Часовня на месте массовых расстрелов в Багреевке

По свидетельству известного русского писателя И.С. Шмелева, пережившего 1920 год в Крыму, среди погибших оказались не только солдаты и офицеры, не ушедшие с русской армией в Бизерту, но и глубокие старики — ветераны прошлых войн. Это участники Крымской войны 1853-1856 гг., русско-японской войны 1904 года, Балканских войн 1912-1913 гг., их жены и дети, представители известных дворянских фамилий, ученые, врачи, священнослужители, рабочие и крестьяне. Количество расстрелянных приготовленными так называемыми «чрезвычайными тройками» повергло в ужас всю мировую общественность и вошло в историю под названием «Красный террор в Крыму»….Субботним утром 11 ноября, спустя 86 лет после трагических событий, сюда, под Ялту, в лес на дачу "Ашик-Чам" бывшего присяжного поверенного Фролова-Багреева, прибыли различные делегации, в том числе от консульства РФ в Крыму, Севастопольской городской государственной администрации, Севастопольского Морского собрания, Украинского реестрового казачества, Ялтинского управления культуры и туризма, многочисленные представители общественности. Среди присутствующих — зарубежные гости из Америки, Франции, Аргентины и даже Новой Зеландии, предки которых были расстреляны здесь в период с 7 декабря 1920 года по 25 марта 1921-го.

Усилиями многих людей, прежде всего тех, чьи родственники лежат в братской могиле, при поддержке местных властей здесь, на месте казни, возведена часовня в честь иконы Божией Матери "Знамение" Курской-Коренной.

Для освящения этой часовни прибыл в Багреевку и митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь.

Благодаря показаниям очевидцев, родственников убитых и их потомков — Н.К. Запаращук, В.В. Читовой, Т.М. Шмелевой, А.Н. Савельева — удалось установить, что расстрелянных сбрасывали в водозаборный бассейн, размещенный на этой даче. Среди безвинно убиенных — прах княгини Н.А. Барятинской, деда, отца, сына и невестки дворян Мальцовых, председателя Ялтинского дворянского собрания Бич-Лубенского, сестры милосердия госпиталя N 10 в Ливадии княжны Н.Н. Трубецкой. Рядом с ними лежат останки 16 заступившихся за нее сослуживцев — врачей, сестер, санитарок, известного в Ялте директора мужской гимназии И.Ю. Сабин-Гуса, штабс-капитана А.П. Дзеульского, самого владельца дачи — А.Ф. Фролова-Багреева, помощника присяжного поверенного В.В. Шмелева — отца племянницы поэта М. Волошина, и многих, многих других, около 6000 человек, ставших жертвами "красного террора".

После освящения часовни владыкой Лазарем ведущий траурного мероприятия — первый заместитель Севастопольской ГГА В.П. Казарин предоставляет слово представителю зарубежной диаспоры С.Н. Мальцову, потомку родственников погибших.

Он благодарит всех тех, кто оказал помощь в сооружении часовни, и говорит о том, что 25 ноября 1920 года Реввоенсовет республики издал в Крыму приказ N 4 за подписью Бела Куна "О регистрации в трехдневный срок всех участников Белого движения, всех офицеров и солдат российской армии, всех ранее служивших в правительственных учреждениях, органах юстиции, здравоохранении, а также тех, кто приехал в Крым после октября 1917 года". Несмотря на обещанную амнистию, все они были уничтожены без суда и следствия. Пожалуй, нет ни одной семьи ни в Крыму, ни на территории бывшего СССР, ни среди эмигрантов за границей, которая бы не оплакивала предка, родственника или близкого.

Депутат АРК, первый заместитель председателя Севастопольской ГГА В.П. Казарин благодарит собравшихся за участие в траурном мероприятии. Свою солидарность в воссоздании памяти о погибших соотечественниках он выражает от имени официальных лиц — председателя Севастопольской горгосадминистрации С.В. Куницына, председателя городского совета В.В. Саратова, мэрии города Ялты, консульства РФ в Крыму, депутатов ВС АРК.

Владимир Казарин предоставляет слово председателю Севастопольского Морского собрания В.В. Стефановскому, многие годы занимающемуся историческим пластом Русской смуты начала ХХ века…

— Считаю крымскую эвакуацию-исход одной из самых драматических страниц в истории России, — говорит он. — Эта драма выражается не только в массовом уничтожении граждан своего Отечества, но, что еще более важно, уничтожении национального самосознания и веры отцов. Гражданской войны не было, — утверждает Владимир Владимирович, — а было вторжение в наше национально-культурное, православное миропонимание.

В.В. Стефановский зачитывает решение правления Севастопольского Морского собрания о награждении памятным знаком "Бизертский крест" — как символа исторической драмы — Мальцова Сергея Николаевича.

Прошедшее траурное мероприятие на месте массовых расстрелов по случаю открытия часовни в Багреевке послужит духовно-нравственному возрождению общества. Это именно то, чего так недостает нам сейчас.

Другие статьи этого номера