Самсунг с пикселем

В январе этого года Нина Михайловна, взяв кредит в "ПриватБанке", пришла в супермаркет электроники на проспекте Генерала Острякова купить за 2 092 гривны телевизор "Самсунг" с жидкокристаллическим экраном. Обслуживала ее молодая продавщица. Когда Нина Михайловна заметила на экране яркую светящуюся точку, которая не исчезала при переключении каналов, продавец-консультант сказала, что все телевизоры "Самсунг" выпускаются с такой точкой именно в этом месте. Покупательница успокоилась.

На следующий день ей доставили электронное чудо на дом. В упаковке не оказалось документов на телевизор, а на гарантийном талоне не было штампа и даты продажи. Несколько раз она ходила в магазин, чтобы уладить эти формальности. Вскоре Нина Михайловна окончательно поняла, что со светящейся точкой смотреть телевизор невозможно. Несколько раз пыталась встретиться с директором магазина и решить вопрос о замене телевизора, но стражи порядка говорили, что проход покупателям в служебную зону запрещен, и к директору не пускали.

Наконец из запретной зоны вышел мужчина. Представившись экспертом, он выпалил такую тираду: "Во-первых, светящуюся точку нельзя считать дефектом. Во-вторых, она могла появиться уже в процессе эксплуатации телевизора дома. В-третьих, срок обмена телевизора истек". Тут-то Нину Михайловну осенила догадка, что магазин специально затягивал время, чтобы получить столь убийственный для покупательницы аргумент.

Есть множество примеров, когда покупатель, намереваясь отстоять свои права, не выдерживает гонки за справедливостью и сходит с дистанции, не пройдя и половины пути. Нина Михайловна оказалась не таким человеком. Позвонила в киевский информационный центр управления по защите прав потребителей. Посоветовали провести независимую экспертизу "Самсунга". Изучила закон "О защите прав потребителей" и узнала, что, поскольку телевизор находится на гарантии, магазин обязан по заявлению покупателя в трехдневный срок провести техническую экспертизу "ящика".

Не через 3, а через 33 дня, но все же провели. Как пишет в письме в редакцию Нина Михайловна, без приборов и замера параметров. Визуально. Через месяц сообщили, что светящаяся точка, называемая на техническом языке пикселем, допускается стандартом и дефектом не является. Одновременно известили, что за экспертизу надо заплатить 300 гривен. И уведомили, что, если оплата не последует, деньги востребуют в судебном порядке. Нина Михайловна — в тот же сервисный центр, где проводилась независимая экспертиза. Там говорят: "Да как же пиксель не дефект, очень даже дефект, и устранить его невозможно. Надо требовать замены телевизора".

Семь месяцев стоял "Самсунг" в магазине. Нина Михайловна не забирала его, полагая, что если заберет, то потеряет последний шанс победить в противостоянии с фирмой. Денег за экспертизу не платит, и магазин уже не шлет ей писем с угрозами обратиться в суд. И вдруг нежданно-негаданно конфликт разрешается. Каким образом? Угадать даже с трех раз вряд ли кто сможет. Приходит она после отпуска в супермаркет, а ей говорят: "Телевизор мы вам поменяли". Нина Михайловна, естественно, в восторге, но понять не может, чем вызвана такая перемена. В беседе с персоналом узнает: сменилось руководство магазина…

Другие статьи этого номера