Метка бородатого

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….В марте позапрошлого года наш сын, семилетний Вадик, стал жаловаться на жжение кожи с левой стороны живота, ближе к тазобедренному суставу. На теле мальчика в том месте поначалу ничего особенного не было видно. Мы чем-то это место смазали раза четыре, кажется, спиртовой настойкой календулы. Попробовали потом мазь "целестодерм". Безрезультатно.

Уже ближе к июню на животе сынишки стало прорисовываться темное пятно, похожее по своим очертаниям на рыло кабана. Величиной оно было примерно с ладошку двухмесячного ребенка. К июлю оно, это пятно, затвердело, но никак, правда, себя не проявляло.

Естественно, мы кинулись по врачебным кабинетам. Возили мальца даже в Киев, в НИИ дерматологии. И везде натыкались на весьма зыбкие очертания диагноза: "Природу пятна понять не можем…"

Когда мы совсем уже было опустили руки, в июле 2005 года в гости приехал наш родственник по линии жены, российский предприниматель Толя Стожаров. Он как-то сразу горячо проникся нашей бедой и предложил свозить Вадика в деревеньку Смолино, что недалеко от известного всем, кто любит Пушкина, села Болдино. Там, он слышал, живет и практикует знаменитая на всю губернию белая колдунья Дарья. Именно удачное излечение сотен случаев многих болезней кожи сделало ее имя таким известным в Поволжье.

…И вот в декабре прошлого года мы с Анатолием на его "Тойоте" выехали из Нижнего Новгорода по направлению к Болдинским лесам. Везли с собой для знахарки различные сувениры, но больше надеялись на несколько тысяч разменянных еще в Москве рублей.

Старушка жила на окраине села Смолино в древнем срубе, почерневшем от времени. Она, когда мы подъехали, стояла перед воротами, тяжело опираясь на суковатую палку, как будто нас ожидала.

— Вы ничего не потеряли? — таков был первый ее вопрос. Мы переглянулись.

Она подняла клюку и указала на поворот шоссе от опушки леса:

— Подите, подите, там метров за 300 лежит то, с чем вам очень жалко было бы расстаться.

Мы опешили. Толя сел в машину, и мы двинулись на поиски "ищи то, не знаю что". Каково же было наше изумление, когда на обочине автотрассы возле куста рябины мы увидели мою кожаную куртку, которую я повесил в машине на крючок возле бокового стекла. Деньги, документы, билеты на самолет для всей нашей семьи были именно там, в карманах…

…Когда мы вернулись, бабка встречала нас уже во дворе, возле ветхого покосившегося сарая.

— Что, люди южные, с чертовой отметиной пожаловали?

Мы остолбенели. По телефону, естественно, с бабой Дарьей никто предварительно не связывался. Чудеса…

— Знаете что, а подсобите-ка старушке по случаю, — помолчав, сказала она. — Сходите-ка в сараюшку, в подпол, принесите полведра картопли да не забудьте прихватить в углу пустой старый черный мешок, что перевязан бахромой…

Мы спустились в подпол, и через минут десять все, что велено, уже было в избе.

Старуха поставила в казанок вариться штук пятнадцать обнесенных зелеными глазками картофелин и приказала раздеть до пояса нашего сына.

— Ага, ага, — бормотала она, — козел усердно потряс своей бородой, видать, разозлили чем-то его.

Мы, конечно, ничего не поняли.

Старуха выдернула одну нить из мешковины, что мы принесли, и стала водить ее кругообразно возле пупка Вадика.

Что-то пела, что-то шептала, молилась, кстати, на икону Святого воина Ивана, которую сняла со стены. И так продолжалось целых два часа.

Ничего у нас не взяла — ни денег, ни подарков. Велела с ней отведать отварной картошки, а Вадику приказала пожевать какой-то корешок, а запить дала остывшую воду, в которой варилась картошка.

— Ну, пора вам, болезные, в обратный путь, к Синь-морю, — наконец сказала она. — Чёй-то вы шибко рассердили Вельзевула, но я его отвлекла, все будет с вашим мальцом хорошо, но не вдруг…

И как в воду смотрела. Через полтора месяца пятно на животе Вадика стало бледнеть, а к марту нынешнего года и вовсе пропало.

…Как-то перебирая бумаги в архиве, я наткнулся на детскую книжку-распашонку с рисунками, которые раскрашивал наш сын. На самой последней странице грозно смотрел в мир детской неумелой рукой сикось-накось нарисованный черный козлище с крыльями Змея-Горыныча. Кто или что сподобило нашего сына года два назад намалевать это чудо-юдо, неведомо…

Другие статьи этого номера