Олег Танцюра и Китай — каким он его увидел и написал

Буддийские монастыри, причудливые деревья, японские пруды, китайские мостики, разноцветные фонарики, венценосные журавли, величественные лотосы, уснувшие в туманах горы… Золотые, серебряные, жемчужные, сиреневые, сизые, почти белые краски Востока — сдержанные и яркие, как характеры людей, с которыми художник познакомился в Китае. Все это осталось на его полотнах. Почти сто картин написал севастопольский художник Олег Танцюра за два месяца пребывания в этой удивительной стране. Выставка его работ открывается 10 ноября в 12.00 в Севастопольском Художественном музее им. М.П. Крошицкого.Олег Танцюра стал первым севастопольцем, который был приглашен на пленэр в Китайскую Народную Республику. Такой вполне заслуженной чести он был удостоен как член Международного художественного фонда (г. Москва), в который был принят по результатам своих выставок. Кстати сказать, с творчеством художника знакомы любители живописи различных стран, хотя в родном городе Танцюру пока знают немногие. Его персональные выставки проходили во Франции (дважды — г. Канны), Финляндии (г. Турку), Италии (г. Мессина), Тунисе (г.Бриндида), в Москве (дважды). И вот теперь — Китай.

Олегу в числе десяти художников было предложено привезти 40 своих работ на выставку и принять участие в пленэре, который ежегодно проводят в Харбине министерство культуры КНР и ряд неправительственных общественных организаций.

Олег Танцюра отмечает особую роль в организации пленэра господина Лю Мен Сю — хозяина русского музея изобразительного творчества. Музей этот частный, создан при поддержке государства. Государство выделило здания под музей, а также под мастерские и общежитие. На пленэры приглашаются русские художники, которые обеспечиваются полным пансионом и художественными материалами в неограниченном количестве. Как рассказывает Олег Танцюра, по окончании работы каждый живописец оставляет 20 процентов из написанных картин плюс восемь картин за пансион. Принимающая сторона оплачивает проезд художников от Красноярска и обратно и выдает заработную плату: 3000 юаней в месяц. Условия очень хорошие, таких в мире нигде не существует. При этом по желанию художника делается выставка и издается буклет.

Работали художники в центре Харбина, на Солнечном острове. Остров этот площадью 10 гектаров расположен посередине реки Сунгари. Здесь большой парк с озерами, реками, водопадами, золотыми рыбками, тиграми, белками и оленями — настоящий рай в центре бурлящего Харбина, место отдыха, созерцания, место соединения человека с природой. На этом острове созданы русская деревня, китайская и японская деревни с присущими им ландшафтами и бытом.

Здесь в начале прошлого века жили наши эмигранты, поднятые с мест волной революционных потрясений: Колчак, Вертинский, Шаляпин, Петр Лещенко и другие великие русские люди. Китайцы сохранили старые русские дома в стиле деревянных дачных построек, с резными украшениями фасадов в традиционном народном духе. В память о выдающихся деятелях русского искусства в центре русской деревни поставлен на постамент бронзовый концертный рояль, с трепетом оберегаемый посетителями.

— Харбин — русский город, его так и называют: русская Атлантида, — рассказывает Олег. — И удивительно, что китайцы эту историю не переписывают. Везде сохранились русские названия. Все очень интересно: другая среда, люди, быт, культура, общество. Город растущий, бурлящий, радостный и солнечный. Китайцы — трудолюбивые, жизнерадостные, любознательные и добрые люди. Нигде, ни в какой другой стране я не видел такого хорошего отношения к русским. Китай сегодня — очень комфортная и быстро развивающаяся страна. Китай — это то, что мы хотели построить при социализме в СССР, но так и не создали, развалили, потеряли.

Приехавшие на пленэр художники занимались пейзажной живописью. Было поставлено одно условие: формат работы не должен быть меньше 60 х 60. Всего Танцюра написал 94 полотна, в их числе — три больших: 1,5 х 3 метра, и именно за эти работы среди устроителей шла в конечном итоге настоящая драка: хотели оставить в Харбине. И все-таки Олег был тверд и одну картину привез на родину. Это "Харбинский блюз", который смогут увидеть посетители выставки в Художественном музее.

