Виктор ПОЛОГОВ: «Программа оптимизации расходов здравоохранения составлена таким образом, чтобы ни в коей мере не ограничить доступ человека к медицинской помощи»

Как мы уже сообщали, городское управление здравоохранения предложило депутатам городского совета рассмотреть программу оптимизации бюджетного финансирования отрасли здравоохранения Севастополя на период с 2007-го по 2011 год. Причина — недостаток финансирования отрасли (из требуемых только в 2006 году 232 млн грн утверждена лишь половина суммы). На чем же сегодня имеют возможность сэкономить севастопольские медики и какие последствия это будет иметь для их пациентов? Об этом наш разговор с начальником управления здравоохранения СГГА В. ПОЛОГОВЫМ.- Начнем с того, что предложенная программа не является революцией, это текущая наша работа, — говорит Виктор Игоревич. — Не секрет, что на протяжении последних лет финансирование здравоохранения оставляет желать лучшего. От той суммы, которая необходима для оказания безоплатной медицинской помощи населению в полном объеме, нам ежегодно утверждают в бюджете где-то около половины. Мы постоянно обращаемся в бюджетоутверджающие инстанции, информируя их о том, что выделяемых денег недостаточно, что нужно увеличить финансирование. Нам никто не отказывает, но денег нет. В итоге мы вынуждены сами внутри отрасли перераспределять средства. В первую очередь производятся обязательные платежи в фонд заработной платы и за коммунальные услуги, на что сегодня уходит 84% выделенных средств. То есть практически бюджет выделяется на то, чтобы стояли больницы и в них находился персонал, а на оставшиеся 16% от бюджета приобрести необходимые медикаменты, медицинское оборудование, продукты питания, а также содержать наши больницы просто нереально. Сегодня на стационарное лечение одного больного в день приходится 4 грн 60 коп., на одно посещение стоматолога выделяется медикаментов на 28 коп., на одно посещение поликлиники — 26 коп. На один выезд "скорой помощи" выделяется лекарств на сумму 1 грн — и это при том, что себестоимость выезда бригады "скорой помощи" составляет 60-70 грн! Все понимают абсурдность ситуации. Но поскольку дополнительных средств нет, мы вынуждены сокращаться. Мы сокращаем число коек, численность персонала — в основном тех сотрудников, кто непосредственно не принимает участия в оказании медицинской помощи. За последние 10 лет мы уже сократили 20% коечного фонда и 23% персонала, но опять оказались у разбитого корыта. Потому что с наступлением каждого нового бюджетного года нам "прощают" эти сокращения, и все начинается с "чистого листа". Поэтому сегодня мы обращаемся к депутатам с единственной просьбой: если уж нет в городском совете для медицины дополнительных средств, то оставьте нам хотя бы те деньги, которые мы сэкономили. Если мы сегодня экономим на аренде, отказываясь от части занимаемых площадей, то должны быть уверены, что эти деньги пойдут на медицинское оборудование и медикаменты для больниц. Собственно, для этого нам и нужна программа оптимизации расходов отрасли.

— От чего сегодня реально может отказаться севастопольское здравоохранение? На чем можно сэкономить?

— Трудно вот так, с ходу, дать ответ, потому что все службы у нас задействованы. Но когда мы анализируем, насколько эффективна их работа, то находим пути реструктуризации, которые позволили бы высвободить деньги. Приведу пример: поздно вечером мы объехали городские лечебные учреждения и увидели, что на ночь в них остается лишь половина списочного состава пациентов, а остальные уходят домой. Утром они приходят в стационар, получают необходимую помощь, а вечером опять уходят. Так зачем же нам тогда ночные дежурства в ряде отделений? Ведь дежурящий ночью персонал получает заработную плату из городского бюджета. В одном отделении, например, на 50 койках ночью было лишь 4 пациента, а дежурили аж семь человек медперсонала. В другом отделении на 25 койках находился один больной при двух сотрудниках больницы. То есть при правильной организации стационарной помощи у нас есть реальная возможность сэкономить средства, которые будут направлены на покупку медикаментов для тех же больных.

