Площадь в центре Турина называется «Севастополь»

Из кабинета первого заместителя председателя Севастопольской горгосадминистрации В.П. Казарина вышел директор Музея героической обороны и освобождения Севастополя А.А. Рудометов. Александр Александрович не мог скрыть своей радости — в его руках находился необычный экспонат, которого прежде не было в экспозиции музея: головной убор берсальера, воина Сардинского корпуса, принимавшего участие в Крымской войне 1853-1856 гг. Жесткая, как каска, черная шляпа из блестящего сукна, с полями и кокардой. В центре — бляха с наименованием воинского подразделения. Самое необычное — длинные крашеные куриные перья, спадающие на плечо берсальеру. Вот такой сувенир привез из Италии и передал в музей Владимир Павлович Казарин.- Владимир Павлович, с чем была связана ваша поездка?

— В Турине, бывшей столице Сардинского королевства, прошла Международная конференция, посвященная 150-летию завершения Крымской войны. В Италии очень трепетно относятся к этому событию, потому что Сардинский корпус участвовал в Крымской (Восточной) войне на последнем ее этапе — в 1855 году. Возглавлял этот корпус известный в то время в Италии генерал-лейтенант Альфонсо Ла Мармор. Он прибыл сюда вместе с братом Алессандро Ла Мармор, который командовал одним из воинских подразделений. Для Сардинского корпуса война здесь сложилась трагически: они оставили на кладбище, которое было на горе Гасфорта, более 2200 воинов из 15-тысячного корпуса. Причем 14 человек — убитыми, 18 — умершими от ран. Всех остальных выкосила холера. Они стали жертвами эпидемии, которую завезли сюда французы из Марселя. Вот такой печальный итог случился для всего Сардинского корпуса. Характерно, что от холеры умерли многие военачальники, воевавшие против России. В числе умерших от холеры был и Алессандро Ла Мармор, учредитель корпуса берсальеров, нового воинского подразделения, которое было создано специально для поднятия духа сардинцев. Это были те самые воины, которые никогда не двигались в колонне, а всегда бегали с рожками в руках, как бы поднимая воинский дух. Сардинцы участвовали в Чернореченском сражении, и там же, близ Черной речки, Ла Мармор умер. Останки его перевезли в Турин. Кстати, памятник ему стоит на улице, которая называется "Черная" (с ударением на последнем слоге), названной в честь нашей Черной речки. А в центре Турина есть площадь, названная "Севастополь". И еще три улицы носят имена генералов, которые полегли в Крыму вместе с солдатами.

— И в Турине до сих пор остались севастопольские названия?

— Здесь чрезвычайно высоко говорят о Севастополе. Весь Сардинский корпус, возвратившийся назад, вернулся под громадным впечатлением от подвига защитников Севастополя. И это не просто так. Они ведь профессиональные военные, объездили и исходили всю Европу, где еще совсем недавно были итальянская, наполеоновская кампании, австрийские войны. Это ведь была страна, которая все время воевала, итальянцы постоянно стремились к возрождению отечества. И на них Севастополь и севастопольцы оказали такое впечатление, что они назвали свою центральную площадь "Севастополь". Здесь до сих пор говорят (и это прошло в выступлении мэра), что для туринцев примером мужества и отваги навсегда останется наш город. У них об этом пишут в книгах, учебниках. Севастополь там действительно легендарный город. И это не случайно. Нет в Турине площади "Лондон", нет площади "Париж", но есть в центре площадь "Севастополь". Кроме того, итальянцы считают, что Севастополь вдохновил их, вернувшихся назад, и показал, как надо любить свою землю. Фактически после этого и началось восстановление итальянского государства, а Турин стал первой его столицей. Туринцы неизменно говорят о примере Севастополя, о неистовой любви русских воинов к своему Отечеству, которая вдохновила их на строительство своего государства.

— Владимир Павлович, а кто был представлен на конференции?

— На ней присутствовали политические, научные, общественные деятели, историки, представители общественности, преподаватели и студенты из Италии, России, Украины, Франции, Англии, Турции. Началось все с того, что все гости собрались на официальную церемонию у монумента в честь Крымской войны. Все, как положено: речь мэра Турина, возложение венка, торжественный марш войск. Я, единственный от нашей украинской делегации, был удостоен чести выступать. Говорил о том, что из этой войны все должны извлечь уроки, потому что война, которая длилась почти три года, унесла в общей сложности более миллиона человеческих жизней. Страшные потери, к сожалению, ничему не научили Европу. Они не смогли предотвратить Первую и Вторую мировые войны ХХ столетия. И нет надежды на то, что в XXI веке мы сможем извлечь эти уроки и не будет войн ни в Европе, ни в мире. Я говорил о том, что Севастополь свято бережет память прошлого, именно защитники города в конце

XIX в. строили иностранные воинские некрополи, выражая то настроение, которое очень хорошо сформулировал Константин Симонов в своем известном стихотворении "Английское кладбище" (1938 г.): "Мы никогда не мстили мертвецам". И вот ныне в Севастополе возрождены и английский мемориал, и французский, и турецкий, и итальянский, который ныне располагается на новом месте. Севастополь как город воинской славы уважает воинскую славу других стран, а представители стран, сегодня приезжающие к нам, говорят о том, что было трагической ошибкой посылать сюда войска и участвовать в войне, которая закончилась тем, что государства стояли на тех же границах, с которых они войну начинали. Что называется, побаловались на один миллион человек и закончили ничем.

