Георгиевская комиссия № 1 постановляет…

В субботнем номере «Славы Севастополя+» под рубрикой «Горькая память» был опубликован материал Л. Сомова «По причинам, оставшимся неизвестными»? Речь шла о морской трагедии в Севастополе, а именно: ровно 90 лет назад в акватории Севастополя напротив Военно-морского госпиталя взорвался и утонул самый мощный боевой корабль российского флота на Черноморском театре военных действий в Первой мировой войне — линкор «Императрица Мария».Сегодня в продолжение этой публикации вниманию читателей редакция предлагает впервые обнародуемые данные, предоставленные директором Севастопольского госархива В.В. Крестьянниковым, о награждении нижних чинов кораблей Черноморского флота, участвовавших в спасательных операциях, высокими наградами России по решению Георгиевской комиссии N 1 (приказы N 329 от 26.01.1917 г. и N 512 от 1.02. 1917 года).

Всего было награждено около ста нижних чинов линкора "Императрица Мария", минных заградителей "Алексей" и "Мина".

Что интересно, каждый практически второй из награжденных "за лихие действия, проявленные при спасении нижних чинов с линкора "Императрица Мария", — выходец из украинских губерний, рекрут (т.н.) "южного набора": Курбенко, Малько, Дмитренко, Корниенко, Яковенко, Ищенко и т.д.

Серебряными медалями "За усердие" с ношением их на груди на Аннинской ленте удостоены всего два матроса с заградителя "Алексей": ст. матрос Филипп Филюшкин и заградитель Филипп Курбенко.

Той же медалью, но уже на Владимирской ленте, награждены 26 матросов, мотористов, заградителей, комендоров с кораблей "Алексей" и "Мина": Влас Франчук, Василий Дачиянов, Иван Беда, Алексей Эссаулов, Павел Хорошун, Иван Пархоменко, Петр Негрейвод и другие.

Георгиевским крестом 3-й ст. награжден лишь один артиллерийский унтер-офицер 1-й ст. Степан Шувалов с "Императрицы Марии".

Георгиевского креста 4-й ст. удостоены пять нижних чинов с "Императрицы Марии" с формулировкой "невзирая на явную опасность, с редким самоотвержением и мужеством тушили пожар и смертью своей запечатлели содеянный ими геройский подвиг". Это ст. унтер-офицеры 1-й ст. Иван Буцкий, Максим Доценко, ст. гальванер Дмитрий Дробилко, комендоры Иван Ильченко, Матвей Козлов…

Награжденного Георгиевской медалью 4-й ст. гардемарина флота Владимира Нехорошева члены Георгиевской комиссия аттестовали в высшей степени хорошо: "…при непрекращавшихся взрывах на линкоре являл пример высокой доблести, вынося из нижних помещений корабля раненых нижних чинов, причем сам получил ушибы ног".

Во многих характеристиках, даваемых на награждение, Георгиевская комиссия употребляла такое выражение: "несмотря на могущие в каждый момент взорваться снаряды, самоотверженно принимал участие…".

Удостоенные Георгиевской медали 4-й ст. матросы 1-й статьи Наум Бутрименко и Захарий Меняйло во время трагедии стояли часовыми, охраняя флаг корабля и денежный ящик. "Таковые посты были ими оставлены в последний момент лишь по приказанию командира корабля", — констатировали члены Георгиевской комиссии…

Минуло 90 лет с того раннего октябрьского утра, когда первый взрыв на линкоре "Императрица Мария" взметнул вверх почти на 300 метров куски палубы, трубы и рубки… В ходе борьбы за живучесть корабля погибли свыше 200 человек — каждый пятый…

Так уж распорядилась судьба, что сегодня архивные документы в большей степени высветили имена тех, кто геройски спасал тонущий экипаж, кто был (и посмертно!) награжден за эти доблестные действия…

А что же погибшие? О них история, выходит, стыдливо умалчивает. Более того, их братские могилы на Михайловском кладбище сегодня уже никто посетить не сможет: ХХ век-волкодав поглотил этот севастопольский некрополь навсегда — лишь несколько перезахоронений можно отыскать на Братском кладбище…

Впрочем, тем, кто в советское время, не глядя, давал "добро" на вертикальную планировку этого кладбища, можно сегодня адресовать лишь одно: "Сжигая за собой мосты, убедись, на той ли ты стороне…"

Право слово, еще однако не ушло время флотских энтузиастов, Иванов, хорошо помнящих о своих корнях, которые смогли бы в полный голос воззвать к совести общественности и предложить городу на берегу, напротив места гибели линкора "Императрица Мария", поставить в честь погибших хотя бы памятную доску…

Другие статьи этого номера