Другой пример. У нас около 20% коечного фонда используется больше по социальным, чем медицинским показаниям. Речь идет о лежачих одиноких людях, которые не нуждаются уже в стационарной помощи. Но поскольку они одиноки или имеют таких же престарелых родственников, то в домашних условиях за ними просто некому организовать уход. Такие люди продолжают лежать в больницах на дорогостоящих койках. А ведь во всем мире уже давно медицинскую помощь оказывают поэтапно, осуществляя уход за такими пациентами в сестринских отделениях. Мы выступили с предложением организовать у нас стационары сестринского ухода, а сэкономленные при этом средства направить на покупку медикаментов для больных, так как на выделяемые сейчас 4 грн 60 коп. в день эффективной помощи пациенту не окажешь.

Нас уже приучили к тому, что идти в больницу надо со своей котомкой, куда складываются постельное белье, продукты питания, медикаменты. Это допустимо, если речь идет о плановом лечении. А если требуется неотложная помощь? Допустим, привозят в больницу человека с острым инфарктом миокарда, и от того, что будет предпринято в первый час с момента заболевания, в дальнейшем зависит его судьба. Будет ли человек жить, останется инвалидом или же сможет вернуться к трудовой деятельности? Все зависит от своевременности оказания медицинской помощи. Введение тромболитических средств в первый час в два раза сокращает количество смертей при инфаркте миокарда. Но стоимость одной дозы такого лекарства составляет от 800 до 1500 грн. Не каждый пациент сможет сразу же уплатить такие деньги. А если беда случилась ночью, то даже при наличии денег до утра купить лекарство просто негде. Должен ли человек умирать только потому, что подавляющее большинство аптек города ночью не работает, а в больнице нет необходимого ему лекарства?

Мы хотим сконцентрировать те средства, которые высвобождаются при реорганизации медучреждений, в первую очередь на таких направлениях, как острый инфаркт, острое нарушение мозгового кровообращения, политравма, острая хирургическая патология (аппендицит, панкреатит, холецистит, кровотечения). Мы должны гарантировать севастопольцам, что в первые часы заболевания им будет оказана необходимая помощь.

Собственно, этому и посвящена данная программа. Сейчас для нас важно заключить соглашение с городским советом о том, что сэкономленные средства останутся в больницах, а не пойдут, к примеру, на ремонт дорог или восстановление памятников. Я ценю отношение севастопольцев к памятникам. Но когда Севастополь основали, госпиталь был построен за бюджетные деньги, а на памятники собирали по копеечке со всего мира.

— Из предложенных вами мероприятий, пожалуй, больше всего вопросов у севастопольцев вызывает реорганизация детских поликлиник. Хотелось бы подробнее узнать, как это будет происходить.

— Сегодня существует государственная программа перевода первичной медико-санитарной помощи на принцип врача общей практики семейной медицины, которую необходимо реализовать до 2011 года. Согласно ей, мы переучиваем врачей в поликлиниках N 1, 2, 3 первой горбольницы на врачей общей практики семейной медицины. То есть они будут обслуживать и взрослых, и детей согласно району проживания. Детские поликлиники также будут перепрофилированы в поликлиники общей практики семейной медицины. Для детей младших возрастных групп — "дошколят" — будут организованы приемы педиатров, так как там действительно необходим специалист, знающий все нюансы детского организма. А дети от 7 лет и старше будут наблюдаться у "семейных" врачей. Иными словами, все поликлиники останутся на своем месте. Но принимать севастопольцев в них будут не только до 18 лет, как это происходит сейчас, а до последних дней жизни. Мы просто меняем участки, а люди так и будут обслуживаться по месту жительства. Ведь раньше в детских поликлиниках принимали подростков только до 14 лет, потом — до 16, а сейчас уже и до 18 лет. И это воспринимается совершенно нормально. Так что же мешает двигаться дальше? До 2011 года такие преобразования будут произведены по всей Украине. Сегодня мединституты выпускают уже не педиатров, как раньше, а врачей общей практики. И молодые специалисты, которые будут к нам приходить, станут работать по полученной специальности. Так принято во всем цивилизованном мире. И опять же, здесь мы имеем реальную возможность сэкономить средства, не ухудшив качества обслуживания. Программа оптимизации расходов здравоохранения вообще составлена таким образом, чтобы ни в коей мере не ограничить доступ человека к медицинской помощи. Конечно, желательно, чтобы ее утвердили для того, чтобы мы начали процесс реструктуризации отрасли, будучи уверенными, что сэкономленные деньги останутся в больницах. Иначе у руководителей лечебных заведений не будет мотивации к повышению эффективности использования средств. Мы свои предложения внесли, а что именно реорганизовывать и в каком порядке, решать депутатам.

Другие статьи этого номера