Димкины «шуточки»

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.На днях, как и планировал, я выкроил из своего "временного бюджета" два часа и засел вечерком в Морской библиотеке: надо было изучить содержание "Морского сборника" за один весьма отдаленный от ХХI века год. Через полчаса работы, когда я уже заполнил первые листы блокнота ценными для моего будущего реферата цитатами, чья-то тяжелая мужская рука уверенно легла на мое плечо. Поднимаю глаза, и — полная неожиданность: надо мной склонился старинный приятель из такой уже далекой юности, однокашник по Херсонской мореходке Димарь Колодашников.

Обнялись. Вышли на лестничную площадку, чтоб спокойно поговорить. После десятиминутной пристрелки: "Что, где, когда?" я спросил Диму: "А как обстоят дела с твоими загадочными способностями?" Он усмехнулся, во взгляде его глаз (один — черный, другой — зеленоватый, кстати) явно проскользнула эдакая лукавая уверенность в чем-то таком, что иным смертным пока не по зубам…

— Давай-ка отвалим в читальный зал, — сказал Дима.

— Все о,кей, дружбан, — пророкотал он и, даже не глядя на мой раскрытый журнал, предложил, ткнув пальцем в "Морской сборник":

— А вот полистай его и на 205-й странице прочтешь название статьи — "Об измерении давления в цилиндрах орудийного компрессора", автор — академик Крылов…

Я удивленно покачал головой, стал листать "Морской сборник". А вот и 205-я страница. Все точно…

…Дима нас, зеленых курсантов мореходки, стал изумлять буквально с первых дней знакомства. Помнится, мы впервые перешагнули порог камбуза — уютной столовки на 1-м этаже училища, когда он объявил: "Ну, корешки, сейчас посмотрим, каким пловом нас тут накормят!"

Мы не обратили тогда внимания на его собирательный "плов", но когда после овощного жидковатого супа нам действительно подали желтоватую рисовую кашу с редкими кусочками говядины, я тогда отметил, что почему-то, конечно случайно, Дима попал в точку.

Но его проницательность вовсе не была делом случая, как потом выяснилось. Дмитрий Колодашников (мы его потом всегда звали Колодой) нет-нет да и вынимал из мистической колоды своего астрального видения удивительные карты. Учительницу физики он как-то на уроке весьма реально смутил, вдруг выдав такую фразу: "Я на вашем месте такие письма не держал бы дома на серванте".

Светлана Петровна, помнится, явно пришедшая на урок в заметном расстройстве духа, вдруг покраснела и, растерянно щурясь, так как резко сняла очки, чуть запинаясь, спросила: "А-а что ты имеешь в виду, Колодашников?"

Тот как-то смутно отшутился, не стал ничего конкретизировать. А тремя годами позже, на выпускном вечере, Светлана Петровна, чокаясь своим бокалом с бокалом Димы, спросила его: "Дмитрий, а вы помните свой фокус с письмом, которое я нечаянно забыла дома на серванте, торопясь на лекцию? Так вот, такое письмо действительно было, и мне очень хотелось, чтобы муж его тогда не заметил, придя со смены. Как вам удается подобное "знание"?"

Дима опять, подлец такой, все свел к шутке.

Иногда его "шуточки", кстати, выходили ему же боком. Как-то ехали мы с ним в автобусе, и вдруг он обратился к стоящей рядом миловидной девице: "Девушка, не мешало бы иногда застегивать карманы куртки", и кивнул на ее кожаный изящный регланчик.

Та досадливо передернула плечиками и отошла к другому окну салона.

Не прошло и пяти минут, как раздался ее встревоженный голосок: "Юноша, что это за шутки!" Она явно смотрела в нашу сторону. Оказывается, из верхнего кармана ее куртки пропали проездной билет и пудреница.

…В отделении милиции дежурный сержант было напустился на Диму: "Верни все добром!" Но тот упорно отрицал факт воровства и дважды повторил, что по жизни он многое видит даже "сквозь стенку".

— Вот сейчас ты у меня станешь горохом и будешь по вон той стенке скакать, — совсем было рассвирипел милиционер.

В этот момент Дима сказал: "Не верите? Давайте проверим. Хотите, я вам точно скажу, что у вас находится на столе в соседней комнате?"

Сержант оторопел. "И что же?" — чуть спокойнее и явно уже заинтересованно спросил он.

Дима помолчал. Взгляд его разноцветных глаз как-то остекленело сосредоточился на закрытой в соседнее помещение двери, и через минуту он выдал: "Слева на столе стоит горшок с кактусом. На нем — три красных цветка. В центре стола — журнал, а на нем пять ключей. Один — из бронзы".

Надо было видеть физиономию сержанта! Челюсть его, как говорится, просто отвисла на миг. Видимо, Дима все, что следует, отследил сквозь стенку "от" и "до"…

Что интересно, мой дружок юности никогда не раскрывал сути используемого им "механизма передачи информации через неосознанное восприятие" — так сейчас ученый люд характеризует необычные способности отдельных людей превращать информацию в материальную величину…

А представьте, если бы мы все обладали таким даром? Проблем в общении людей стало бы выше крыши. Ведь то, что мы говорим и знаем, не всегда соответствует истинному положению вещей…

Другие статьи этого номера