— Владимир Павлович, а какова была ответная реакция? Как местные власти реагировали на присутствие на официальных мероприятиях представителя севастопольской власти?

— Турин три месяца назад подписал соглашение о дружбе и сотрудничестве с Киевом. И мэр Турина передал со мной для нашего председателя СГГА проект договора. Мэр сказал, что на территории Украины есть еще только один город, с которым туринцы хотят иметь отношения. Это Севастополь. И мы сейчас начнем работу по подготовке договора с Турином. Если все будет нормально, через 3-4 месяца итальянская делегация прибудет сюда, и мы подпишем соглашение о сотрудничестве.

— Чем интересен для нас Турин? Какие есть точки соприкосновения, кроме военной истории?

— Это большой промышленный город с миллионным населением. Центр автомобильной промышленности всей Италии, где производят известные марки: "Фиат", "Мазерати", "Лянча"

и пр. Я думаю, что это сотрудничество будет интересным в порядке налаживания экономических отношений. Мы побывали в различных музеях, и туринцы предложили рассмотреть вопрос о передаче нашему городу экспозиции, посвященной Сардинскому корпусу. Они хотят, чтобы предметы вооружения, военного быта, обмундирования нашли отражение в панораме, посвященной событиям 1854-1855 гг. Я уже поговорил об этом с Александром Александровичем Рудометовым…

— …а я даже видела замечательный экспонат, который вы передали в музей.

— Это головной убор берсальера. Раньше берсальеры передвигались только бегом. А в период Второй мировой войны пересели на велосипеды. Мы имели возможность наблюдать это подразделение во время официальной церемонии. Итальянцы хотят вместе с другими европейскими странами обсудить с нами вопрос о строительстве мемориала памяти всех воинов, сражавшихся в Крыму, и соорудить многофигурную композицию, в которой бы было запечатлено общее стремление к миру. И вот что еще важно отметить: Турин — центр европейской цивилизации. Здесь недавно была зимняя Олимпиада. Турин — родина итальянского кинематографа. Здесь проходит гигантский кинофестиваль. Это город с мощными традициями в области образования. Мы договорились, что в нашем договоре будем предусматривать сотрудничество музеев, вузов, проведение кинофестивалей. Можно предполагать, что у нас будет обмен студентами, специалистами и многое другое. Мэр Турина, например, предлагает создать в Севастополе подлинный итальянский ресторан с итальянскими поварами и блюдами национальной кухни.

— Если я не ошибаюсь, в Турине, в Кафедральном соборе, хранится знаменитая Туринская плащаница. Вам удалось ее повидать? — Мы совершили интереснейшие экскурсии, в том числе к известной плащанице. Она прибыла в Турин через пятнадцать столетий после Христа. Турин, как и Севастополь, — древний город, ему более 2500 лет. Это римская крепость. И до сих пор с четырех сторон сохранились гигантские ворота со времен императора Августа. Кстати, интересные детали: там, в старой крепости, семь лет сидел Понтий Пилат, сосланный на границы империи в наказание за распятие Христа. Как сказал наш экскурсовод, история через века вновь свела Христа и Понтия Пилата, теперь уже на этой земле, в Турине. Со своей стороны мы предложили туринцам в ближайшее время принять от нас, российской и украинской сторон, памятник А.В. Суворову и определить место для его установки в городе. Дело в том, что именно Суворов освободил Турин во времена Наполеоновской эпопеи. Он даже пять месяцев был руководителем республики, причем очень успешным, что признал король, вернувшийся в город. И вот деталь: до сих пор в стене одного из домов сохранилось застрявшее ядро суворовской армии, туринцы берегут его уже 190 лет. Именно отсюда начался знаменитый переход Суворова через Альпы, тогда весь Турин провожал армию Суворова. Совместная делегация России и Украины обратилась со специальным письмом к руководству города, где изложила, что готова изготовить за свой счет и предоставить Турину памятник А.В. Суворову с благодарностью за почитание памяти нашего великого полководца, который вернул туринцам независимость.

— Очень интересно. Вот так протягиваются нити дружбы из Севастополя в различные города и страны.

Другие статьи этого номера