Беда цвета «Феррари»

Рубрику ведет Леонид СОМОВ….Эту печальную историю мне в июне поведала одна женщина — моя попутчица в поезде, следующем в г. Краснодар.

— В прошлом году моей старшей дочери Марине ее давно вхожий в наш дом молодой человек Игорь сделал предложение. Мы, родители, встретились, подробно прикинули все предстоящие материальные затраты, назначили день свадьбы, — так начала свой рассказ Ольга Петровна, моя новая знакомая…

Марина долго колебалась с выбором подвенечного платья — цвет, фасон и т.д. Наконец, в одном модном журнале ей приглянулось оригинального покроя платье цвета "Феррари". К ее смуглой коже и агатовым глазам этот наряд действительно очень был к лицу.

В рекламной газете "Из рук в руки" внимание дочери Ольги Петровны привлек необычный заголовок красного цвета: "Классно шнурую невест". Девушка пошла по указанному адресу салона на ул. Нефтяников и вернулась весьма довольной: ее там приняли радушно, долго обсуждали все детали покроя свадебного ансамбля и, самое главное, не слишком торговались в установлении цены. Правда, ненавязчиво посоветовали остановить свой выбор материи на панбархате белого цвета.

Но Марина стояла на своем. Вскоре она выкупила заказ. Платье ей понравилось, и последующая семидневка прошла пусть и на несколько нервном, но радостном подъеме моральных и физических сил членов породнившихся семей.

И вот наступил день свадьбы. В ресторане "Триколор" был забронирован уютный зальчик, бюро брачных услуг выделило на праздник многоопытного тамаду — известного, оказывается, на весь город Юрия Геннадьевича.

Когда вечером, после загса, в банкетном зале отзвучали первые официальные тосты, когда спустя час заладилась веселая пляска, тамада отвел Ольгу Петровну в кухонный "предбанник" и неожиданно задал вопрос: "Дорогая моя, я, конечно, дико извиняюсь, но задам один нескромный вопрос: вы заказывали платье для Мариночки случаем не в салоне на ул. Нефтяников?"

— Да, — несколько растерянно ответила тогда моя новая дорожная знакомая.

Тут мужчина несколько замялся, как-то досадливо скорчил физиономию и, чуть поколебавшись, сказал:

— Не хочу омрачать ваш праздник, но дам один хороший совет: после свадьбы пусть ваша дочь никогда не надевает больше это платье. Поверьте, от всего сердца желаю ей и вам добра…

— Почему? В чем дело? — встревоженно спросила Ольга Петровна.

Но Юрий Геннадьевич сверкнул белозубой улыбкой, отпустил пару дежурных шуточек и еще раз посоветовал впредь не одевать моей дочке это платье, мол, есть нехорошая примета, связанная с этим салоном…

Молодые вскоре сняли квартиру, зажили дружно, часто бывали в гостях у родителей. Где-то через полгода Ольга Петровна, которая, конечно же, ничего Марине так и не сказала о мрачном предостережении тамады, решила осторожно справиться у дочери о судьбе праздничного платья.

— А я решила его чуть переделать для повседневной носки, — ответила Марина. — Кстати, на днях забираю его из ателье.

Мать решила было нейтрально и робко возразить, мол, это память, да и зачем вообще подвенечное платье носить, но Марина не придала словам матери никакого значения.

И то, о чем предупреждал свадебный тамада, все-таки свершилось. Через полторы недели Ольге Петровне спешно позвонил муж Марины. Оказывается, его молодая жена решила в перекроенном под вечерний вариант платье пойти на концерт и в последний момент, снимая с плиты кастрюлю с борщом, нечаянно рукавом платья поймала "красного петуха" и с ожогами 3-й и 2-й степени была срочно госпитализирована…

…Ольга Петровна, смахнув слезу со щеки, помолчала, а затем продолжила свой рассказ.

Целый месяц дочь провела в ожоговом отделении пятой горбольницы г.Краснодара. А когда она выписалась, то именно на второй день после ее возвращения домой Ольга Петровна случайно встретила в гастрономе Юрия Геннадьевича. Конечно, обо всем рассказала…

Он очень огорчился. Выходит, его, на первый взгляд, бредовая "идея фикс" получила еще одно подтверждение.

Соль оказалась вот в чем. Брачный салон на ул. Нефтяников существовал в Краснодаре второй год. А за три года до того дня, когда хозяева салона выкупили эту квартиру на первом этаже, в ней произошел пожар. И непростой. Оказывается, в этой квартире вот уже несколько лет буянил полтергейст. Причем самого коварного толка — в доме загоралось все, что может и что, согласно здравой логике, никак не может воспламениться.

Год стояла квартира с заколоченными окнами, затем ее вновь продали, и уже через месяц там опять случился пожар.

После того как хозяева брачного салона купили за очень смешную цену эту квартиру, казалось, ничего не предвещало беды. Но в среде людей, имеющих в городе прямое отношение к бизнесу брачных торжеств, поползли устойчивые слухи: стоило только будущей невесте заказать в салоне на ул. Нефтяников подвенечный наряд хотя бы даже с элементом алого цвета, жди беды…

— Дочь, конечно, от этого платья избавилась, просто выбросила его остатки на помойку, — сказала мне Ольга Петровна. И добавила: — Марина с той поры ничего красного не носит. И держит на меня глухую обиду. Почему, мол, ничего вовремя не сказала, не упредила несчастье?

Другие статьи этого номера