«Не корысти ради, Матушка!», или Во всем «виноват» квартирный вопрос?

ТРИ СЕСТРЫ

"Нас три сестры. Средняя болеет уже три года (у нее склероз). Живет она в частном доме, доставшемся ей по наследству. У нее есть сын, который ходит в загранплавание. Когда он ушел в рейс на девять месяцев, мы ухаживали за сестрой. Потом племянник вернулся и выгнал нас из дому, предупредив, чтобы мы больше не приходили, иначе натравит на нас свою собаку. На наши просьбы заняться лечением матери махнул рукой — мол, лечение ей все равно не поможет. Дом он поделил на две части. У себя оставил газовую плиту, газовый котел для отопления, и сестра не может себе даже чай вскипятить… В доме у сестры нет ни телевизора, ни радиоточки. Невестка ее полностью отвергает, спускает собаку с цепи, и сестра не может выйти во двор. Невестка говорит: мол, раз это ваша сестра, то и смотрите за ней сами. Вот и смотрим: готовим, стираем, ухаживаем… Все соседи возмущены таким отношением нашего племянника к своей матери. Говорят: ищите защиту. Только где ее сейчас найдешь?"

Это письмо было опубликовано в подборке читательской почты "Я вам пишу…" (см. "Славу Севастополя+" за 10 октября). И хотя в газете не были указаны ни фамилии, ни адрес, позвонившая в редакцию практически на другой день после публикации депутат Нахимовского райсовета, председатель территориального совета ветеранов Нахимовского района Мария Федоровна Крутько точно назвала все данные героев публикации.

— Аналогичные жалобы младшая сестра пишет во все инстанции, — рассказывает Мария Федоровна. — Приходила она за помощью и ко мне. Но, побывав несколько раз на месте и пообщавшись с соседями, я вынуждена констатировать, что эта женщина просто использует в корыстных целях "квартирный" вопрос. Две старшие сестры серьезно больны. Пока племянник не был женат, младшая селила их вместе в доме у средней сестры, а освободившуюся квартиру старшей сестры на лето сдавала отдыхающим. Потом племянник женился, и тетя сразу же стала оформлять опекунство над средней сестрой. Узнав об этом, мужчина прервал рейс и неожиданно вернулся в город, так что затея его тети не удалась. С тех пор они и враждуют. Мне очень жаль эту молодую семью, ведь за них, по сути, и заступиться-то некому. Невестка — педагог с 16-летним стажем — ухаживает за свекровью, без присмотра не оставляет. В доме всегда чисто, опрятно, необходимым уходом и вниманием бабушка обеспечена, находится под постоянным наблюдением врачей, и со стороны органов опеки замечаний нет. Но тяжелобольному человеку угодить непросто. И не невестка бабушку в доме запирала, а сестры-бабушки сажали молодую женщину "под замок", когда племянник был в море. Из плена ее пришлось соседям освобождать… А недавно у супругов родился ребеночек. И, по сути, это не бабушку от детей защищать надо, а детей от бабушек.

ПО ЗАМКНУТОМУ КРУГУ

В подтверждение своих слов Мария Федоровна принесла в редакцию ксерокопии заявлений задействованных в конфликте лиц, соседей, а также ответов из разных инстанций, в которые направляла жалобы младшая сестра.

"Я являюсь соседкой семьи Н., — говорится в одном из заявлений. — Проживаю в доме более 50 лет, поэтому и соседку, и ее сына знаю с малых лет. Мать воспитывала сына одна, они всегда были дружны… Примерно с 2003 года стали заметны странные изменения в поведении соседки. Но она всегда сама получала пенсию, ходила в магазин, оплачивала коммунальные услуги. После того как ее сын ушел в рейс, в доме поселилась старшая сестра соседки — еще с молодости психически больной человек. Я часто стала слышать, как она кричала не только на соседку, но и на невестку. Периодически в дом приходила младшая сестра, из разговоров с которой я поняла, что она решила сделать все, чтобы прибрать к рукам дом. Я никогда не слышала, чтобы эта женщина говорила с беспокойством о своих больных сестрах, в дом она не вкладывала ничего, появлялась только для того, чтобы собрать урожай. И сестру старшую сюда на лето селила лишь для того, чтобы ее освободившуюся квартиру сдавать отдыхающим. Она уговаривала меня свидетельствовать против соседа, но я отказалась. Потом она тайно положила мою соседку в психиатрическую клинику. Говорила, что опекунство над сестрой ей необходимо для того, чтобы унаследовать в доле с племянником дом. Младшая сестра — очень неспокойный, скандальный человек. Дружит и общается с людьми только из-за корысти. По моему глубокому убеждению, опекуном соседки может быть только ее сын, так как он в отличие от ее сестры всегда любил свою маму и заботился о ней…"

