Святое место взывает к памяти

На площади в самом центре Дрездена, невдалеке от знаменитой Дрезденской картинной галереи, сохранились руины древней кирхи. Она, как и почти все здания города, была разрушена февральской ночью 1945 года во время налета американской авиации. Город полностью восстановили, а руины кирхи стоят — как напоминание потомкам о жертвах войны. У подножия обугленных останков всегда живые цветы. И никто — ни городская власть, ни состоятельные предприниматели и бизнесмены — не смеет покуситься на привлекательную землю в центре Дрездена. Ибо она свята.
Это там, в Германии.
Севастополь фактически был стерт с лица земли, и у нас вы не найдете развалин. Зато святых мест — масса. И первым в ряду военных святынь значится улица Подгорная, где война заявила о себе за 45 минут до ее фактического начала. И хотя здесь не сохранились руины, и лишь воронки, заросшие травой, хранят следы упавшей фашистской мины, люди из года в год приходят сюда, чтобы почтить память первых жертв войны. Нежданно-негаданно эта тихая улочка стала предметом вожделения для частных застройщиков. Об этом нам снова напомнило письмо читателей.

МЕТАСТАЗЫ БЕСПАМЯТСТВА И КОРЫСТОЛЮБИЯ

"Уважаемая редакция! В июле этого года в вашей газете была опубликована статья, где мы, жители ул. Нефедова (Подгорной), жители осажденного Севастополя, ветераны города (84 подписи), просили городские власти дать этой улице статус уникально-исторической, а ее зеленую зону преобразовать в Сквер памяти первых жертв Великой Отечественной. Ведь именно здесь упала первая бомба, именно здесь пали первые жертвы войны, именно здесь установлен памятник, именно сюда ежегодно 22 июня приходят севастопольцы с цветами, чтобы почтить память погибших на войне. Однако наш призыв не услышали, городской совет прислал нам вот такой ответ от 30.10.06.

"Ваше обращение по вопросу организации сквера вместо строительства стоматологической поликлиники по ул. Партизанской, 15 — ул. Нефедова рассмотрено постоянными комиссиями горсовета по вопросам градостроительной политики, регулирования земельных и водных отношений и по вопросам охраны окружающей природной среды, экологической безопасности и агропромышленного комплекса. В связи с тем, что при строительстве стоматологической поликлиники планом благоустройства предусматривается наличие сквера для ожидания, которым могут пользоваться жители прилегающих улиц, комиссия считает нецелесообразным отмену решения о даче согласия на разработку проекта землеустройства по отводу земельного участка под строительство стоматологической поликлиники".

Какой цинизм! Вместо Сквера памяти первых жертв — частная поликлиника и небольшой сквер для больных, ожидающих своей очереди (кстати, вы видели где-нибудь в городе скверы для ожидания?!). Где, когда, какие приходили комиссии? Мы, жители улицы, их в глаза не видели. С нами никто не беседовал. Да, приходил один человек, Харченко, который фотографировал участки и зеленые (а вовсе не сухие деревья, как указано в документах госпожи Слободянкиной Е.Ю.). Тов. Харченко, осмотрев участки, сказал: "Да, земли здесь маловато для ее поликлиники". Еще как маловато! А рядом — опорная старая стена 8-10 метров высотой, отделяющая эту землю от вечерней школы N 1, которая, по словам строителей, может рухнуть. Другая сторона вопроса — экологическая. Слободянкиной Е.Ю. надо два участка. Но на одном из них, первом, растет 11 разных фруктовых деревьев: абрикосы, черешня, вишня. На втором — чуть меньше. Это фруктовый сад в самом центре города, где большая загазованность. Кстати, депутат Белик Д.А., выступая по телевидению, заявил, что ни одного дерева в центре города не разрешит рубить. А теперь, выходит, что по решению комиссий горсовета сад надо вырубить! Ради стоматологической поликлиники, которых в городе предостаточно, надо теперь лишить воздуха, света, зелени детей жителей прилегающих домов, где проживают инвалиды, ветераны, пенсионеры! Дорога-то всего шириной 5 метров будет отделять поликлинику от этих домов. Видели ли это члены комиссий, прежде чем подписать "смертный приговор" этому саду? Сомнительно. В связи с этим мы подали заявление в администрацию города о пересмотре этого серьезного, важного вопроса".

