Как кизил стал шайтановой ягодой

Среди многочисленных крымских легенд есть одна, которую знают все и любят цитировать экскурсоводы. Это очень веселая и очень крымская легенда: «Кизил — шайтанова ягода». (Думаю, нет необходимости пояснять, что шайтан по-татарски означает «черт»). Помните ее начало?
«Позвал Аллах всех к Себе и велел каждому выбрать одно дерево или цветок, чтобы только им и пользоваться…» Далее говорится, что шайтан выбрал кизил как раннецветущее плодовое растение.Но мало кто задумывался, почему жемчужина крымской флоры вдруг заполучила такой нелестный эпитет — "чертова ягода". Ведь издавна, пожалуй, с древнейших времен, жителям нашего полуострова известны целебные свойства кизила, помогающего при простудах, лихорадках, цинге, отсутствии аппетита. Кроме этого, незрелые ягоды солили как заменитель маслин и употребляли в пищу. А необычайно твердая древесина кизила, считающаяся одной из самых твердых в Крыму? Разве она достойна такого неуважительного с ней обращения? Даже кизиловые листья и кора шли в дело: ими обрабатывали кожаное сырьё, чтобы получить отличную желтовато-серого цвета кожу.

Обобщая сказанное, можно только недоумевать, почему такое замечательное дерево вдруг стало "шайтановым".

Мне могут возразить, мол, в самой легенде дается объяснение этого парадокса: оно якобы в противоречии между ранним цветением и поздним созреванием. Но возьмем всеми любимый миндаль, который тоже цветет очень рано, а плодоносит в то же время, что и кизил. Ведь не стало это дерево, древнейший интродуцент Крыма, "шайтан-фундуком" — "чертовым орехом"! Итак, налицо несоответствие между уважением и любовью, которую питали жители Крыма к кизилу, и тем явно отрицательным отношением к нечистой силе, которой он был, согласно легенде, наделен. Не выдерживает серьезной критики и народная примета, устанавливающая связь между урожаем кизила и зимними морозами. Помните: "Как урожай кизила — быть холодной зиме, потому что не угомонился шайтан и по-прежнему мстит людям за насмешку". Если помните, прошедшей осенью урожайность кизила была обычной, а вот зима в этом году была одной из самых суровых за последние 30-40 лет.

Чтобы разобраться в первопричинах возникновения легенды, попробуем взглянуть на неё, как на источник скрытых знаний о древней истории Крыма. Вначале разберемся с самой легендой "Шайтан и кизил". Впервые её опубликовал известный собиратель крымских легенд Н. Маркс в сборнике "Легенды Крыма" в 1913 году. В пояснении к своему сборнику легенд он говорит, что записал её со слов "оттузской помещицы Жанны Ивановны Арцеуловой, урожденной Айвазовской". Село Оттузы (ныне Щебетовка) в то время было населено татарами. Отсюда и татарско-мусульманский колорит легенды ("шайтан", "аллах"). Но в средние века жителями селения были греки-христиане, о чем свидетельствуют сохранившиеся топонимы: гора Папастепе — Попова гора; развалины церквей Св. Георгия и Успения Богородицы в окрестностях Оттузской долины… Как пишет сам Н. Маркс, "окруженная с трех сторон горами, находясь в стороне от торгового движения, долина эта сохраняла до последнего времени свой особый колорит горной округи с её поверьями, преданиями и легендами". Иными словами, Оттузскую долину можно назвать заповедником средневековых преданий. Поэтому нельзя исключить и более древнее (дотатарское) время создания этой легенды.

Для всех индоевропейских народов, населявших благословенную Тавриду, будь то тавры, греки-эллины, скифы, сарматы, готы, аланы, славяне, важнейшим компонентом религиозного мировоззрения было поклонение священным рощам и деревьям. И если дуб был символом верховного мужского божества (Зевса — у греков, Юпитера — у римлян, Перуна — у славян), то символом женского божества — покровительницы семьи и домашнего очага — был (у народов Кавказа, Болгарии) кизил. Об этом можно прочитать в книге Л. Згуровской "Рассказы о деревьях Крыма". Почитали кизил и греки: копье Одиссея было сделано из него. Ромул в знак основания Рима воткнул кизиловое копьё.

Как священное дерево кизил вошел в целостную систему магических обрядов южных народов. Наиболее первозданный вид они сохранили в Болгарии, о чем можно узнать из прекрасной книги "Соцветие национальных культур". Рассказывая о праздновании Нового года болгарами, автор подробно описывает обряд сурвакане. Суть его заключается в том, что в канун Нового года семья собиралась после ужина у очага и все её члены бросали в огонь кизиловые почки, при этом наблюдая, лопнут они или нет, что предсказывало здоровье или болезнь. А на следующий день (1 января) девочки и мальчики ходили по дворам и поздравляли с Новым годом. В руках у них — кизиловая веточка, украшенная цветной бумагой. Она имеет собственное название — "сурвачка". Входя в дом, ребята слегка ударяли веточкой по плечу и говорили: "Сурва, сурва, весела година! Зелен класс на нива…", что значит: "Счастливого Нового года! Полных колосьев в поле…"

Даже у городских жителей Болгарии до сих пор, если верить журналу "Вокруг света", этот обычай похлопывать друг друга кизиловыми веточками продолжает жить.

С этим обрядом связана ещё одна народная традиция — обряд сурвакаре. Он аналогичен нашим святочным гуляньям. 12 парней (девушкам было категорически запрещено участвовать) надевают маски быка, медведя, козла-тура и костюмы (шкуры); берут в руки ярко-красные жезлы, после чего ходят по селению, шутят, поют песни. До праздника Богоявления они живут обособленно, не крестятся, не называют друг друга христианскими именами, не ходят в церковь. Во всем этом чувствуется отголосок дохристианского прошлого. Исходя из имеющихся знаний о славянском пантеоне — перед нами обряд поклонения "скотьему богу" — Велесу-Волосу, покровителю домашних животных, богатства, плодовитости. Причем, как считает академик Борис Рыбаков, истоки культа Велеса уходят во времена неолита, в эпоху, когда главным занятием населения была охота. Зная свойства древесины крымских деревьев, нетрудно сделать вывод о кизиловом происхождении пастушьего посоха, а ранее — охотничьего копья. Таким образом, кизил стал одним из атрибутов языческого культа. Причем культом самого важного, самого почитаемого скотоводческими народами бога. Подтверждением этого является удивительная живучесть самого культа. Например, автор "Слова о полку Игореве" спустя 150 лет после принятия христианства на Руси называет Баяна "велесовым внуком", а почитание святого Власа, покровителя домашних животных, сохранялось в русских деревнях до конца XIX века. И поныне существует обычай у земледельцев оставлять последнюю горсть собранного зерна ("Волосу на бородку").

Ортодоксальная церковь, будь то православие или мусульманство, не очень жаловала языческие обычаи, но прямые запреты поклонения кизилу вряд ли оказались бы эффективными. Другое дело — приглушить блеск величия, низвести это дерево в разряд обыкновенного растения. Для этой цели как нельзя лучше и подошла такая веселая легенда, в которой кизил оказался под покровительством глупого и жадного шайтана. Если вспомнить, то шайтан в конце концов оставил кизил людям. И теперь, откушивая ароматные и вкусные ягоды кизила, накопившие в себе все целительные силы крымской земли и солнца, можете быть уверенными: вы поглощаете здоровье, долголетие, благоденствие, счастье. И шайтановы злые силы тут ни при чем.

Другие статьи этого номера