"По соседству с семьей Н. проживаю с 1978 года, — говорится в другом заявлении. — Ссор между матерью и сыном никогда не наблюдала. До 2005 года жизнь в этой семье протекала мирно и спокойно. Когда в начале года сосед ушел в рейс, в доме появилась сначала старшая сестра соседки, потом — младшая. Когда невестка соседки была на работе, мне часто приходилось слышать в доме крики. Когда я подходила к забору, то видела, как старшая из трех бабушек била палкой по окнам и пыталась взломать замок на дверях той половины дома, где жил племянник с женой. Она периодически подпирала невестке входные двери, чтобы молодая женщина не могла выйти из дома. Один раз мне даже пришлось перелазить через забор, чтобы выпустить несчастную. А однажды я увидела, как склочная и скандальная младшая сестра справляет нужду прямо под дверями половины дома, где живет племянник с женой… О том, что над соседкой хочет оформить опекунство ее младшая сестра, я узнала, когда принимала участие в установлении местонахождения моей внезапно исчезнувшей соседки. Оказалось, что младшая сестра тайно поместила ее в психиатрическую клинику. Считаю, что интересы этой женщины корыстны и алчны…"

Из ответа начальника УМВД Украины в г. Севастополе, присланного по жалобе младшей сестры, следовало, что "в ходе проверки фактов нарушения содержания собаки во дворе дома не выявлено… По факту препятствования пользования природным газом выяснилось, что половина домовладения, где проживает гражданка Н., не газифицирована, однако в пользовании кухней, расположенной во второй половине дома, где имеется природный газ, ей никто не препятствует…"

Второй год длится конфликт. Хочется верить, что окончательную точку в этом затянувшемся споре между родственниками поставит ответ председателя совета опеки и попечительства Нахимовской райгосадминистрации Л. Дмитриева.

"На вашу жалобу по поводу недобросовестного исполнения опекунских обязанностей вашим племянником сообщаем, что 9 июня 2006 года специалистами УТ и СЗН проведено обследование на дому, — говорится в документе. — Опекун и его жена находились дома, по нашей просьбе предоставили возможность посетить больную Н. Комната, в которой она проживает, была убрана, форточки комнаты открыты, постель чистая. Сама больная опрятно одета, находится под наблюдением врачей, все рекомендации которых исполняются, уход осуществляется, никаких нарушений не выявлено.

Гражданка Н. действительно тяжело болеет психическим заболеванием, к невестке обращалась по имени Вова, а как звать сына, вспомнить не могла. Отношение к больной сдержанное, снисходительное, уход тяжелый в связи с тем, что больная не может контролировать свои поступки, естественные потребности, которые справляет непроизвольно, во дворе прогуливается в присутствии невестки или сына.

Совет опеки и попечительства по поводу проведывания вами больной сестры просит решить возникшие семейные разногласия с племянником-опекуном".

…Что еще можно добавить к вышесказанному? Говорят, во времена императрицы Екатерины обращающиеся к ней за помощью вельможи обязательно добавляли к просьбе заветную фразу: "Не корысти ради, Матушка!" Вот если бы и в наше неспокойное время пишущие во всевозможные инстанции граждане отстаивали не личные интересы, а исключительно нужды близких им людей, толка от таких обращений было бы намного больше. А сэкономленные подобным образом время и средства можно было бы использовать во благо тех, кто действительно нуждается в помощи и защите.

Другие статьи этого номера