Геническ — малый Севастополь при делах великих

На улице глубоко провинциального Геническа не было мочи удержаться от охватившего душу чувства восхищения. «Какой у вас замечательный городок, — обратился к случайному прохожему. — Не город, а именно городок». «А мы-то живем здесь и не знаем об этом», — расплылся в улыбке посланный случаем собеседник. По всему было видно, что ему приятно услышать такую оценку своей малой родины.

НА ПОМОЩЬ ЧЕРНОМОРСКОЙ ТВЕРДЫНЕ

Геническ — это подступающий местами к песчаному, а кое-где обрывистому берегу седой Азов, это пролив, соединяющий море и Сиваш, это, наконец, ровные, как стол, окрестные степи, а еще веками устоявшийся ядреный запах вяленой рыбы. В царское время через скромный порт за рубеж проходил миллион пудов отборной пшеницы, миллион пудов соли. Солью наполняли полотняные мешочки, маркированные изображениями золотой медали Всемирной выставки в Париже.

На перевалке грузов богатели местные купцы. Бросились в глаза их особняки. Они запомнились утонченными, неповторяющимися кружевами кирпичных стен, а главное — основательностью. В настоящее время в них располагаются различные государственные учреждения. Вероятно, на начало прошлого века пришелся пик деловой активности геничан, их частной инициативы.

Но мы вспомним период высадки англо-франко-турецких войск на Крымское побережье в 1854 году и последовавшие затем кровопролитные сражения у стен Севастополя.

Очень скоро так или иначе в военные действия были вовлечены крымские города и села. Враг взял Керчь, угрожал Феодосии, высаживал десанты в районе Ласпи и Батилимана, в других местах, захватил Байдарскую долину… Далее события, связанные с героической первой обороной Севастополя, охватили города юга Российской Империи и докатились, например, до Екатеринослава (ныне Днепропетровск), куда свозили на лечение сотни героев, раненных под стенами черноморской твердыни.

Геническ на то время — это сотня жалких глинобитных хижин, скудные колодцы с горькой, отдающей сероводородом водой. Тем не менее скромный городок взвалил на себя неподъемный груз повинностей. Он принял у себя "судебные места" из Феодосии. Под уездный суд удалось изыскать темную комнатенку, где чиновники сидели на связках дел, так как стульев не хватало. Архив нашел прописку по другому адресу.

В Геническе также учредили госпиталь на несколько сотен раненых героев Севастополя. Если из-за нехватки воды он был как-то передислоцирован в иное место, то склады с обмундированием и сухарями в Геническе располагались постоянно. До нас дошел текст письма хозяйствующего наказного атамана Хомутова высоким военным чинам. Вот ключевая фраза его послания: "Даже острый русский штык без сухарей окажется туп". Очень убедительно. В отдельном эпизоде Геническ и его ближайшие окрестности снарядили 4274 конные и верблюжьи повозки для доставки провианта и других грузов в сражающийся Севастополь.

Обозы из Геническа шли на юг постоянно. Для них было разработано два маршрута. Одного оказалось мало.

Уже всем этим Геническ заслужил искренние слова благодарности севастопольцев на долгие времена. Местечку суждено было сыграть еще одну выдающуюся роль в ходе войны.

ГЛАВНОЕ СОБЫТИЕ ВОЕННОЙ КАРЬЕРЫ

Но обо всем по порядку. 13 мая 1855 года в самый кульминационный момент обороны Севастополя неприятельские суда вошли в Азовское море. Перед их экипажами была поставлена задача ударить по коммуникациям тыла. Пока враг обстреливал обозы с солью на Арабатской стрелке, поджигал на побережье скирды сена, командование русской армии в Севастополе действовало весьма оперативно. 14 мая в Геническ прибыли подразделения отряда его защитников. Первым командующим этого отряда был назначен флигель-адъютант подполковник князь Михаил Лобанов-Ростовский.