Под этим письмом подписи: Н. Шевцова, Г. Соколова, С. Сдобникова, М. Савичевка, Г. Онищенко, В. Гапеева и др. — всего 24 человека.

ВТОРЖЕНИЕ ИНОРОДНОГО ТЕЛА

А вот что пишет в редакцию Алевтина Ярославцева:

"Уважаемая редакция! Я живу в совершенно другом районе города Севастополя, нежели жители улицы Подгорной. Стараюсь по мере сил и возможностей бывать на митингах памяти первых жертв фашистской агрессии. Догадываюсь, сколько душевных сил приходится вкладывать членам клуба любителей истории и другим неравнодушным людям, которые понимают, какая происходит беда, когда общество поражают метастазы беспамятства и корыстолюбия. Разделяю тревогу севастопольцев по поводу, образно говоря, вторжения инородного тела под кодовым названием "стоматологическая поликлиника". И поддерживаю красивую и в общем-то простую идею (не нужно никаких немыслимых затрат!) создания Сквера памяти.

В маленьком городке Калужской области, где жили мои родители, до сих пор красуется светлая березовая роща, которую посадили горожане под руководством председателя райисполкома. Ставшие большими деревья не только хранят память о погибших воинах, но и свидетельствуют о красоте души мудрого городского головы, правильного человека, которого уже тоже нет на этом свете".

А вот еще письма:

"Окна моей квартиры (ул. Партизанская, 15) как раз выходят на зеленый островок улицы Нефедова (так и хочется назвать: улицы Подгорной!). Ежегодно по весне, наблюдая за распускающейся зеленью, или осенью, любуясь ярко-золотистой листвой, я и представить себе не могу, что кто-то готов вырубить эту красоту. Как врач, я знаю живительную цену этих фруктовых деревьев. В генплане нашего города подчеркивается, что экологические факторы, охрана окружающей природной среды должны играть доминирующую роль при решении вопросов развития Севастополя.

Я верю, что руководство города во имя любви к Севастополю, к людям не позволит вырубать деревья, посаженные на месте гибели первых жертв Великой Отечественной войны.

Н.М. Фефелова".

Рассказывает жительница улицы Нефедова С.И. Сдобникова:

— Нам все время звонят севастопольцы: "Боритесь, не сдавайтесь, защищайте свои права и пожелания севастопольцев. Дело ваше правое. Мы с вами и всегда вас поддержим".

Нина Ивановна Морозова возмущается тем, что вырубаются деревья, посаженные десятки лет назад, что всевозможными пристройками портятся исторические и архитектурные памятники Севастополя. Она приводит пример борьбы за свой дом: жильцам удалось противостоять натиску новоявленных застройщиков.

ЭТО ПОПРАНИЕ ВСЕГО СВЯТОГО!

Пишет А. Обольянова, ул. Флагманская, 3:

"Нет слов, чтобы выразить свое негодование по поводу действий предпринимательницы Е.Ю. Слободянкиной. Я 30 лет хожу мимо этого цветущего зеленого сада. Как может подняться рука вырубить то, что создавалось десятилетиями? Не позволяйте этого! Это варварство, бандитизм, попрание всего святого, памяти тех, кто воевал и костьми лег на нашей земле!"

Педагог Н.И. Юрченко:

"Хорошо, что общественность поднялась на защиту тихой, но исторически значимой для города улицы. Значит, севастопольцы переживают за сохранение памятных мест, на которых воспитываются их дети и крепнет патриотизм".

