Жизнь на стакане

Пока жив был СССР, алкоголизм еще как-то держался в рамках приличия, наверно, потому, что был объявлен проблемой всесоюзного значения. Сейчас же происходит что-то невообразимое. С бутылкой пива в руках средь бела дня сегодня можно запросто увидеть и прыщавого школьника, и человека в офицерских погонах, чего лет пятнадцать-двадцать назад и представить было нельзя. Пили, конечно, всегда, но ведь не так прилюдно и бесстыдно. А телевизионная реклама знай подначивает: это тебе и наслаждение, и крутизна…

О ЧЕМ МОЛЧИТ РЕКЛАМА?

По мнению севастопольского врача-нарколога Бориса Михайловича ГЛАДКОГО, алкоголизм — это все же не порок, а хроническое заболевание. Правда, начинается все невинно: с веселых и дружных компаний, с традиционных тостов. Начало заболевания официальная медицина признает с момента появления запоев, которые в свою очередь также разделяются на истинные и ложные. Ложный запой — это, например, так называемая сельская свадьба, когда человек пьет три дня, но не потому, что ему сильно хочется, а потому что вокруг выпивают все. Истинный запой — это уже специфическое состояние организма: алкоголь включился в обменные процессы, и человек испытывает потребность "принять", чтобы облегчить мучения.

Различают три стадии развития болезни. Первая — бытовая. Человеку нравится пить больше обычного, употребления происходят часто. Вторая — возникновение физической зависимости, появление первых запоев. Под третьей стадией понимается наличие как физической, так и психической зависимости, появляется так называемый синдром отмены алкоголя, то есть если человек не употребляет спиртное, он страдает. Он уже пьет не потому, чтобы ему было хорошо, а ради того, чтобы ему не было плохо.

Суть этого явления имеет химическое обоснование. Спирт проникает в кровь, а с током крови попадает в мозг, разрушая жировые структуры мозга. Появляются так называемые провалы памяти, сбои, так как после очередного возлияния произошла гибель нескольких сотен мозговых клеток. Наряду с физиологическими изменениями происходят изменение личности, утрата самокритики, эмоциональная деградация. В конце концов длительное употребление спиртного вызывает слабоумие. Человеку уже не важно, как он выглядит в глазах окружающих, ему все равно, во что он одет. Он равнодушен к слезам жены, ребенка, матери. Наряду с энцефалопатией губительные изменения претерпевает печень. Этот орган уже не справляется, и для состояния опьянения человеку достаточно совсем небольшой дозы спиртного, каких-то 20-30 граммов.

ПИВНОЙ АЛКОГОЛИЗМ

Однажды в средствах массовой информации довелось прочитать интервью с одним из производителей отечественного мороженого. Речь шла сугубо об этом вкусном продукте, но нельзя было не обратить внимания на следующие слова. Говоря о своих потенциальных покупателях, "мороженный король" назвал в первую очередь людей в возрасте от 6 до 14 лет. Потому что после 14 подростки, как показали рыночные исследования, мороженым уже не увлекаются. В основном наши старшеклассники в поисках удовольствий налегают на пиво.

— Мы переживаем настоящий взрыв пивного алкоголизма, — считает Борис Михайлович. — По некоторым данным, до 10 процентов школьников уже поражены этим. Это очень высокие показатели, учитывая, что подросток не должен употреблять по своей природе спиртное вообще. Дело в том, что особенность незрелого организма состоит в том, что запойные состояния формируются сразу, минуя первую, "бытовую" стадию.

Оказывается, низкоградусное и такое безобидное для неискушенного взгляда пиво — на самом деле очень коварный напиток. Не случайно при относительно малом градусе возникает своеобразное состояние опьянения, которое сродни отупению. Наверно, далеко не все еще знают, что в пиве содержатся моноамины, то есть кадаверин. Другими словами, трупный яд, который возникает при распаде хмеля.

Ферамонные вещества, которые тоже есть в пиве, сродни женским половым гормонам. Доказано, что при длительном употреблении пива у мужчин могут появиться эндокринные нарушения, вплоть до нарушений половой функции. Для женщин же эти гормоны опасны тем, что их переизбыток может вызвать рак половых органов.

ГДЕ ПАНАЦЕЯ?

Обычно уговорить алкоголика пройти лечение трудно. Это связано с мозговыми нарушениями, деградацией личности. "Что я, не имею права? Все пьют" — вот оправдание. Но если все-таки психоэмоциональная связь с больным окончательно не утеряна, спасительные шансы есть. И особое значение здесь имеют мотивация, желание самого человека изменить образ жизни.

— Лечебный процесс, — говорит врач-нарколог, — это процесс взаимопонимания врача с пациентом. Каким бы хорошим ни был врач, какие бы он ни использовал эффективные средства, это лишь 50 процентов работы. Остальные пятьдесят должен проделать сам человек, у него должно быть желание излечиться.

— С физической зависимостью на самом деле справиться гораздо легче, чем сформировать новое мышление. Не случайно существует такое выражение "непьющий алкоголик". Психическая зависимость от алкоголизма (как и от наркотиков) может сохраняться годами, даже если человек давным-давно "завязал". Это болезнь, которая не проходит. И тем не менее выход есть.

НЕ ПЬЕШЬ — И ЗДОРОВ

В нашем городе существуют разные способы избавления от алкоголизма. Это и стационарное лечение, и анонимное кодирование, и применение современных блокирующих препаратов. Подбирается индивидуально. В практике врача-нарколога Бориса Михайловича Гладкого бывали случаи исцеления и, казалось бы, безнадежно испитых больных, и падение тех, кто на выздоровление имел все шансы. Судьба человеческая — это тугой узел всевозможных проблем, развязать который бывает порой не под силу. Иногда, желая поднять у своих пациентов боевой дух, Борис Михайлович проводит такое сравнение. Он говорит:

"Да, ты болен алкоголизмом. Но это не СПИД, не туберкулез, не последняя стадия рака. Надо сесть на диету. Можно все принимать, кроме спиртного. И ты — здоров!" Если б такое можно было сказать носителю ВИЧ, он был бы просто счастлив.

Другие статьи этого номера