Выбор главнокомандующим князем М.Д. Горчаковым Михаила Борисовича был не случаен. В свои 19 лет в 1838 году Михаил Лобанов-Ростовский с блеском окончил Императорский Московский университет. У истоков карьеры молодого князя стоял известный реформатор государственного устройства и хозяйства империи М.М. Сперанский. Вполне логичным оказалось участие прогрессивно мыслящего Михаила Лобанова-Ростовского в деятельности неодекабристского "Кружка шестнадцати". В числе его активных членов был и М.Ю. Лермонтов. Как и выдающийся поэт, князь Михаил Лобанов-Ростовский оказался на Кавказе, где шла война с горцами. Прапорщик, затем поручик, Михаил Борисович исполнял обязанности адъютанта главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютанта князя М.С. Воронцова. По его поручению князь Михаил Лобанов-Ростовский в 1841 году возглавил борьбу с чумой в Эриванском уезде, пять лет спустя мирил враждовавших между собой князей Сванетии. Неоднократно молодой князь оказывался под пулями горцев. Был ранен. За проявленную доблесть ему пожаловали ордена Святого Владимира 4-й степени с бантами и Святой Анны 3-й степени с бантом.

В 1849 году князь Михаил Лобанов-Ростовский стал участником известных венгерских событий. Он был при генерал-фельдмаршале И.Ф. Паскевиче-Варшавском под Силистрией, при князе М.Д. Горчакове — под Кишиневом. Оттуда лежал прямой путь в Севастополь.

К командованию Геническим отрядом князь Михаил Лобанов-Ростовский приступил после донесения царю об обстановке в черноморской твердыне и его возвращения из Петербурга с высокими инструкциями.

Всю короткую жизнь Михаил Борисович, носитель древнейшей русской фамилии Рюриковичей, руководствовался мудростью: "Знатное имя — не привилегия, а тягость, обязывающая нас его поддерживать". На новом месте князь точно оценил обстановку. Он понял, что фуры с солью, скирды сена на побережье и даже богатые склады продовольствия и обмундирования в городках Приазовья — не единственная цель экспедиции почти двух десятков кораблей союзников. Врагом планировался поджог Чонгарского моста, чтобы затруднить поставку боеприпасов и продовольствия в сражающийся Севастополь, вывоз раненых.

Но как распорядиться малочисленным отрядом? Кто-то советовал разместить его непосредственно у Чонгарского моста. Однако князь Михаил Лобанов-Ростовский после проведенной детальной рекогносцировки на месте, промеров глубин в море и Сиваше пришел к выводу, что ключ от Чонгарского моста находится за несколько десятков верст от него, здесь, в Геническе. Не теряя времени, Михаил Борисович распорядился находившийся в Геническе каботажный флот провести через пролив, соединяющий море и Сиваш, и спрятать в укромных местах. Четыре корабля побольше с углем Михаил Лобанов-Ростовский приказал затопить в гирле, чтобы предотвратить возможный прорыв врага в Сиваш. "Таким образом, каменный уголь, который был бы драгоценной находкою для неприятельского парового флота, послужит ему преградою", — писал князь в рапорте в Севастополь на имя генерал-адъютанта М.Д. Горчакова. Как в этом месте своего рассказа не вспомнить затопление кораблей в Севастополе… Не после того ли, как в Геническе сели на дно суда с углем, городок начали именовать надолго закрепившимся за ним неформальным названием "малый Севастополь"?

Князь Михаил Лобанов-Ростовский успевает учредить три казачьих поста из четырех человек в каждом на значительном протяжении стокилометровой Арабатской стрелки. Им в обязанность было вменено подавать сигналы зажженными на вышках факелами либо нарочными о передвижении кораблей неприятеля.

Именно эта система оповещения сработала. 16 мая 1855 года два неприятельских паровых корабля шли курсом на Геническ. Их вооружение составляло около 40 орудий. К их встрече подготовились заблаговременно. В городок на шлюпке был направлен парламентер. "Парламентер спросил меня, — пишет Михаил Лобанов-Ростовский в следующем рапорте в Севастополь, — могут ли они надеяться, что мы не помешаем (их) предприятию на суда и провиант. Я ответил, что они не пришли друзьями, чтобы иметь право на такую любезность, что за ними остается сила завладеть тем, что они требуют, за нами — честь защищать его, сколько возможно, и не отдавать добровольно. Мы раскланялись, и шлюпка вернулась к эскадре".