Писать Олег начинал чуть свет, в парк отправлялся часов в пять утра, пока никого нет.

— Хочешь научиться пленэрной живописи — поезжай в Китай, и тебя потом ничто не удивит, не расстроит. За твоей спиной постоянно присутствует большое количество китайцев: человек 20-30. Они что-то обсуждают, пытаются пощупать, потрогать тебя, прикоснуться к холсту, мольберту, краскам. Тяжело, не спрятаться. Но в то же время это своеобразная школа обучения присутствию тебя в обществе людей, избавление от комплекса стеснительности, неуверенности. А хочешь работать в одиночестве, приходи и пиши с 5 до 8 утра, когда в парке никого нет. Помню, пошел по той территории, где находятся звери. Тихо, спокойно. И вдруг услышал рычание — тигр. Страшно стало: вдруг выйдет из вольера, съест меня. Обошлось, конечно.

Меня заинтересовало, как Олегу удалось так быстро переключиться на восточный лад, изменить манеру письма, тональность. Настроиться на новый колорит. Ведь даже по оттенкам видно: это краски Востока, краски солнечной Азии.

— Пленэрщику нельзя писать штампами. Приехал в Китай — окунайся в китайскую среду, учи язык, ешь их пищу, дыши их воздухом, радуйся их солнцу. И пиши правду об их жизни. Ты должен все это уметь. Разве есть смысл в том, чтобы отправиться за 12 тысяч километров и привезти свои заготовки? Не годится. Это нечестно, прежде всего. Конечно, есть художники, которые пишут в одной манере. Но если ты разноплановый художник, то ты должен уметь писать на севере, на юге, на западе и на востоке. Самое страшное — штамп. Бывает, я пишу картину. Вторую, третью. Вижу — повтор, друг на друга похожи. Я от этой техники отхожу, начинаю искать что-то другое.

В Китае ценят талантливых людей. Художник в Китае — очень уважаемая профессия. Художники — это элита общества, они стоят в одном ряду с учеными. Талант — это редкость, это ценность, это гордость нации. Это то, чего нельзя купить ни за какие деньги, это лицо культурного цивилизованного народа. Олег привел интересный пример. Знаменитый профессор Тхау Е, единственный человек в мире, который излечивает ДЦП, человек, за которым присылают личные самолеты из Москвы, Нью-Йорка и т.д., по два раза в день водил нашего сибирского художника Ивана Данилова в ресторан за то, что тот подарил ему картину.

— А вообще Китай — это большая концентрированная масса, которая делает все одновременно, — оставляет Олег записи в дневнике. — Китайцы встают очень рано. Рабочий день длится по 12 часов. Утром на улицах много людей, которые делают обычную зарядку, танцуют, медитируют, движутся с мечами, алебардами, ездят на роликах, велосипедах, повсюду много спортивных тренажеров. Вечером много танцующих людей, много пива, перца, кальмаров, крабов, улиток, жуков. Китайская кухня очень разнообразная, вкусная, экзотическая. Едят все, что движется, шевелится, ходит, плавает, ползает, летает. Делают (как нам кажется) все наоборот: помидоры сахарят, огурцы и сало сушат и т.д., и все это очень вкусно. Вкусны языки лягушек, анусы свиньи, карпы, жареные с корнями лотоса, вареные зародыши кур, жареные во фритюре крабы. И все это перчится, солится и поливается соусами. Перец у них — антисептик. Все варится, парится, жарится в ужасных на вид котлах, которые не мыли со времени их изготовления.

Удивительные китайские пейзажи и ландшафты, запечатленные приметы Востока предстанут перед посетителями на картинах Олега Танцюры. Уверена, что выставка его работ в нашем музее (к сожалению, она будет работать всего три дня) станет подлинным откровением для любителей искусства.

Другие статьи этого номера