И тогда не дрогнул «комиссар»

Как тебе служится,

С кем тебе дружится

В дальнем твоем далеке?

(из очень популярной песенки начала 50-х годов)

Слово "комиссар", рожденное Октябрьской революцией, обозначало должностное положение товарища, и хотя в одно время его пытались упразднить, но в повседневной жизни оно продолжает жить в различных значениях, и смысл его будет всегда один — человек, который занимается идейно-политическим воспитанием коллектива.

Можно по-разному относиться к институту комиссаров, как и к самим комиссарам, потому что мы все люди и люди разные, но то, что в нынешних войсках вновь появилась эта должность, говорит о том, что она необходима в среде служивых как на войне, так и в мирное время. Все определяют люди, поэтому к каждому из них свое отношение, т.е. "по Сеньке и шапка"…

Я полагаю, что есть резон вернуться к моей заметке, которая была помещена в "Славе Севастополя+" год назад (5.06.05 г.). Но из моего письма было "опущено" послесловие, а без него заметка получилась беззубой и носила более детективный, нежели критический характер, отчего (я в этом уверен) многие педагоги (даже мои коллеги) просто не поверили в эту быль и могли сказать, что это все придумал автор, приурочивая свое письмо к Дню Победы в юбилейном году и тем самым хотел, чтобы участники Великой Отечественной войны обратили внимание, как утрачивается авторитет "человека с ружьем", как падает престиж армии-победительницы, как стал явно коррумпировать ее офицерский корпус уже в советское время, начиная с работников РВК.

Уже с первого года работы в училище (ВПУ-28) я знал от своих учеников, в какую сумму оцениваются перенос призыва с осени на весну или обратно, "белый билет" и даже военный билет. Правда, последний был прерогативой облвоенкомата и в 1995 г. "стоил" 700 долларов.

В течение восемнадцати лет я веду переписку с учениками — солдатами, сержантами и курсантами, с тремя-пятью из каждого выпуска. Так что ответы на вопросы из песенного эпиграфа этих заметок мы с комиссаром знали не понаслышке, а из переписки. Это был хороший обзор солдатской жизни.

Связь с бывшими моими учениками нередко продолжалась не один год. Многих приходилось устраивать на работу по профилю приобретенного опыта на службе, а иногда с учетом вновь полученной профессии. Кому-то потребовалась объективная характеристика куда-то, а кто-то просто приходил выразить свое отношение к училищу. Вот некоторые, наиболее типичные из них.

Валера Скворцов: Будучи вашим учеником, я считал вашу требовательность к нам и создание системы, где на первом месте было воспитание, а потом обучение профессии, излишними и неверными. Прослужив полгода в армии, окончив "учебку", поработав сам со своими подчиненными, пришел к выводу, что вы были правы в своей методике, а я ошибался. Думаю, в своих мыслях буду не одинок.

Славик Сидельник: Когда-то в училище мне казалось смешным построение учебной группы (вы не хотели иметь дело с толпой, если даже это касалось раздачи пропусков на завод и хуже того — на сельхозработы в совхозе). Но как, поверьте, эти элементы армейской службы облегчали потом путь прохождения курса молодого бойца!

Дима Корчев: Ваши таблицы-графики учета — от количества опозданий до полученных поощрений — были для нас, вчерашних школьников, столь наглядны и справедливы, что о них часто вспоминалось на службе. И очень хотелось увидеть: а как бы вы поступили тут?

А были и другие посетители: амбициозные, задиристые. Они пришли доказать мне, что в свое время я их недооценил. Мне всегда, кстати, нравились эти умные ребята, я верил в их "звезду", но для этого выбиралась тактика "держать на коротком поводке". Без этого мне не пришлось бы их поздравлять с успехами. А кое-кто приходил просто по-мальчишески похвастаться. А это не что иное, как радость общения хорошего ученика с учителем.

Несколько лет назад в нашей учебной группе работал кружок технического творчества, он назывался "Кибернетический ликбез". Его ежегодно посещало до шести человек, где занятия с каждым проводились персонально с учетом накопленных знаний и опыта. Изделия некоторых иногда становились экспонатами ВДНХ Москвы или Киева, как правило, их школьные аттестаты были без троек.

Кое-кто из этих ребят хотел бы продолжить учебу в институте, но приходила весна, а вместе с ней призыв в армию, и если мне как-то удавалось убедить ректора СПИ, что мои кружковцы достойны приниматься вне конкурса на факультеты радиоэлектроники, то действия офицеров РВК мне были непонятны: почему толковому, профессионально сделавшему свой выбор молодому человеку не предоставить возможности попробовать этим летом себя на экзаменах в вуз? Что, высококвалифицированные кадры не нужны стране? Ведь военную службу можно начать и с дипломом инженера. Но подробные идеи РВК сразу "ставились" в строй с Уголовным кодексом.

Я, помнится, предложил комиссару училища написать официальное письмо в райвоенкомат и приложить список из шести человек, чтобы этим ребятам перенести призыв с весны на осень. Райвоенком в нашем присутствии отдал приказ начальнику 2-й части удовлетворить нашу просьбу и наложил необходимые резолюции на этих бумагах.

Но военком не оказался настоящим полковником: именно эти шесть человек в один и тот же день получили по весне повестки о призыве на службу. Возмущенный подобным предательством, я предложил своему начальству "немедленно" всех шестерых отправить в командировку на ВДНХ в г.Киев на две недели поработать стендистами на наших экспонатах. "Слеза" упала на благодатную почву, и уже через сутки я был с ребятами в павильоне "Профтехобразование" и уточнял с ними график дежурств у наших экспонатов.

В Севастополе, не дождавшись призывников, военкоматовцы стали звонить по адресам, на что родители отвечали, что их дети три дня как уехали в командировку, и просили обращаться по этому вопросу по месту учебы. Естественно, к нам из РВК никто не позвонил, так мы выбивали клин клином.

…Сегодня есть горячее желание встретить нормальную реакцию на эти не совсем порой позитивные заметки об имевших место взаимоотношениях нашего училища и райвоенкоматов. Но, согласимся, дифференцированный подход к призывникам должен быть. И непременно с учетом мнений и педагогов училища, и преподавателей вуза, и родителей, хотя, конечно же, военспецам все виднее в первую очередь: послать молодого человека с дипломом инженера в стройбат или оператором на радиолокационную станцию.

Другие статьи этого номера