Через пару часов враг ударил изо всех своих корабельных орудий. В городке вспыхнули пожары. В этот момент, чтобы избежать потерь, князь отвел большую часть отряда в безопасное место. Когда же неприятель попытался высадиться из шлюпок на берег, князь со своим малочисленным воинством вступил в бой. Заговорили два легких орудия. Исход боя все же решили штуцера, которыми по настоянию Михаила Борисовича были вооружены солдаты и казаки. Их меткий огонь заставил десант вернуться на корабли.

Враг не прошел к Чонгарскому мосту ни 16 мая, ни в последующие дни.

Вывод Михаила Лобанова-Ростовского о том, что защита Чонгарского моста находится в Геническе и на прилегающем к нему побережье, оказался верным. Хотя князь допускал, что враг может проникнуть в Сиваш, перетащив мелкие суда волоком в самом узком месте Арабатской стрелки. Но и в этом случае отряд был готов предотвратить нежелательный ход событий.

Через два с лишним месяца Михаил Борисович передал командование Геническим отрядом генерал-лейтенанту И.И. Рыжову. Сам князь отбыл в Севастополь, где встал в ряды сражающихся у Черной речки. Умер М.Б. Лобанов-Ростовский в 1858 году.

И НАУКА, И ЭКОНОМИКА

В наше время о роли Геническа в организации и обеспечении длительной обороны Севастополя в 1854-1855 годах напомнят жителям городка результаты подвижнического труда нынче проживающей в Москве С.Е. Павловой. Генический район Херсонской области — ее малая родина. По профессии Светлана Ефимовна историк-архивист. Поиск ею документов, которые пролили дополнительный свет на героические события полуторавековой давности, увенчался успехом. За заслуги перед Геническом С.Е. Павловой на днях присвоено звание "Почетный гражданин города".

С.Е. Павлова была одним из инициаторов проведения недавно в родном ей Геническе Международной конференции ученых и общественных деятелей, посвященной 150-летию окончания Крымской (Восточной) войны. В Геническе тепло и с большим интересом встречали представительную делегацию Севастополя во главе с первым заместителем председателя городской государственной администрации В.П. Казариным.

После визита Владимира Павловича и его спутников корреспондента "Славы Севастополя+" встретили с той же сердечностью. Меня, например, принял для беседы глава районной государственной администрации В.И. Дронов. Он рассказал, что Геническом давно пройден пик спада в экономике. В нынешнем году район получил самый высокий урожай зерновых. Валовой его сбор едва не достиг 130 тысяч тонн. Возрождается промышленность, связанная с переработкой сельхозпродукции и рыбы. Главным образом, на Арабатской стрелке располагается свыше сотни домов отдыха, баз отдыха, детских оздоровительных учреждений. Все они используются пока в летний период. Но на базе термальных источников начато строительство международной здравницы. В освоение рекреационных богатств района вкладывают свои капиталы инвесторы не только Украины, но и России, Кипра, других стран. Это перспектива Геническа.

Валерий Иванович любезно предоставил транспорт для поездки на Арабатскую стрелку, где на 7-м ее километре в период обороны Крыма от немецко-фашистских захватчиков была установлена доставленная из Севастополя корабельная пушка. О ее расчете писал Константин Симонов.

— Немец в этом месте не прошел, — с гордостью отметил В.И. Дронов. — Как и враг в период Крымской войны.

Председатель районной госадминистрации дал высокую оценку итогам Международной конференции, посвященной 150-летию окончания Крымской (Восточной) войны. Ее результаты имеют не только большое научное, но и прикладное значение. В Геническе планируются издание книг на соответствующую тему, открытие в достопримечательных местах мемориальных досок, восстановление разрушенного в период Великой Отечественной памятника героям Крымской (Восточной) войны, который был воздвигнут век назад. В соответствующих местах будут проложены туристские маршруты.

— Все это будет работать на повышение имиджа Геническа, — подчеркнул В.И. Дронов. — Слава предков не должна забываться. На ее основе надлежит воспитывать людей, в первую очередь молодежь.

А. КАЛЬКО.

Севастополь — Геническ — Севастополь.

Другие статьи этого номера