Группа продавцов Центрального рынка (Савичев и другие):

"Спасибо "Славе Севастополя+" за статью об улице Нефедова. Спасибо, что жители подняли вопрос об исторической памяти и о защите окружающей среды. Посмотрите, что сделали со сквером, который находится за Центральным рынком: его превратили в мусорно-пивной, захламленный свинарник. Стыдно перед приезжими".

К.Ю. Синепольская:

"Спасибо, "Слава Севастополя+"! Ваша статья трогает своей правдивостью и актуальностью. Жители Севастополя давно озабочены экологией города. Только и слышишь: люди возмущаются то одной, то другой вырубкой деревьев. Ради собственного благополучия безжалостно вырубаются деревья и кустарники, которые сажали севастопольцы в трудные послевоенные годы. Тогда наш город по числу зеленых насаждений на душу населения занимал одно из первых мест в Украине. В скверах цвели розы. А теперь даже память о погибших не останавливает корыстные руки".

Взволнованный покушением на мемориальную улицу, пришел к нам в редакцию участник боевых действий Валентин Васильевич Шумилов. С палочкой с трудом поднялся на третий этаж:

— Живу я в переулке Кирпичном, 4, почти 50 лет. Это параллельно с ул. Нефедова. Всегда бываю на встречах 22 июня. Я преподавал немецкий язык в школе N 5 с 1959-го по 1976 г. Школу снесли. Память уничтожили. Теперь снова покушаются на зеленый сад, вместо того чтобы порядок навести. У нас тоже был пустующий участок. Превратили его в свалку. Соседи возмущены. А никому и дела нет.

СКЛОНИТЕ СВОИ ГОЛОВЫ

Говорит председатель Клуба любителей истории города и Черноморского флота РФ Олег Доскато:

— Десять лет назад совместными усилиями неравнодушных севастопольцев, городских властей, командования Черноморского флота Российской Федерации был установлен памятный знак первым жертвам войны. Появилась доска с обозначением фамилий 17 из 21 погибшего в районе взрыва ми-ны. Поиск продолжается, и сегодня скорбный список еще не завершен. И, несмотря на то, что мы все дальше удаляемся от этого печального события, каждый год каждая новая встреча на Подгорной (Нефедова) дополняет и уточняет подробности трагического первого дня войны в Севастополе.

Участок, который выделен частному лицу Слободянкиной Е.Ю. под строительство стоматологической поликлиники, расположен как раз напротив домов, пострадавших 22 июня 1941 года от взрыва немецкой мины. С момента появления на карте Севастополя эта часть улицы Подгорной (ныне Нефедова) всегда была односторонней. При ее застройке, видимо, учитывались и рельеф местности ее расположение, и нахождение ярусом ниже по улице Щербака (бывшей Артиллерийской) общественно значимых зданий Греческой церкви с подворьем в дореволюционное время и появившейся перед войной на ее месте школы N 4. Да и ныне по генеральному плану развития города данная территория не подлежит застройке.

Еще до переименования этой части улицы Подгорной в Нефедова (1975 год) и до проведения на ней памятных мероприятий, связанных с гибелью людей 22 июня 1941 года, очевидец этих событий, одним из первых прибывший к месту трагедии, боец городской команды МПВО Николай Цыбульский в своих воспоминаниях, хранящихся в Севастопольском государственном городском архиве, писал: "Пройдите на Подгорную улицу со стороны школы N 4, остановитесь перед домом N 28 и вспомните жителей, убитых в первый час начала Отечественной войны". Против ряда домов на другой стороне улицы был пустырь. Сюда относили извлеченные из развалин трупы, теперь здесь скверик с зелеными насаждениями. Священна севастопольская, политая кровью земля.

___________________

Я читала письма своих земляков, слушала их горестные рассказы. А перед глазами все время стояли развалины кирхи, которые я видела на площади Дрездена. Проходя мимо, многие замедляли шаг и склоняли голову в память погибших здесь людей. Святое место, святая память…

Там это понимают. А у нас?

Другие статьи этого номера