнениями. Мы даем свое мнение, они — свое. Естественный процесс. У меня лично сложились нормальные рабочие отношения с Сергеем Владимировичем Куницыным. Я его поддерживаю, особенно по программе развития города до 2015 г. В том, что она подписана, — заслуга СГГА.

— Проще говоря, вы уже мыслите пятилетками?

— На мой взгляд, пора к этому возвращаться. Теоретически периоды вновь избранного совета должны складываться так: ревизия наработок предыдущего состава, установление нормативной базы, чтобы ее часто не менять, — это болезненно сказывается на бизнесе, особенно малом и среднем. Потом поставить задачи, чтобы люди знали и понимали, куда нужно идти. Например, в области медицины, образования, культуры все должны понять, что эффективное использование бюджетных денег зависит только от самих медиков, учителей, представителей творческих профессий. Больше, чем выделено, денег все равно казна не даст. Нужно, говоря расхожей фразой, "внутренние резервы" изыскивать. Иначе получается, к примеру, что в больничных палатах на 20 койках на ночь остаются двое больных, но дежурят по-прежнему пять сестер и врачей. Или в школах: сейчас демографический спад, число учащихся сокращается, нужно сэкономить фонд зарплаты, чтобы направить эти деньги на другие нужды школы. Подчеркиваю, школы! И таких моментов в бюджетной сфере много: не умеют там пока экономить и тратить средства себе на пользу. Но город-то не в состоянии давать больше, чем отдаем образованию, медицине и другим бюджетникам, потому что отдаем практически все.

— И последний вопрос: как вы относитесь к словам мэра о том, что в настоящее время Закон о статусе Севастополя менее важен, чем деньги и инвестиции для города?

— Я был и остаюсь убежденным сторонником принятия этого закона. Статус нашего города, сложившийся за десятилетия, но не установленный ни Советской, ни нынешней властью, нужно узаконить. Во-первых, для того, чтобы защитить регион от возможных территориально-административных реформ, о которых много говорили в прежнем правительстве. Мы бы хотели сохранить центральное подчинение города, которым он обладает, если мне не изменяет память, с 1838 г. Это в интересах севастопольцев. Он дает нам стабильность, уверенность в завтрашнем дне. Я был в Киеве, обсуждал этот вопрос с руководителем политсовета нашей партии и вице-премьером по региональной политике Владимиром Васильевичем Рыбаком. Сказал: "Есть предложение закон о Севастополе принять". Он ответил: "Нет возражений. Будем решать это в Раде". По большому-то счету закон принят. Нужно преодолевать президентское вето на него. А для этого — набрать 300 голосов. Нужно доверять севастопольцам, это умные и ответственные граждане своей страны.

— Может, этого и боятся некоторые политики?

— (Улыбается). Может, но, считаю, это неправильно. Я высокого мнения о наших избирателях, которые могут всегда осознанно принять то или иное решение. И повторю: позиция Партии регионов и ее фракции в горсовете незыблема: закон городу нужен! Если мы говорим о самоуправлении, нужно это самоуправление делать. В этом направлении и будем принимать законы — на благо городу и горожанам.

— Спасибо!

Другие статьи этого номера