Владимир Адеев. Гость из Зурбагана —

именно так всегда представляют нашего земляка, художника В.В. Адеева, на традиционных Гриновских днях, которые проводятся в Доме-музее писателя. Почему из Зурбагана? Да потому, что Зурбаган в творчестве Александра Грина олицетворяет собой Севастополь."Нет более бестолкового и чудесного порта, чем Лисс, кроме, разумеется, Зурбагана. Интернациональный, разноязычный, город этот определенно напоминает бродягу, решившего наконец погрузиться в дебри оседлости. …Желтые скалы, синяя тень, живописные трещины старых стен, лодка, чинимая босоногим, трубку покуривающим нелюдимом… Свитки парусов, их сон и крылатое утро, зеленая вода, скалы, даль океана, ночью — магнетический пожар звезд, лодки со смеющимися голосами…" Это из Грина.

Но это и из Адеева, потому что еще в ранней юности художник полюбил книги этого романтического писателя, а затем создавал графические иллюстрации и писал живописные картины, сюжетно связанные с произведениями Грина. Да и вообще родной Севастополь и загадочную Балаклаву Владимир Васильевич видит глазами Грина.

— Много лет назад друг привез меня в еще закрытую тогда Балаклаву. Когда вышел на набережную, обалдел: вода вровень с набережной, горы над бухтой, все такое живописное, гриновское. А я столько лет мечтал и не мог попасть сюда поработать! И вот тогда начал писать по памяти одну работу за другой. Так и пишу до сих пор. Не рисую конкретно, а создаю свой образ этого места. Многие пытаются найти точки, с которых я писал Балаклаву, но это невозможно. Сами балаклавцы говорят: "Мы узнаем Балаклаву, но какое это место, сказать сложно".

Сам этот подход художника к созданию полотна — тоже гриновский. Как образ, как зов, как мечта. Не случайно первая персональная выставка В.В. Адеева была посвящена творчеству Грина. И не случайно ему так удался портрет писателя, который уже давно экспонируется в Доме-музее и сопровождает все буклеты, рассказывающие о его творчестве. Вот и сейчас Владимир Адеев побывал на традиционных сентябрьских Гриновских днях и вернулся в Севастополь, полный новых ощущений и замыслов.

Этот ныне известный портрет Грина много лет назад был представлен на выставке молодых севастопольских самодеятельных художников в Художественном музее. До сих пор Владимир Адеев помнит высказывание мэтра севастопольских живописцев В.Б.Озерникова. "Меня этот портрет поразил, — сказал Владимир Борисович. — Он сделан настолько профессионально, что о других работах я говорить не буду".

Ныне Владимир Васильевич Адеев, живописец, график, участник областных и городских выставок, — член Национального союза художников Украины. В городах Крыма прошло двенадцать его персональных выставок. Работы В.В. Адеева находятся в различных музеях: Севастопольском Художественном музее им. М.П. Крошицкого, в Музее героической обороны и освобождения Севастополя, в Симферопольском Художественном музее. А еще он рисует и строит корабли с четырех лет. Потом этим занимался в художественной школе под руководством замечательных педагогов Е.А. Кольченко и В. Яковлева. Детское увлечение переросло в стихию. Четырнадцать лет В.В. Адеев руководит модельной мастерской, и модели парусников, яхт, кораблей, которые он создавал, находятся в Германии, Греции, Израиле, США, Турции, Швеции.

Особые отношения связывают Владимира Адеева с учеными Морского гидрофизического института НАНУ. Много лет назад его картины даже совершили плавание на научно-исследовательских судах МГИ. Их с удовольствием рассматривали общественные деятели и жители Португалии, Мальты, оставляли восторженные отзывы. И вот сейчас выставка работ Владимира Адеева с большим успехом прошла в Морском гидрофизическом институте НАНУ, в Черноморском филиале МГУ, она экспонировалась в дни работы научной конференции. Посетители выставки высоко оценили мощную композицию его работ и оригинальный ракурс, цветовую насыщенность и романтическую одухотворенность автора.

Вот несколько отзывов, которые оставили посетители этой выставки:

"Так здорово, что в институте, где работают ученые со стажем, а также молодые аспиранты и научные сотрудники, появляется удивительная выставка, которая объединяет лучшие человеческие чувства и качества. Прекрасная живопись! Удивительный Крым!" — Наталья Маруфова, заведующая научно-технической библиотекой МГИ НАНУ.

"Особое эмоциональное воздействие произвела на меня картина "Красные кусты". Я долго стоял около нее, чувствуя исходящий от нее поток положительной энергии", — член-корреспондент НАНУ Л.Черкесов.

"Вот знакомые мне с детства травы Херсонеса ("Херсонес") — они колышутся под порывом ветра, и я как будто чувствую их запах… На другом полотне "Балаклава, 2000" воздух застыл, он неподвижен, и утреннее солнце предвещает знойный день", — Т.Горелая, ведущий инженер патентного бюро.

И вот еще любопытное мнение: "Крым — коварное место для художников. Слишком красив, слишком известен. Трудно чувствовать его по-своему. Адеев чувствует и видит, как может видеть и чувствовать только он — художник", — Татьяна Соколова, искусствовед, преподаватель Севастопольской художественной школы.

И снова — возвращаясь к Грину. Как профессиональный макетчик, Владимир Адеев создает макеты кораблей, которые упоминаются в произведениях писателя. Он делает чертежи, сопровождает их тактико-техническими данными и цитатами: где, в каком произведении упоминается тот или иной корабль. Свое ноу-хау Владимир Адеев передал ученым-гриноведам, что оказалось очень полезным. Почему он начал эти исследования? Да потому, что наткнулся на некоторые неточности в текстах. Так, в "Алых парусах" знаменитый "Секрет" именуется галионом. Галионы — первые парусные суда, которые начали строить голландцы, это самые старые корабли времен начала строительства парусного флота. Как оказалось, в конце XVIII — начале XIX века таких судов уже не было. К тому же они неуклюжие, пузатые. А "Секрет" — это стройный, стремительный парусник. Для писателя важно, чтобы все было красиво и романтично. Владимир Адеев внес в исследования гриноведов свою лепту.

Сам он с большим удовольствием занимался изготовлением моделей научно-исследовательских судов "Михаил Ломоносов", "Профессор Колесников", участвовал в изготовлении стендов для постоянно действующей выставки в Морском гидрофизическом институте. Он занимался разработкой сувениров — большого знака МГИ, который висит в музее, и маленького, подарочного, для гостей. Создавал также памятный знак-награду для молодых ученых.

А на мольберте художника снова стоит загрунтованное полотно. И это значит, что в скором времени перед нашим взором предстанет новый образ Балаклавы.

Или Зурбагана?

Другие статьи этого номера