Вода — источник жизни?

До недавнего времени мы были уверены в том, что сможем открыть кран и из него потечет чистая прозрачная вода. Подумаешь, иногда ее отключали на несколько часов. Но потом же все-таки давали снова. И вот, как в плохом фантастическом фильме, наступил час «Ч», то есть когда и вода-то есть, но использовать ее ни в каком виде нежелательно. Потому что неизвестно, кто, когда и как вдруг превратил животворящую воду в непригодную для внутреннего употребления жидкость. Понятно, что никакого внятного ответа ни от администрации, ни от городского управления МЧС в первые же часы после случившегося добиться было невозможно. Понятно также, что рано или поздно эту ситуацию попытаются нормализовать. Но нам, общественникам-экологам, также понятно, что такая ситуация может повториться, и не единожды.Севастопольцы, наверное, не забыли еще шума, поднятого недавно в городской и республиканской прессе по поводу брошенных на произвол судьбы мешков с химикатами на территории бывшей воинской части в окрестностях с. Флотского. Но шум-то поднялся спустя много времени после обнаружения этих химикатов. А до этого они спокойно лежали под открытым небом, дожди и вешние воды смывали их прямо в почву. И лишь после того, как общественники-экологи и члены инициативной группы с. Флотского их обнаружили и возмутились бесконтрольным хранением химических соединений, наступила ответная реакция со стороны властных структур. Но кто, куда и как вывез эти химикаты, до сих пор неизвестно. Может быть, они и сейчас лежат под открытым небом, но в другом месте — подальше от глаз людских.

Нынешняя ситуация с водой была спрогнозирована нами, и, более того, мы неоднократно предупреждали и продолжаем предупреждать все полномочные властные структуры: ситуация может ухудшиться во много раз. Более того, эта ситуация запланирована. Мы активно выступали и выступаем против принятия генерального плана развития Севастополя в том виде, в котором нам его предложили разработчики. Например, не зная местных условий, не получив и не запросив в свое время полноценного компетентного заключения местных ученых, они "посадили" на наши крупные водоносные горизонты будущий вокзал на седьмом километре Балаклавского шоссе. А ведь на этой территории находится Сарандинакина балка, в верховьях которой расположен самый большой Сарандинакский водозабор. Когда-то на нем находилось 12 каптажей, в настоящее время осталось лишь 5. Пока наверху не построили поселок, вода соответствовала норме, но из-за дренажей, неконтролируемых канализационных стоков и других результатов человеческой деятельности вода стала непригодна к употреблению. Teм не менее она все же используется. В эти критические для города дни там можно было увидеть очередь за водой.

Есть у нас еще водозаборы и местные источники, которые столетиями поили Севастополь, а теперь заброшены. Микрюковский водозабор — основан в 1885 году, находится в верховьях Килен-балки. В настоящее время используется для полива на садоводческих участках. Макухинский водозабор — был открыт к использованию в 1900 году в Инкермане. Когда-то он снабжал водой Инкерман, Северную сторону, а также поселок Голландия. Зеленогорский водозабор — основан в 1887 году. Название он получил от своего месторасположения — подножие горки Зеленой. В настоящее время носит название "Гидроузел 2-А", временно закрыт из-за опять-таки некачественной воды. Раньше здесь стояло два паровых насоса, качавших воду на Исторический бульвар, откуда она самотеком спускалась в центр города. Воронцовский водозабор — располагается в верховьях Лабораторной балки, основан в 1890 г.

Это лишь некоторые из тех источников настоящей, живой воды, которые следовало бы взять под строгий контроль и оберегать. Мы неоднократно обращались в городскую госадминистрацию и к депутатам с просьбой организовать восстановление местных источников. Но в ответ, словно в насмешку над севастопольцами, принимаются планы, направленные не на сохранение, а на сокращение численности наших местных источников воды. Раньше по кольцу города было расположено более сотни колодцев с чистой водой, теперь их не наберется и десятка.

Вода, по поверьям наших предков, — умное создание природы и уходит оттуда, где ее не ценят и обижают. На первый взгляд, это звучит наивно, и тем не менее это факт. Например, после начала работ в Балаклавском рудоуправлении, то есть после систематических взрывов, вода ушла с когда-то водоносных Караньских высот в окрестностях с. Флотского. И теперь только старожилы помнят, что раньше колодец был почти в каждом дворе и огороды почти не поливались — вода была близко к поверхности. Теперь она туда приходит только по водопроводным трубам раз в неделю.

Многие из наших общественников-экологов в прошлом были или сейчас являются военными, строителями, учеными, компетентными служащими, юристами, специалистами в других отраслях. Знания о функционировании городского хозяйства у нас не поверхностные. Предложения по улучшению его функционирования мы стараемся давать конкретные и с учетом местных условий.

Руководство города должно понимать, что оно в ответе за тех, кто живет в нем. Тем более такого города, как Севастополь. Наверное, необходимо четко и правильно выстраивать не только хозяйственную, но и кадровую политику, чтобы места в администрации занимали квалифицированные специалисты, не понаслышке знакомые с нашими проблемами. Общественные экологические организации готовы сотрудничать с государственными учреждениями для пользы общего дела. Пока у нас часто получается, как в поговорке: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Гром грянул. Было бы кому креститься.

Другие статьи этого номера