Загадка раздачи слонов

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Мы ехали в автобусе в Керчь, впереди оставалось еще целых два часа дорожной маяты. Мой незнакомый попутчик, светловолосый молодой человек лет 25, с удивительно синими глазами, с бугристым лбом и как-то неожиданно крючкообразным носом первые тридцать минут отрешенно молчал, глядя в окно, а потом не выдержал и, чуть заикаясь, вдруг спросил:

— Вы не против пообщаться?

Я рассмеялась. Потому как интуитивно давно уже чувствовала, что юноше ну просто не терпится заговорить со мной. Привычная, право слово, ситуация, потому что с моей внешностью яркой прибалтийки я уже привыкла к вниманию многочисленных поклонников. Более того, многих приятно удивляла моя эрудиция, ибо в народе неадекватное отношение к блондинкам известно. Но я неизменно разбивала в пух и прах миф о том, что только блондинки, становясь на весы, втягивают живот.

Я решила пару раз ткнуть этот ястребиный "рубильник" моего попутчика в греческий салат и спросила:

— А что, очень хочется?

Но он не "клюнул". Не стал бездарно уточнять: "чего именно". Напротив, он выдал неожиданную фразу-вопрос:

— У вас дома есть фотография вашей прабабушки по матери в молодости?

Честное слово, он меня сумел-таки удивить.

Я ответила, что нет, и, конечно же (слабый пол конкретно слаб своей сорочьей привычкой), спросила: "А при чем тут моя прабабушка?"

На что он ответил: "Вы удивительно на мою похожи, только вот без старомодной прически".

…Через полчаса он поведал мне загадочную историю, которая лишний раз свидетельствует о том, как высшие силы порой "одаривают" избранных удивительной проницательностью и при этом конечная цель инсайта (предвидения) остается совершенно никому непонятной, кроме кукловода. Зато потом людей, вовлеченных в игру, эта "теорема Ферма" преследует всю жизнь…

Итак, вот что поведал мне Арсений (так звали моего визави) по дороге в славный Пантикапей:

— Моя прабабушка волею судьбы имела в своем роду какие-то индийские корни. Доподлинно неизвестно, как, когда и какими путями они пришли, но в ее старинном секретере хранились несколько, конечно же, антикварных высокопробных вещей, а именно: вычурно изогнутый кинжал с ручкой из слоновой кости с неведомыми, золотом вчеканенными письменами на клинке; пурпурное платье (сари) из тончайшей, невесомой ткани, которое целиком умещалось в хорошем мужском кулаке; и, наконец, семь замечательных слоников из голубого нефрита. Их глаза являли собой 14 изумрудов в 1,5 карата каждый, ступни были сделаны из золота, а попоны — из платины. На спине каждого примостилась изящная серебряная черепашка, внутри которой сидел погонщик, выполненный из литого червленого серебра.

— У моей бабушки все эти вещи были сфотографированы, и цветная фотография донесла до нас, правнуков, в деталях все то, что хранила наша прабабка Нина Тимофеевна, — отвечая на мой невысказанный вопрос, пояснил Арсений.

…А далее — далее грянул дефолт 1998 года. Семья Арсения потеряла все свои сбережения. Пришлось продать и старинный секретер, и кинжал, и сари. Эти вещи, кстати, позволили бабушке моего собеседника продержаться на плаву целых 1,5 года.

А слоники все-таки остались в семье. И вот почему. Перед самой своей кончиной прабабка собрала всю родню и объявила свою волю: "От моего отца я перед его смертью получила странный наказ: слоники должны оставаться в семье до появления трех мальчиков в третьем поколении. Самый большой слоник должен передаваться по наследству старшей женщине по материнской линии. Три следующих слоника достаются трем мальчикам. Три других нужно сдать в ломбард по достижении мальчиками 10 лет. И никогда их не выкупать. Особые условия: слоники мальчикам выдаются в день их совершеннолетия. Их нужно хранить в надежном месте. А вынуть в тот день, когда каждый из правнуков вознамерится вступить в законный брак. В первый же бокал с шампанским, поднятым женихом на свадебном торжестве, этот слоник должен быть опущен женской рукой — рукой невесты".

— У моей бабушки Нины, продолжил свой, право слово, уже очень интересный рассказ Арсений, родились трое сыновей и дочь, моя тетя Люся. Старший сын Георгий, мой дядя, женился первым сразу же после возвращения из Комсомольска-на-Амуре, где служил радистом в морской флотилии. Со своей будущей женой Ириной он познакомился в… поезде. Она села в их купе в Чите, а направлялась в Москву (училась очно на пятом курсе факультета почвоведения в МГУ). В Москве дядя Жора сошел с поезда и вместо того чтобы сразу брать билет в Крым, целую неделю провел с Ирой в Москве. Через год Ирина приехала в Севастополь и состоялась свадьба. Там-то все и произошло…

…Тут Арсений перевел дух и сделал паузу:

— Догадываетесь, что все-таки произошло на этой свадьбе? — спросил он.

— Украли, что ли, слоника?

— Ну вот, никто и с трех раз не попадает в яблочко, — улыбнувшись, констатировал мой собеседник.

…Когда молодые, подведенные тамадой к обязательной "горькой" процедуре, встали, дядя Жора вынул из пиджака своего слоника и попросил Ирину опустить семейную реликвию в его бокал. И тут… Ирина широко раскрыла глаза, побледнела, на ее лице отразилось невероятное удивление.

— Откуда эта вещь оказалась у тебя? — спросила она шепотом у дяди Георгия.

— Долго рассказывать, извини, я совсем позабыл. Это все прихоть моей бабушки, — попытался он вкратце разрулить ситуацию.

— Так ведь у меня точно такой же слоник, только поменьше. Мне подарил его лет 10 назад мой дядя Петя, когда вернулся из командировки на 13-й завод, находящийся в Севастополе. Ну просто какие-то чудеса, — шепнула на ухо своему молодому мужу тетя Ира, и они, наконец, поцеловались под звон сотни бокалов.

Нет, как вы уже догадались, смысла рассказывать подробно о том, как при разных обстоятельствах в семью Арсения вернулись еще два слоника. Один так и не "ушел" из Севастополя, его прибрали в антикварном магазине на ул. Маяковского родители мамы Арсения. А другой "прошагал" к берегам Тавриды долгий путь аж из Сыктывкара…

Так что теперь у отца Арсения и двух его дядей хранятся все шесть слонов. А седьмой — у тети Люси. Он стоит у нее в доме — на специальной подставочке и "держит" целую стенку.

…Не верить Арсению очень хотелось. Уж больно красивая загадочная история. Но мне тут же припомнился случай уже из моей жизни, когда в ночь моего приезда в С.-Петербург в 2002 году мне почему-то приснилась моя университетская подруга Аня Карелина, которую я не видела лет семь. Во сне она настойчиво звала меня в гости в свой родной Армавир…

Так вот, на второй день пребывания в городе на Неве я поехала в Петропавловку. И возле бронзовой скульптуры Петра I, похожего на богомола, что у ворот крепости, я, представьте себе, повстречала Анюту.

Сон в руку…

А слон?

Другие статьи этого номера